[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","eveonline"], "comments": 31, "likes": 114, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12264" }
Дмитрий Мучкин
14 778

Смерть как работа: трудности содержания единственного кладбища в EVE Online

Рассказ первого кладбищенского смотрителя в мире EVE.

Поделиться

В избранное

В избранном

В EVE Online можно почти всё: устраивать войны из-за мемов, мошенничать, заключать других игроков в рабство, двигать вперёд науку. Находятся даже люди, посвящающие время сбору трупов, только одни выстраивают на этом бизнес, а другие — безвозмездно складывают останки на импровизированном кладбище.

Игрок Азия Бурджи (Azia Burgi), уже несколько лет заведующая единственным кладбищем в EVE, рассказала порталу PC Gamer о своей работе.

Начало

Азия признаётся, что сама не знает, зачем начала собирать трупы. В ранние годы EVE Online разработчики разместили в системе Кор Азор (Kor Azor) объект, похожий на церковь. Азия подумала, что было бы логично, если бы рядом с церковью разместилось кладбище.

Так она начала подбирать останки случайных игроков, встреченные в космосе, и оставлять их в Кор Азоре. Через некоторое время CCP — разработчик игры — изменила длительность хранения объектов в открытом космосе, и Азии пришлось переместить кладбище в систему Молеа (Molea).

Несколько друзей из крупных альянсов пожертвовали ей найденные ими трупы, и вскоре о её работе узнали тысячи игроков. Как вспоминает Азия, она «внезапно стала человеком, который собирает трупы».

Кладбище в 2009 году

В EVE Online нет могил как таковых, так что Азии приходится экспериментировать — она помещает трупы в контейнеры, названные в честь почившего, и оставляет в космосе недалеко от своей звёздной базы (starbase).

Азия не получает за это деньги, да и ценности в останках нет — когда персонаж в EVE умирает, его сознание переносится в полностью идентичного клона, оставляя предыдущую оболочку плавать в пространстве. Тем не менее, Азия продолжает свою работу.

Со временем кладбище разрослось, у него появился сайт и база данных захоронений. На данный момент там находится 1746 могил, но в трюмах у Азии лежит ещё 25 тысяч трупов, которые предстоит «похоронить».

Осквернение

В один момент Азия решила рассказать о своей работе на форумах игры. Это заинтересовало игроков, и вскоре «молейское кладбище» стало одной из главных достопримечательностей EVE. К сожалению, это привлекло внимание не только миролюбивых туристов.

В 2008 году альянс Goonswarm запустил событие Jihadswarm: пилоты альянса нападали на беззащитных рудокопов и устраивали набеги на популярные места игрового мира. Одной из их целей стало молейское кладбище.

В EVE объекты, находящиеся в открытом космосе, исчезают через несколько дней. Единственный способ этого избежать — расположить их рядом со звёздной базой.

Я поступила в университет и пару недель ждала, пока мне подключат интернет. Они использовали это время, чтобы атаковать. В один момент мне пришло письмо от друга, в котором было написано, что Goonswarm объявил нам войну. Я не могла ничего сделать.

Азия Бурджи
смотритель молейского кладбища

Пилоты Goonswarm разрушили базу, украли и осквернили сотни могил. Лидер альянса выпустил официальное заявление, в котором объяснил свои действия борьбой за религиозные убеждения. На деле, конечно, это была всего лишь попытка уничтожить труды одного человека.

Когда Goonswarm атаковал во второй раз, Азия была готова. С несколькими друзьями она защитила кладбище от врагов. Станцию снова разрушили, но большую часть могил удалось спасти.

Будущее

В последнее время Азия играет в EVE гораздо меньше, и забота о кладбище перешла к её помощнице Линаре Фэйрин (Linara Faerin). За прошедшие годы кладбище стало не только местом захоронения виртуальных персонажей, но и мемориалом, в котором игроки оставляют пустые канистры в память о реальных людях, ушедших из жизни.

Думаю, кто-то услышал о кладбище и подумал: «Почему бы не оставлять здесь вещи в память о реальных людях?» Мы совсем не против этого, пока никто не воюет и все ведут себя подобающе.

Линара Фэйрин
смотритель молейского кладбища

Несмотря на спокойствие, которое царит на молейском кладбище, есть вероятность, что скоро захоронения исчезнут: не так давно CCP Games представила новый тип звёздных баз, который рано или поздно заменит все существующие.

Журналист PC Gamer спросил у комьюнити-менеджера CCP Пола Элзи (Paul Elsy), стоит ли Азии и Линаре опасаться, что их труды пропадут.

Мы придумаем, как сохранить кладбище. Истории игроков — огромная часть нарратива игры, и мы сделаем всё, чтобы сберечь наследие наших пользователей. Мы обратимся к смотрителям кладбища, чтобы найти решение, которое устроит всех.

Пол Элзи
комьюнити-менеджер CCP Games

#истории #eveonline

Статьи по теме
Вредные советы: как стать хорошим аферистом в EVE Online
Космические гробовщики
В EVE Online началась война из-за мемов про аниме
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться