[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0435\u0433\u0443\u0449\u0438\u0439\u043f\u043e\u043b\u0435\u0437\u0432\u0438\u044e","\u0433\u0440\u0430\u0444\u0438\u043a\u0430"], "comments": 30, "likes": 69, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11667" }
Вадим Елистратов
15 136

Как авторы «Бегущего по лезвию 2049» сняли возвращение одного из героев

Материал строго не рекомендуется читать до просмотра.

Поделиться

В избранное

В избранном

Один из самых мощных и неожиданных моментов «Бегущего по лезвию 2049» — это возвращение на экраны героини Рэйчел в том же облике, в котором зрители увидели её в 1982 году.

Сыгравшей её актрисе Шон Янг уже 57 лет, поэтому, чтобы показать репликанта, авторы фильма прибегли к передовой компьютерной графике.

Шон Янг в фильме 1982 года

Как рассказал специалист по спецэффектам Джон Нельсон, работавший над картиной, он ожидал, что для него эта часть фильма станет самой сложной. И он не ошибся.

Вместе с Харрисоном Фордом в эпизоде сыграла британская актриса Лорен Пета. Её причёску и внешний вид попытались сделать максимально близкими к оригиналу, а на лицо нанесли маркеры, чтобы заменить его графикой.

На площадке в этот день присутствовала и сама Шон Янг, а также её сын, трудившийся на фильме в роли ассистента. Работа над эпизодом проходила в обстановке абсолютной секретности.

По словам Нельсона, за время создания цифровой копии актрисы он стал экспертом по женской косметике, так как одной из главных особенностей героини Янг был именно макияж.

Чтобы добиться необходимого результата, Дени Вильнёву пришлось поставить сцену дважды — сначала с дублёршей, а затем — с цифровой версией Янг.

Больше всего Нельсон гордится проработкой волос. Обычно компьютерные причёски выглядят слишком идеальными. Чтобы избежать этого эффекта, авторы фильма нарисовали множество торчащих из основной конструкции волосков.

Сессии захвата движений проводили в Будапеште. По словам Нельсона, в мире «всего пара мест», где motion capture можно осуществлять с такой точностью. Причём захватывались и движения Янг, и движения её дублёрши, чтобы добиться усреднённого результата.

Схожие технологии недавно использовались в «Изгое-один» и ряде других фильмов, однако компьютерные актёры там выглядели менее реалистично. На руку авторам второго «Бегущего» сыграло и чувство меры: в той самой сцене большую часть времени показывают лицо Харрисона Форда, а одну из двух своих фраз Рэйчел вообще произносит за кадром.

#бегущийполезвию #графика

Статьи по теме
«Бегущий по лезвию 2049» потерял лидерство по сборам в США во второй уик-энд проката
Вопросы, которые оставил после себя «Бегущий по лезвию 2049»
Из-под дождя в туман: обзор фильма «Бегущий по лезвию 2049»
Создатели «Изгоя-один» рассказали историю появления в фильме компьютерного гранд-моффа Таркина
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться