[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Николай Чумаков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 10, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev" }
1 907
Gamedev

Как в Белоруссии готовят специалистов игровой индустрии: интервью с преподавателем и студентами БГУИР

Руководитель проектной группы компании «Мелсофт» и преподаватель специальности «Информационные системы и технологии (в игровой индустрии)» в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники Роман Сердюков рассказал DTF о том, как готовят местных специалистов игровой индустрии.

Также на вопросы редакции ответили студенты университета Кирилл Рожковский и Михаил Свинцицкий, которые рассказали о любимых играх, выборе профессии и планах на будущее.

Поделиться

В избранное

В избранном

Как вы думаете, зачем понадобилась отдельная специальность «Информационные системы и технологии (в игровой индустрии)»? Для белорусского геймдева не хватает обычных программистов и геймдизайнеров?

В нашей стране геймдизайнеров в ВУЗах не готовят. Есть, конечно, специализированные курсы, но у них задача немного другая. Некоторые скажут, что это и не нужно, специалист такого плана — штучный товар. Однако рынок развивается, индустрия развлечений, в том числе и игровой сегмент, растет с впечатляющей скоростью. Растет потребность в людях, которые знают, разбираются и умеют делать компьютерные игры. Сейчас хороший геймдизайнер — на вес золота, и компании это понимают.

БГУИР — уникальный вуз, в котором стараются идти в ногу со временем, в нем постоянно открываются новые направления, которые нужны современному рынку. Эта специальность — не исключение. Университет вышел с инициативой и нашел поддержку в игровых компаниях.

Какие знания отличают работника игровой индустрии, какие языки программирования нужны в первую очередь?

В игровой разработке очень много ролей, которым нет аналогов в других сферах, — геймдизайнеры, дизайнеры уровней, специалисты по монетизации, сценаристы и так далее. Но при этом, если вы уже работали в продуктовой компании и разрабатывали софт, то этого багажа, скорее всего, хватит, чтобы прийти в игровую индустрию. Но нужно готовиться к тому, что будет много нового. Придется погрузиться в незнакомую, довольно специфическую сферу и учиться.

Если говорить о программировании, то на 90% все одинаковое. Разница минимальна, и кардинально менять профиль не придется. Если брать «Мелсофт», то понадобится знание С++ или С#, для разработки сервера — Python.

Специалист, работающий в игровой индустрии, должен быть хорошим психологом, чтобы понимать поведение игроков. Для этого нужно пробовать различные виды игр и понимать механики геймификации.

Немаловажным фактором также является умение работать в команде и способность не только слушать, но и слышать других. И наконец, обязательно наличие широкого кругозора. Нужно следить за трендами, читать, искать новую информацию, развиваться. Большой объем знаний из разных сфер поможет с полуслова понять любого специалиста в команде.

Преподавание в БГУИР стало вашим первым преподавательским опытом? Если да, как, нравится?

Это не первый мой опыт. Более десяти лет я преподавал в БГУИРе на другой специальности.

На парах можно играть в «Веселую ферму»?

Да, на занятиях можно (и нужно) играть. Но это не развлечение, а учеба. Студенты играют, чтобы разобраться, в том, как работают механики геймплея. Они задают много вопросов, и для них все открывается в новом ракурсе.

Скриншот из игры «Веселая ферма»

Каким должен быть специалист на момент выпуска?

Мы готовим специалиста, который будет уметь программировать, а также придумывать игры. Хорошая ли это комбинация? Думаю, да. Хотя не исключаю, что профессия геймдизайнера хорошо сочетается, допустим, с образованием психолога. В БГУИР программа разработана таким образом, что студенты получат все необходимые знания для разработки игры — от придумывания идеи до публикации в онлайн-магазине.

БГУИР готовит инженерную специальность. Мы хотим, чтобы на выходе выпускник умел программировать и знал все нюансы разработки игр с точки зрения наполнения. Не кода, а именно контента. Мы даем ему такие знания, которые помогут понять весь цикл разработки.

Студенты факультета учат статистику, так как без этого геймдизайнеру нельзя. Он должен понимать, как собирать и обрабатывать данные, которые генерируются во время игры. Выпускник — это программист со знаниями, которые на какой-то одной специальности получить невозможно. Это и экономика, и психология, и многие другие дисциплины.

Не стоит забывать, что университет — это только фундамент, основа. Многое зависит от стремлений самих ребят профессионально расти.

Знания, полученные в рамках этой специальности, помогут им выбрать и занять место в игровой индустрии и не только.

Такое нередко было и в «Мелсофт». Человек пришел на позицию QA-инженера, приобщился к разработке игр, а потом из него получился, например, художник. Изначально у него был определенный талант, но не было портфолио. Человек раскрылся в полевых условиях.

Как бы вы оценили тех студентов, которые пришли на ваши пары, у них горят глаза? Заметны ли те, кого можно взять на работу?

Отличные ребята с горящими глазами. Им все интересно. А ведь мне, как преподавателю со стажем, есть с чем сравнивать.

Возможно, дело в первом наборе, но я надеюсь, что и дальше эта специальность будет притягивать мотивированных ребят, желающих разобраться, как делать игры.

Будущие профессионалы заметны сразу. У них живой ум, они думают, спрашивают, предлагают. Несмотря на то, что специальность новая и многим незнакомая, выпускники найдут свое место.

Может ли новая специальность стать кузницей кадров для «Мелсофт» и Wargaming?

Конечно. Обе компании очень заинтересованы в таких специалистах. Уже этим летом в «Мелсофт» проходят практику два студента специальности «Информационные системы и технологии (в игровой индустрии)».

Как вам кажется, рынок игр будет продолжать расти, сейчас его рост становится быстрее или уже замедляется, какое направление игр и платформ сейчас считается самым прибыльным?

Рынок, безусловно, будет набирать обороты. Пользовательская база растет за счет интернета, увеличения количества смартфонов, планшетов, приставок и ПК. В 2015 году весь игровой рынок увеличился на 15% и составил порядка 70 миллиардов долларов. Самым быстрорастущим и перспективным является мобильное направление, его объем на текущий момент оценивается в 30 миллиардов долларов, и рост из года в год составляет 25%. Конечно, в какой-то момент наступит насыщение и рост замедлится (когда-нибудь у каждого жителя планеты будет по смартфону), но в ближайшие несколько лет тенденция сохранится.

Какая ваша любимая компьютерная игра?

Кирилл Рожковский: Это один из тех вопросов, когда мозг немного отключается. Скажу сразу, что их много. Если говорить о тех играх, которые произвели на меня большое впечатление, то это Dishonored, CS:GO, Bioshock и The Witcher 3. Сейчас жду выхода новых частей.

Михаил Свинцицкий: Люблю Fallout 4.

Почему вы решили учиться именно на этой специальности?

К.Р.: Я просто люблю игры. В период определения приоритетов и сопоставления их с тем, что мне нравится, это был лучший вариант. Игры, программирование, лучший ВУЗ страны. Что тут думать? Хотя определенное волнение присутствовало, так как знал, что могу не пройти по баллам из-за своей подготовки. Однако отказываться от таких перспектив не по мне. Сейчас учусь на геймдизайнера.

М.С.: Мне всегда было интересно что-то создавать, придумывать, рисовать. Примерно в 10 классе решил, что все это смогу найти в профессии геймдизайнера. Поэтому, когда встал вопрос о выборе вуза и специальности, у меня не было сомнений.

Родители спокойно отнеслись к тому, что вы решили связать жизнь с «игрушками»?

К.Р.: Да, они меня поддержали и отнеслись с пониманием. Я четко дал понять, что этот выбор окончательный. Вообще, мои родители достаточно неоднозначно относятся к индустрии игровых развлечений. Я хочу показать им, что это не только «бесполезное прожигание времени». Это другой мир. Можно развиваться, сидя за компьютером. Один только киберспорт чего стоит.

М.С.: Родители спокойно отнеслись к моему выбору.

Где хотите работать, когда закончите учебу? В большой компании или начинающем проекте? На какую зарплату рассчитываете?

К.Р.: Стараюсь мыслить позитивно. Я считаю, что, заставив себя приложить достаточные усилия и набравшись необходимого опыта, смогу продолжить свой путь в геймдеве. Буду рад попробовать себя в различных ролях, если это поможет мне лучше понять принцип работы самой индустрии.

У меня нет жестких предпочтений по поводу работы в компании, будь она «матерой акулой бизнеса» или же командой «горячо настроенных стахановцев», которые все свое время отдают проектам. Да, в небольшом коллективе проще сработаться со всеми, чем быть маленьким винтиком в огромной системе. Однако в крупной компании дела идут спокойнее. Везде есть свои плюсы и минусы.

М.С.: Когда я закончу учебу, скорее всего, первое время буду работать в «большой компании» и набираться опыта. Потом планирую собрать команду и заняться собственным проектом.

Что из первого года учебы в вузе показалось вам самым полезным? Что было самым сложным?

К.Р.: Сейчас тяжело ответить на этот вопрос — прошло слишком мало времени. Однако не могу не отметить: проучившись год, у меня не осталось сомнений, что я хочу этим заниматься. Самоопределение дало мне толчок развиваться самому, а не в обязательном порядке посещать занятия в университете, чтобы получать зачеты и сдавать экзамены.

Самым сложным в плане учебы для меня стал курс высшей математики. Не стану объяснять почему, мне кажется, что многие меня поймут. А полезнее всего пришлись профильные предметы: индустрия компьютерных игр, разработка игровых концепций и все, что связано с программированием.

М.С.: Самое полезное, чему меня научили, — это основы программирования и принципы создания игр. Многое из этого мне пригодилось на стажировке. Сложно было только первое время, когда я много чего не понимал.

Чем вы занимаетесь на стажировке? Почему пошли именно в «Мелсофт?»

К.Р: В самом начале стажировки мне было поручено полностью разобраться в проекте. Выдали оборудование, и все завертелось: полное прохождение игры, заваливание кучей вопросов сотрудников, тестирование, сбор статистики, внедрение предложений по улучшению игрового процесса, анализ отзывов игроков и так далее.

Стажировка — это уникальная возможность пообщаться со всеми работниками, узнать тонкости их профессии, как создается игра, и какой вклад они вносят в развитие компании

В «Мелсофт» попал по предложению нашего преподавателя, который по совместительству является работником компании. Я сразу согласился! Это ли не означало, что результат любви к «игрушкам» есть?

М.С.: Некоторое время я работал в службе поддержки, отвечал на письма пользователей. Потом помогал геймдизайнерам: собирал статистику, разрабатывал один из игровых уровней. Сейчас занимаюсь тестированием игр. В «Мелсофт» попал по рекомендации преподавателя.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться