[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440","darksouls","\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434"], "comments": 263, "likes": 33, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10631", "is_wide": "" }
Артём Слободчиков
13 469

Почему Dark Souls нужен низкий уровень сложности

Мнение по поводу непростой геймдизайнерской дилеммы.

Поделиться

В избранное

В избранном

Геймдизайнер Станислав Костюк из киевского подразделения Ubisoft (Trials Fusion, Trials of the Blood Dragon) в своём блоге дал ответ на вопрос, который после долгих обсуждений в индустрии теперь относится скорее к категории философских — стоит ли добавлять в хардкорные игры упрощённый режим, и если да, то зачем.

Что такое игра? Игра — это набор правил и механик, заключённых в контекст, который формируют визуальные элементы, звук, нарратив и прочее. Цель игры — дать игроку возможность пережить некий опыт. Например, Assassin’s Creed позволяет почувствовать себя ловким убийцей, который после ликвидации цели скрывается в толпе. А Journey рассказывает об изменениях, которые переживает путник во время путешествия.

Цель Dark Souls — вызывать удовлетворение от преодоления чрезвычайно сложных препятствий. При этом стоит помнить, что сложность — вещь относительная. Технически сложность это разница между уровнем навыка, необходимым для решения проблемы, и тем, на что способен игрок.

Само препятствие не обязательно должно проверять скорость реакции человека. Оно может быть стратегическим, как в Civilization, или логическим, как в играх-головоломках. Чем сильнее разрыв между необходимым уровнем навыка и, собственно, навыком игрока, тем сложнее проблема.

Однако игрок учится. Спустя некоторое время те же самые препятствия для него перестанут быть сложными. Поэтому в играх и существует несколько уровней сложности — чтобы в них могли играть люди с разным уровнем навыка. При этом человек, достаточно освоивший механики игры, всегда может переключиться на более высокую сложность.

Многие думают, что смена уровня сложности связана только с изменением переменных вроде здоровья игрока и урона, который наносят враги. Однако эти методы даже в экшенах работают не всегда, хотя и подходят для игр вроде Call of Duty. Там смена уровней сложности работает именно так, потому что не вредит общей цели игры — дать человеку возможность почувствовать себя солдатом в пылу сражения.

Человек, который никогда не играл в Call of Duty, запустит её на самом низком уровне сложности и получит удовольствие от игры. Затем, когда выйдет следующая часть франшизы, он уже будет лучше подготовлен, и пройдёт её на более высокой сложности.

Но игры не ограничиваются шутерами. Что, если речь идёт о квестах. Тут сложность можно повышать за счёт увеличения количества контента. Например, в Curse of the Monkey Island есть режим Mega Monkey, где для достижения целей нужно решать гораздо больше головоломок, чем обычно. Тут важно ещё раз подчеркнуть: повышенный уровень сложности должен предоставлять игроку те же впечатления, что и обычный, но с поправкой на его навык.

Curse of the Monkey Island

В The Last of Us есть одна интересная деталь: от уровня сложности зависит не только урон, который наносят враги, но и их поведение — ИИ «умнеет» или «глупеет». При этом даже на самой низкой сложности определённые типы противников убивают протагониста с одного удара, потому что одна из целей игры — заставить игрока бояться заражённых.

Поскольку Dark Souls целиком и полностью построена на преодолении сложных препятствий, понятно, почему фанаты серии в штыки воспринимают предложения ввести дополнительные уровни сложности. И они правы: если просто поменять переменные, отвечающие за урон и здоровье, это будет уже не Dark Souls.

Furi хорошо демонстрирует эту ошибку. Вся игра состоит из сложных битв с боссами: нужно изучать их движения и повышать свой навык, чтобы вовремя уворачиваться от их атак. Однако в игре есть низкий уровень сложности под названием «Променад», и он сделан неправильно. Игрок не только начинает наносить боссам больше урона — пропадают целые стадии поединков. То есть на низком уровне сложности невозможно научиться тому, что поможет при прохождении схваток на обычном.

Furi

Разработчикам стоило вместо этого изменить тайминги атак боссов — сделать так, чтобы игроку было проще на них реагировать. Возможно, повысить здоровье игрока. Пользователь научится сражаться с врагами и будет лучше подготовлен к усложнённым схваткам.

Обратно к Dark Souls. Фанаты боятся, что на лёгком уровне сложности игроки будут наносить врагам больше урона и, соответственно, препятствия будут не такими сложными, а впечатления от игры — совсем другими. Но почему бы не пойти по пути, предложенному для Furi: поменять тайминги? Так неопытным игрокам будет проще понять врагов, но не победить.

Кроме того, можно сделать так, чтобы после смерти игрок терял не все накопленные души, а, скажем, 25 процентов. Смерть останется таким же важным элементом игры, но станет менее критичной, что позволит человеку учиться. В результате получится режим, который опытным игрокам действительно покажется слишком лёгким. Однако новичкам будет проще начать играть, а впечатления от процесса у них будут те же.

Но зачем Dark Souls низкий уровень сложности? Всё просто: так игра станет доступнее. Есть много людей, которым нравится концепция Dark Souls, но сложность игры слишком высока, чтобы они могли в неё играть. С появлением низкого уровня сложности фанатская база игры станет больше, что хорошо и для разработчиков, и для сообщества. Именно поэтому у Dark Souls и других хардкорных игр должен быть такой режим.

#мнения #разбор #darksouls #золотойфонд

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться