[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Антон Самитов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 18, "likes": 21, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Антон Самитов
4 641

Мнение: эротические игры предлагают женской аудитории играть роль жертвы

В статье для портала Игры@Mail.ru журналист Константин Говорун рассказал об особенностях, характерных для таких нишевых игр для девушек — японского производства и не только.

Поделиться

В избранное

В избранном

В тексте автор пытается понять, что из себя представляет и как удовлетворяется спрос девушек (а конкретно — девушек-гиков) на эротическую продукцию на игровом рынке. И приходит к выводу, что, если ознакомиться с «интерактивными новеллами» из Японии, даже ограничившись сюжетами о гетеросексуальных главных героинях, темы в них можно обнаружить крайне специфические.

Если заходить сразу с козырей и попробовать хентайные отоме-игры (то есть, «с эротикой» и «для девочек»), можно очень сильно расстроиться. Дело в том, что большая их часть содержит сцены изнасилования главной героини в контексте «это по любви, ничего страшного».

Константин Говорун, журналист

Говорун приводит несколько примеров, на которых разница между играми такого рода для мужской и женской аудитории становится более очевидной. И заключается она, как ни странно, в отсутствии альтернатив. «Мужские» эротические игры также наполнены самыми различными сексуальными перверсиями, но при этом для игрока это не единственный вариант.

К сожалению, в играх для девочек грязюка — не опция, а норма. И если в «Красной шапочке» от антропоморфных зверей логично ожидать разного, то в другой популярной новелле, Under the Moon, даже если вы пытаетесь встречаться с самым милым мальчиком, выбираете невинные ответы и, в общем, отыгрываете роль «чистая настоящая любовь», то в итоге в промежутке между поцелуями и созерцанием сакуры это солнышко все равно вас жестко изнасилует. А потом скажет, что любит, и вы его немедленно простите.

Константин Говорун, журналист

​Выясняя, откуда берётся подобная зацикленность на тематиках, считающихся «нездоровыми», автор проводит параллели с женской эротической (и не совсем) литературой. И, наконец, рассказывает о западных аналогах эротических «интерактивных новелл» для iOS и Android, и устройстве их монетизации, мало чем отличающихся от вымогательских практик других мобильных игр. Получается так, что они и требуют денег «за секс и унижения», о которых говорится в заголовке статьи Говоруна.

​Скилл не нужен вовсе. Однако стоит вам остаться наедине с красивым парнем на скрипучем диване, раздетой до лифчика, и услышать вопрос: «Ты хочешь, чтобы я продолжал?», как за ответ «Да, прошу, не останавливайся» попросят заплатить эквивалент 150 рублей.

Константин Говорун, ​журналист

#мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться