[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Антон Самитов", "author_type": "self", "tags": ["vampyr"], "comments": 21, "likes": 33, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "12308" }
Антон Самитов
2 518
Gamedev

Создатели Vampyr: «В игровой индустрии есть правило: если ты не вырастешь, тебя съедят»

Разработчики ролевого экшена из Dontnod и глава Focus Home рассказали о работе над игрой и конкуренции с ААА-релизами.

Поделиться

В избранное

В избранном

После того, как Life Is Strange разошлась тиражом в более чем три миллиона копий, французская студия Dontnod смогла вернуться к работе над игрой о вампирах, которую задумала ещё задолго до эпизодического приключения.

Vampyr — наверное, самый крупный проект студии, в разработке которого занято почти 80 человек (по сравнению с 50-60, трудившимися над предыдущим релизом). По словам нарративного директора студии, Стефана Буверже (Stéphane Beauverger), тягаться с самыми крупными играми на рынке французы не собираются.

ААА-игры стали очень странной штукой. В моём понимании, это означает многомиллионный бюджет, и мы не занимаемся ничем подобным. Соперничать с ААА нельзя.

Можно лишь постараться создать хорошую игру, цельную, с сильным повествованием, хорошей боевой системой и геймплеем. Тогда можно надеяться, что, когда игрок отложит в сторону контроллер, то скажет «Ого, это было настоящее приключение».

Есть в игровой индустрии правило: если ты не вырастешь, то либо погибнешь, либо тебя съедят. Пока твои проекты имеют успех, ты сможешь делать новые игры. Они будут всё дороже и амбициозней, и процесс это очень медленный.

Стефан Буверже
нарративный директор Dontnod

Буверже также говорит, что успех не повлиял на творческий подход Dontnod. Он уверен, что забивать голову мыслями о том, как люди примут твою новую работу, лишь помешает делу.

Нужно верить своему сердцу и инстинктам. Нужно действовать так, как чувствуешь, ведь твоя задача — заставить самих игроков почувствовать что-то. Чтобы их привлёк тот неоднозначный мир, полный оттенков серого, который ты создаёшь.

Стефан Буверже
нарративный директор Dontnod

Эта самая неоднозначность будет одной из важнейших частей Vampyr, говорит разработчик. Вся игра построена вокруг темы дуализма — именно поэтому в студии и хотели сделать главного героя вампиром.

Вампир — одно из немногих существ, которые отдают себе отчёт в том, кто они и кем они были раньше. У них две стороны, и это мне показалось самым интересным с точки зрения повествования в игре.

Ведь всякие зомби, гули, оборотни — большую часть времени безмозглые звери.

Стефан Буверже
нарративный директор Dontnod

На ту же тему будет работать и сеттинг игры — Лондон начала двадцатого века, во время эпидемии испанского гриппа, после завершения Первой мировой войны.

[Этот период] очень интересен, потому что открыта теория Дарвина, теория эволюции, и наука начинает вытеснять религиозные верования и предубеждения.

И главный герой Vampyr, Джонатан Рид, близок к науке. Он врач, он верит в прогресс, но когда становится вампиром, то весь его мир переворачивается. Ему придётся понять, по каким правилам работает этот мир. Поэтому мы и выбрали именно эту эру.

Стефан Буверже
нарративный директор Dontnod

Седрик Лагарриг (Cédric Lagarrigue), гендиректор издательства Focus Home, с которым работает Dontnod, согласен, что Vampyr — не ААА-игра. Однако он уверен, что она находится в числе тех, что заполняют нишу между инди и блокбастерами.

Людям необходимы такие игры, считает он. И ролевой экшен вполне может стать на рынке «приятным сюрпризом», ведь ближе к релизу весной 2018-го к игре будет всё больше интереса, подогревать который издатели собираются в том числе целой серией видео о создании Vampyr.

Но Лагарриг не загадывает, и говорит, что миллион проданных копий уже будет настоящим успехом.

Делать прогнозы о новых IP всегда трудно. У игры уже есть преимущество в виде крупного бюджета, больше, чем у многих независимых игр, но это не блокбастер, на который бы потратили около 50 миллионов евро.

Учитывая наши вложения, успехом будет тираж в миллион проданных копий. Но для того, чтобы [Vampyr] окупилась, нужно в два раза меньше.

Седрик Лагарриг
генеральный директор Focus Home Interactive

Глава издательства также сообщил, что никаких DLC для грядущей игры Dontnod не запланировано. И, если игра будет успешной, то в компании скорее задумаются над сиквелом, для которого в студии «уже есть несколько идей».

У Vampyr пока что нет точной даты релиза. Ранее экшен-RPG собирались выпустить в ноябре 2017-го, однако перенесли на весну следующего года.

#vampyr

Статьи по теме
Vampyr отложили на весну 2018 года
Трейлер Vampyr, приуроченный к E3
Представители студии Dontnod рассказали о «новой Life is Strange»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться