[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Редакция DTF", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 13, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "119", "is_wide": "1" }
Редакция DTF
4 219
Gamedev

Евангелист Epic Games о том, почему компания раздает инди-играм по $50 тысяч и не просит ничего взамен

Несколько дней назад компания Epic Games, разрабатывающая движок Unreal Engine и подарившая нам такие хиты как Gears of War, Unreal Tournament, объявила о создании фонда объемом $5 млн с целью профинансировать проекты, которые создаются на UE. Молодые разработчики могут претендовать на сумму от $5 тысяч до $50 тысяч.

Редакция рубрики «Рынок игр» связалась с евангелистом Epic Games в Восточной Европе Алексеем Савченко и задала несколько вопросов об инициативе компании.

Сергей Бабаев: Давай сразу о деле. Epic планирует следить за судьбой и развитием проектов уже после финансирования, или речь только лишь про «дать денег толковым парням — они сам разберутся»?

Алексей Савченко: Ну, на самом деле, вообще весь смысл Unreal Dev Grants в том, чтобы содействовать развитию как индивидуальных разработчиков, так и сложившихся команд, разрабатывающих на Unreal Engine 4. Очень многим на самом деле не нужно настойчивое менторство, у них вполне себе есть сложившиеся планы о том, как провести краудфандинговую кампанию, или может быть, заказать какой-то качественный контент для существующего прототипа или что-либо еще. Все, что им нужно для того, чтобы осуществлять свои планы, — это небольшая финансовая поддержка, которую мы и предлагаем.

С другой стороны, если у кого-то есть клевый прототип и этот кто-то просит помочь ему советом, опытом, связями, промо игры, мы это и так давно делаем. Известная же история: обращаются разработчики с интересной игрой, мы даём записи в блогах, упоминаем у себя на Facebook, в Twitter и в прочих каналах. То есть тут всё скорее зависит от желания разработчика.

Окей, тогда вопрос про деньги. $50 тысяч — это максимум, или возможны исключения? 

Вообще, стандартные условия от $5 до $50 тысяч, но, наверное, в процессе развития всей этой темы возможны какие-то исключения. Мы тоже сейчас смотрим и пробуем многое. Изначально планы таковы: уложиться с запуском этой программы в год. Но вот к примеру, немного неожиданно, но у нас за первые два дня уже было 150 заявок, и мы сможем номинировать пару первых игр прямо на GDC.

А на кого вы всё-таки нацелены в первую очередь? Просто если прикинуть, что $50 тысяч — это потолок, то аудитория заведомо ограничена небольшими разработчиками. Студии человек из 20-30 такие деньги не повредят, конечно, но и погоды большой не сделают. Вы смотрите именно в сторону инди, или это не так?

Это напрашивающийся вывод, но мы не ограничиваем здесь никого, и если из существующих студий будут приходить интересные заявки, мы будем их рассматривать точно так же. Опять же, есть, например, у существующей студии клевый прототип, для которого им нужны те же $50 тысяч, чтобы вывести его на следующую стадию развития и начать показывать издателям.

Тут еще хочется добавить, что вся инициатива — это не конкурс. Заявки не соревнуются друг с другом, рассматриваются отдельно, можно подавать заявки повторно, дорабатывая их. У всех есть их шансы, и они равны.

Это хорошо, но пока не очень понятно, что получит сам Epic, кроме развития сообщества, конечно. Или это заведомо безвозмездные вложения?

Ну, тут вопрос с намеком на уловки, но их же нет на самом деле. Нет никаких возвратов, права остаются полностью за авторами и так далее.

Мы достигли своих успехов во многом благодаря комьюнити. Последний год был весьма хорош. Теперь мы даем комьюнити больше возможностей делать на нашей технологии крутые игры. Чем больше эти парни, девчонки, команды и компании будут успешны, тем более успешны будем мы в итоге.

Есть причины обратиться именно к вам, а не, скажем, к грантам Microsoft, посевному фонду или частному инвестору?

Почему бы студии не обратиться к нам, а потом — куда угодно дальше? Мы вообще никак не ограничиваем участников программы. Они могут развить игру с помощью нашего гранта, потом пойти на Kickstarter, а потом найти для дальнейшего развития инвестора. Мы будем только рады.

Окей, в таком ключе понятно. Наверняка на территории СНГ найдутся ребята, которые делают что-нибудь крутое на Unreal Engine. Скажи, им есть, к кому обратиться? Сам понимаешь, «написать в большую корпорацию» — уже большой шаг, многие бессознательно откладывают его на «этап получше». Тебе, например, можно написать, рассказать о своем проекте?  

Вообще, все достаточно просто и открыто, и если у читателей возникнут какие-то вопросы, пусть пишут сразу мне, я постараюсь ответить. Единственное, что с определенной задержкой, потому как сейчас в главном офисе мы готовим следующие большие анонсы на GDС.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться