[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция DTF", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "170" }
Редакция DTF
9 372
Gamedev

Если бы не World of Warcraft, я бы не создал миллиардную компанию – генеральный директор Glassdoor

Основатель и генеральный директор кадровой компании Glassdoor Роберт Хохман рассказал изданию Business Insider о том, как ежедневная игра в World of Warcraft подтолкнула его к созданию своей компании, которая сейчас стоит около $1 млрд.

В 2006 году Хохман покинул трэвел-компанию Hotwire, где занимал позицию директора. Он решил взять годовой отпуск и не работать — чтобы привести мысли в порядок, хорошо отдохнуть и наиграться в любимую компьютерную игру. Целыми днями Роберт Хохман играл в World of Warcraft — отвлекаясь только на то, чтобы отвезти детей в школу.

Спустя год Хохман достиг высшего уровня в игре, побил все возможные рекорды и решил, что ему найти себе новое занятие — которому он мог бы отдаться с такой же страстью, как компьютерным играм. Тогда Хохман решил основать собственный стартап.

Буквально на следующий день после того, как я достиг максимального уровня в World of Warcraft, я основал Glassdoor.

Роль сообщества

По словам генерального директора Glassdoor, год игры в World of Warcraft помог ему понять, компанию какого типа он хотел бы создать. Она должна была бы стать неким глобальным сообществом.

«Играя в World of Warcraft, я познакомился с игровым сообществом — и даже стал его частью. Каждое утро я просыпался и был счастлив, что могу снова видеть членов свой гильдии. Никогда до этого я не чувствовал себя частью интернет-коммьюнити», — признаётся Хохман изданию Business Insider.

Как отмечает Хохман, игровому онлайн-сообществу присущ ряд черт, которыми не обладают реальные группы людей. Например, в реальном мире люди вокруг живут в соответствии со временем — есть определённый участок в сутках, когда всё вокруг затихает, встречи проводятся в одно время, обед — в другое.

В интернете подобной системы не существует — там, по словам Хохмана, жизнь кипит в любое время суток, а общие механизмы поведения пользователей устанавливаются не временем — потому что все игроки родом из разных стран и часовых поясов.

Хохман говорит, что сам он с удовольствием стал бы профессиональным геймером — но, к сожалению, в 2006 году это было не так престижно, как сейчас.

Генеральный директор Glassdoor добавляет, что у него есть два сына — оба они хорошо играют в StarCraft и надеются в будущем стать именно геймерами. Хохман говорит, что если они всё-таки выберут такой путь, он их поддержит. Предприниматель считает, что StarCraft сродни суперскоростным шахматам — здесь тоже нужно просчитывать стратегию наперёд, только в разы быстрее.

История появления Glassdoor

Свою карьеру Хохман начал в Microsoft в возрасте 22 лет. Предприниматель признаётся, что когда он рассказывает об этом сыновьям, они не проявляют энтузиазма — хотя отец и объясняет им, что в 1993 году Microsoft была как современные Google и Facebook. Компания семь лет назад вышла на IPO, её акции росли, ранние сотрудники быстро стали миллионерами — и каждый, кто устраивался в корпорацию, мог не волноваться за собственное будущее.

В Microsoft Роберт Хохман попал в команду, которая вела разработку Expedia — внутреннего трэвел-сервиса компании. Позже, уже после того, как Microsoft вышла из проекта, он стал публичной компанией — и превратился в популярный сервис бронирования отелей и перелётов.

Сервис купила корпорация IAC — и Хохман вместе с остальной командой перешёл в новую компанию. Позже IAC решила выйти из ряда своих проектов — в том числе, Expedia и Hotwire, — а Роберт Хохман получил приглашение на должность директора в Hotwire.

К моменту ухода из Hotwire предприниматель в общей сложности проработал в Microsoft, Expedia и Hotwire десять лет — и, по его собственным словам, успел заработать столько, чтобы позволить себе на год «отойти от дел» и заняться тем, что ему нравится.

Хохман говорит, что он всегда хотел возглавлять собственную компанию — с тех пор, как в 16 лет прочёл книгу о Стиве Джобсе.

Мне понравилась сама идея создания чего-то стоящего из ничего.

В день, когда Роберт Хохман достиг максимального уровня в World of Warcraft, у него состоялся разговор с давним знакомым и бывшим генеральным директором Expedia Ричардом Бартоном. Бартон основал собственный стартап Zillow. Он же подсказал Хохману идею для будущего сервиса: за разговором он упомянул, что пока не существует ничего похожего на Yelp для работодателей — места, где работники могли бы оставлять отзывы о компаниях, в которых они работают.

Как отмечает Хохман, самым большим страхом, с которым он столкнулся, стал страх того, что компании негативно отреагируют на появление сайта, где пользователи могут открыто обсуждать условия работы, зарплаты и так далее.

На начальном этапе проекту нужно было получить хоть какие-то отзывы, чтобы запуститься. Тогда предприниматель решил опросить всех своих знакомых и поручил команде сделать то же самое. За откровенность участники получали шанс выиграть новый iPod.

За бесплатный новый гаджет люди готовы рассказать вам что угодно о своей прошлой работе.

Хохман был не один в своём начинании — в качестве сооснователей к нему присоединились Ричард Бартон, в разговоре с которым и родилась идея, и Тим Бессе — также бывший сотрудник Expedia.

Самой сложной задачей для стартаперов, как отмечает Хохман, стал поиск бизнес-модели. Как оказалось, рекрутеры были не прочь заплатить Glassdoor за качественно таргетированную рекламу. Пользователю, который хотел бы получить работу в той или иной компании, предлагали просмотреть открытые в ней вакансии. «Довольно эффективная стратегия», — говорит предприниматель.

Роберт Хохман признаётся: понимание того, что стартап станет действительно успешным, пришло к нему тогда, когда он получил первое письмо от генерального директора компании, который хотел оспорить свой низкий рейтинг на сайте — он его не устраивал. Хохман отказал. Теперь он получает такие письма постоянно.

Вы удивитесь, узнав, сколько директоров компаний с первых позиций престижного рейтинга Fortune 500 регулярно пишут мне, пытаясь доказать, что оценка необъективна — так как не совпадает с их «внутренними ощущениями». Приходится каждому объяснять, что у нас есть собственные алгоритмы.

Сейчас общий объём привлечённых Glassdoor инвестиций составляет $160 млн, а оценка компании достигла $1 млрд. Аудитория сайта — более 36 тысяч компаний, 30 миллионов пользователей и 2100 платящих клиентов (в том числе около трети компаний из списка Fortune 500). В штате Glassdoor более 450 сотрудников.

Роберт Хохман, по его собственным словам, всё ещё хранит у себя кружку World of Warcraft, которую выиграл во время годового отпуска — в своём кабинете в собственной компании.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться