[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Андрей Верещагин", "author_type": "self", "tags": ["\u0433\u0435\u0439\u043c\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d"], "comments": 3, "likes": 20, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "10410", "is_wide": "" }
Андрей Верещагин
873
Gamedev

Гражданская наука и «игры познания»

Как видеоигры могут помочь науке.

Поделиться

В избранное

В избранном

Геймдизайнер Санди Чен (Sande Chen) в блоге на сайте Gamasutra порассуждала о том, как геймеры могут повлиять на научные исследования и как этому способствуют научные институты.

В понедельник, 21 августа 2017 года жители США могли наблюдать полное солнечное затмение впервые с 1979 года. Из-за того, что это редкое явление, американцы не смогут увидеть его снова до 2024 года.

Сотни людей покупали специальные очки, чтобы наблюдать за затмением, но некоторые, называющие себя «гражданскими учёными», оказывали помощь в проведении научных исследований специализированным организациям, отправляя данные об изменении температуры NASA или записывая изменения в поведении животных с помощью приложений вроде iNaturalist. Любители создали огромное количество видеозаписей явления, снятые с использованием метода замедленной киносъёмки. Совместными усилиями профессиональных учёных и публики было собрано много данных о солнечном затмении.

Гражданская наука, предполагающая участие добровольцев в проведении научных исследований — не новая практика. Сообщества гражданских учёных составляют звёздные карты, считают бабочек, наблюдают за птицами и коралловыми рифами. Но могут ли геймеры стать частью этого коммьюнити, собирая научные данные, играя в игры? Доцент Карен Шриер (Karen Schrier), основатель программы игр и новых медиа в Колледже Марист задаётся этим вопросом в своей книге «Игры познания».

FoldIt — это головоломка о протеине, пожалуй самый известный пример такой игры. Результаты пользователей привели к научным открытиям и улучшению алгоритмов ИИ. Да, оказывается, что люди лучше компьютеров решают некоторые типы задач, особенно те, которые требуют интуиции и культурного багажа.

В прошлом, у меня был интересный опыт создания игры, которая собирала бы данные об ожирении и здоровье в целом. Проект, который начинался с фокуса на игрофикацию, трансформировался в ARG Lmeria. Она позволила собрать данные для создания «умной одежды».

Однако Шриер считает, что игры способны не только собирать данные, но и повышать «знание». Именно поэтому она использует термин «игры познания» вместо «игры гражданской науки». Данные должны быть конкретизированы, анализированы и интерпретированы. Игры вроде Happy Moths и Galaxy Zoo, которые крутятся вокруг классификации и категоризации изображений, предоставляют информацию для исследований. Но FoldIt и эксперименты, такие как симулятор буллинга SchoolLife показывают, как интуиция, присутствующая в мыслительном процессе человека, может быть использована для улучшения алгоритмов и поведенческих моделей.

На данный момент существует три подхода к созданию игр познания.

Игрофикация. В проектах, вроде Happy Moths, пользователи получают очки, выполняя определённые задания. Характерные черты игрофикации на лицо: таблицы лидеров, значки. Больший фокус сделан на элементах игр, чем на самом геймплее.

Разделение. В некоторых играх, например в Reverse the Odds, сам геймплей не даёт пользователю каких-то знаний. Вместо этого, игроки классифицируют раковые клетки, чтобы получить эликсиры, помогающие в дальнейшем.

Интеграция. В таких играх как FoldIt сам процесс становится источником знания. Здесь в распоряжении пользователей оказываются те же инструменты, что и у настоящих учёных, но это не главное. Шриер добавляет, что не все игры хорошо интегрируют в свой геймплей функцию получения знаний.

#геймдизайн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться