[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция DTF", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 23, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "202" }
Редакция DTF
14 089
Gamedev

Создатели квеструмов из России разработали командную игру для шлемов Oculus Rift

Российская компания Lostroom, занимающаяся созданием квест-комнат, разработала сетевую игру, которая полностью проходит в виртуальной реальности.

ЦП пообщался с креативным директором компании Антоном Зайцевым о новой игре, квестах с элементами виртуальной реальности и перспективах сетевых игр в шлемах Oculus Rift.

«Как только в 2012 году появился первый DevKIT Oculus Rift, мы его заказали и стали щупать виртуальную среду, и уже в мае 2014 года запустили первый в мире эскейп-рум, половина действия в котором проходит в виртуальной реальности», — рассказывает креативный директор компании Lostroom Антон Зайцев. В «Киберпанке» игрокам нужно кооперироваться, совершая действия в физической и виртуальной реальностях одновременно. Проект квеста с элементами виртуальной реальности, в который команда инвестировала миллион рублей, окупился за полгода.

Следующим шагом стало создание сетевой игры на четырех человек, в которой действие проходит полностью в виртуальной реальности. Крупные компании не торопятся делать игры под Oculus Rift. Играть в игры AAA-класса в шлеме не слишком комфортно, а инди-разработчики не сделают виртуальную реальность массовым явлением, считает команда Lostroom: «Создатели Alien Isolation даже скрыли возможность прохождения ужастика в шлеме».

Поэтому разработкой игры занялись самостоятельно. «В течение года мы не прекращали искать, что работает в виртуальной реальности хорошо. Опытным путем, проходя путь игрока, мы понимали, что именно сделает игру интересной с точки зрения действий», — рассказывает Зайцев.

Сюжет игры по большей части получился линейный, основные вехи зависят от действий игроков. «Почти как у Telltale Games, — поясняет Зайцев. — За час игры команде предстоит сплотиться, разделиться и вновь объединиться, чтобы принять важное решение, от которого зависит судьба всего человечества».

Мы считаем, что делать стрелялки с зомби — не наш путь. Мы хотим дать игрокам опыт коллективного взаимодействия с виртуальной реальностью. Не для того ли Facebook покупал Oculus, чтобы мы могли делать в виртуальной реальности что-то вместе?

Степень свободы игрока возрастает от сцены к сцене: вначале участники могут только нажимать кнопки, в конце — свободно летать в невесомости и взаимодействовать с предметами. Разработчики свели к нулю неконтролируемое перемещение в пространстве и добавили дополнительный контроль над телом при помощи рук — в результате вестибулярный аппарат игрока спокоен.

Мы выжали из Leap Motion максимум, и в нашей игре можно перемещать предметы, жечь «пламенем» из рук, использовать виртуальную клавиатуру и совершать другие манипуляции.

Игра командная — ряд задач нужно будет решить, скооперировавшись и координируя действия друг друга: «Речь не только о манипуляциях с предметами. Общение в виртуальной реальности — такой же инструмент, как и руки. О совместных решениях еще нужно будет договориться, ведь опыт каждого игрока немного отличается от других членов его команды, и у каждого может возникнуть свое мнение, что же делать дальше», — рассказывает Зайцев.

Шлемы виртуальной реальности в России есть только у тех, кто заказал первый или второй DevKIT — то есть у разработчиков и предпринимателей, поясняет Зайцев. Поэтому пока Lostroom намерена устраивать платные сеансы для желающих. «Когда очки виртуальной реальности будут в каждом доме, каждый сможет сыграть в такую игру, подключившись из любой точки мира», — считает креативный директор Lostroom.

Зайцев также проводит параллель с зарёй развития компьютерных игр, когда многие посещали компьютерные клубы не только потому, что дома не было техники, но и для того, чтобы иметь возможность играть совместно с друзьями:

В клубах было интереснее всего играть в командные игры, и мы именно этот опыт и хотим предоставить. Сделать место, где вы можете соприкоснуться с новой технологией вместе с друзьями, и чтобы было весело.

Команда Lostroom считает, что виртуальная реальность будет двигаться за счет общения, игр и «взрослого» контента. Поэтому компания сделала ставку именно на общение игроков и их социальное взаимодействие. В частности, в виртуальном квесте участники совместно влияют на сюжет игры, принимая решения по отдельности и как команда.

Думаю, пройдет 5-10 лет, и Oculus заменит нам клавиатуру, мышь и монитор, а потом будет становиться легче и легче, пока не превратится в Google Glass.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться