[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александр Асланов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "1658" }
Александр Асланов
9 399

Outlast и еще 6 самых страшных игр с хэллоуинской распродажи Steam

На хэллоуинской распродаже в Steam, стартовавшей вечером 28 октября, в общей сложности 69 игр. Есть среди них как культовые, проверенные временем вещи вроде Vampire: The Masquerade — Bloodlines и S.T.A.L.K.E.R.: Call of Pripyat, так и свежие независимые проекты.

Мы подобрали семь самых страшных игр, которые можно купить с 28 октября по 1 ноября со скидками. И все они — отличные примеры того, как нужно пугать в видеоиграх.

Поделиться

В избранное

В избранном

SOMA

В последней игре студии Frictional Games, авторов знаменитых Amnesia и Penumbra, во главу угла ставятся не скримеры (здесь их вообще нет), а чувство безысходности и одиночества. Главный герой обнаруживает себя на заброшенной подводной станции: в совершенно чуждом, непонятном мире. Здесь практически не осталось живых людей — только извращенные технологиями опасные твари.

Как и в других играх студии, в SOMA не получится дать отпор монстрам — можно лишь убежать. Но это и не надо, ведь главное здесь — повествование и ваши личные ощущения. Страшно становится не от самой ситуации, а от осознания ее и своих собственных поступков. Frictional Games копают гораздо глубже, чем многие: прямо к истокам человеческой жизни и смыслу существования. И пугает в первую очередь не картинка экране, а то, что происходит в этот момент в вашей голове.

Dead Space 2

После Dead Space космонавтом становиться совсем не хочется. Ужас, который переживает игрок на заброшенной станции в первой части, и инопланетном мегаполисе — во второй, обращает фантазии о глубоком космосе в ночные кошмары.

Игра очень жестокая, но в то же время она не концентрируется на одной лишь резне (которой действительно много) — есть здесь место и для психологического ужаса. Главный герой игры, инженер Айзек Кларк, безумен, но только так можно выжить в мире, населенном отвратительными некроморфами. А еще это тот редкий случай, когда высокобюджетный хоррор оказался действительно страшным и по-хорошему шокирующим.

Layers of Fear

Layers of Fear практически целиком работает на одной хоррор-механике. Здесь, конечно, есть многие атрибуты жанра (вроде скримеров), но главное — это игры с реальностью. Все самое страшное обычно происходит за вашей спиной, а пространство изменяется по щелчку пальца. Layers of Fear — кошмар эскаписта. Если вы время от времени воображаете, что все вокруг не реально, то получите от игры впечатления, помноженные на два.

Главный герой возвращается в свой викторианский особняк, чтобы дописать труд всей жизни — картину, которая докажет всем его гениальность. Но вместо того, чтобы найти вдохновение, он теряет остатки разума.

Формально Layers of Fear — хоррор, но на деле — неожиданный симулятор шизофрении. Вы увидите мир глазами обреченного психопата, который постепенно теряет связь с реальностью. А потерять рассудок— по-настоящему страшно.

Darkest Dungeon

Строго говоря, Darkest Dungeon — это в первую очередь хардкорная тактическая ролевая игра, а не хоррор. Но она бросает игрока в ледяной пот и доводит до паники не хуже любой другой игры из списка.

Вам предстоит управлять отрядом наемников, которые согласились отправиться в окрестности некоего проклятого замка. О своем решении они пожалеют моментально: все здесь пропитано первобытным лавкрафтовским ужасом и смертью. Омерзительные твари, темные коридоры и голод будут сводить героев с ума. Пережив слишком сильный стресс, они начнут впадать в истерику, звереть или вовсе искать истину на дне бутылки. В какой-то момент вы обнаружите, что ваши бойцы из воинов света превратились в шайку сумасшедших и больных убийц.

Беспощадность, с которой Darkest Dungeon обращается с игроком, отлично дополняет атмосферу гниющего мира. Проходить ее тяжело, а потерять целый отряд из-за одной ошибки — проще простого. И это постоянно держит в напряжении.

Dying Light: The Following — Enhanced Edition

Лучшая кооперативная игра 2015 года, согласно Global Game Awards. Несмотря на заезженность темы, Dying Light — отличный симулятор выживания в мире зомби-апокалипсиса. Вам предстоит исследовать город, наполненный живыми мертвецами, скакать по крышам домов и выживать изо всей силы. Лучше это делать, конечно, в компании. Днем игра вполне жизнерадостна, но вот с наступлением ночи все меняется: на улицу выходят особо опасные и быстрые твари, а главный герой превращается в беспомощную жертву.

Dying Light — своеобразная смесь Dead Island от той же студии и симулятора паркура Mirror’s Edge, что делает ее действительно уникальной. Ну и жутко страшной, конечно.

Outlast

Все, что творится в Outlast, можно описать одним словом — безумие. Пожалуй, это самая больная и извращенная игра, которую в принципе можно найти в Steam. В роли журналиста Майлза Апшера вам предстоит проникнуть в психбольницу, на обитателях которой ставили жуткие эксперименты. Именно они — причина, по которой фанаты Outlast плохо спят по ночам. Полные психопаты.

У главного героя всего два помощника. Первый — видеокамера с режимом ночного видения, благодаря которой он может ориентироваться в темноте и вовремя замечать притаившихся врагов. Второй — окружение: поскольку Майлз слишком слаб, чтобы сражаться, он может лишь убегать и прятаться в шкафах да под кроватями. Outlast грамотно использует популярный нынче прием из кино: камера усиливает эффект присутствия и делает игру по-настоящему страшной. Продолжение намечено на первый квартал 2017 года.

The Evil Within

Синдзи Миками, автор знаменитой серии Resident Evil, сделал то, что лучше всего умеет. The Evil Within — по-хорошему старомодный и хардкорный боевик, по механике сильно напоминающий Resident Evil 4. Некоторые идеи Миками даже переносит из одной своей игры в другую практически без изменений. Есть и прямые заимствования из других произведений — Silent Hill 2, например. И вот что удивительно: заимствования совершенно не воспринимаются как плагиат.

Все дело в мастерстве повествования. На протяжении всего действия The Evil Within искусно играет с вашим разумом и регулярно меняет отношение к себе. Только вы начинаете понимать, что происходит, как где-то щелкает переключатель, и все переворачивается с ног на голову. Чтобы сложить пазл целиком — нужно постоянно копать и домысливать. И если все пойдет как надо, то в конце вы получите вау-эффект: The Evil Within закончится на экране и продолжится уже внутри вашей головы.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться