[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Николай Чумаков", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u043d\u0430\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430"], "comments": 25, "likes": 27, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
6 403
Gamedev

Как «налог на Google» отразится на игровой индустрии

1 января 2017 года начнёт действовать закон о так называемом «налоге на Google». Он вводит НДС для зарубежных компаний, которые распространяют контент через интернет для российских пользователей.

Игровой эксперт, пожелавший остаться неназванным, написал колонку для DTF о том, как в новом году изменится наша индустрия.

Поделиться

В избранное

В избранном

Мирное существование иностранных IT компаний в Российской Федерации закончилось 15 июня 2016 года. В окончательном чтении Госдума в этот день приняла закон, обязывающий иностранные ИТ-компании платить налоги с продажи контента в России.

Станет ли это трагедией для иностранных предпринимателей? Будет ли проще российским компаниям? Как следует действовать дальше? Ляжет ли налог на пользователей?

НДС на IAP

Не подлежат налогообложению (освобождается от налогообложения): исключительные права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы,программы для электронных вычислительных машин, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также права на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора

cтатья 149 Налогового кодекса РФ

То есть, принимая лицензионное соглашение, и при этом покупая какое-либо ПО или игру, продающая компания не выплачивает государству налог на добавленную стоимость.

Однако так же сложилось, что на бесплатные игры в России такая практика исторически не распространяется. Как мы понимаем, считается, что лицензионный договор при загрузке бесплатной программы не заключается (однако и здесь бывают исключения).

По этой причине IAP в рамках бесплатных в России всегда облагались НДС, хотя, теоретически, и не должны были.

Однако и на это есть веская причина:

Услуги по организации игрового процесса путем предоставления возможности использования дополнительного функционала игры за дополнительную плату не подлежат освобождению от налогообложения НДС и их реализация облагается НДС по ставке 18% в общеустановленном порядке

Федеральная Налоговая служба, в деле об обращении Mail.ru Group

Таким образом, российские компании уже платили НДС на продажу дополнительного игрового функционала и программное обеспечение.

«Налог на Google»

С принятием этого закона НДС придется оплачивать и иностранным компаниям. Если говорить более точно, то все зарубежные организации (Valve, Riot Games, Blizzard, Electronic Arts, Apple, Sony, Microsoft и многие другие), оказывающие услуги в электронной форме российским гражданам (живущим на территории РФ; пользующимся банковским картами банков РФ; имеющим российский сетевой адрес покупателя; российский телефонный номер) обязаны выплачивать налог на добавленную стоимость.

Соответственно, если иностранные организации осуществляют свою деятельность без представительства на территории РФ, они обязаны встать на учет в ФНС России и платить налог. Если представительство в России есть, оно выступает в качестве налогового агента, обязанность по уплате налога ложится на них.

Сейчас в профессиональном сообществе спорят о необходимости и пользе законопроекта. Одна сторона считает, что «налог на Google» нужен и уравнивает права российских и иностранных компаний, другая — называет его принятие IT-феодализмом.

Больше всего возмущаются разработчики игр, которым необходимо платить «налог на Google» дважды, если они издают свои продукты на Steam или других зарубежных площадках. То есть сначала это делает площадка в России, а потом компания-разработчик, когда получает свои деньги на российское юридическое лицо.

Мнения представителей российских IT-компаний или заинтересованных лиц

Сергей Орловский, президент Nival

Надо понимать, что почти большая часть разработчиков издаются через западные платформы, типа App Store, Google Play или Steam. Просто потому, что других нет.

Российский рынок и так уже сократился в два раза в долларах, когда упал рубль. Если к этому добавить еще и НДС, то будет уже почти в три раза. Очевидно, что большинство разработчиков еще больше потеряют к нему интерес. При том, что многие научились работать на западных рынках. Поэтому будет меньше игр для российского рынка, вырастут цены, все как обычно.

Дмитрий Мариничев, российский интернет-омбудсмен

Мы с вами будем больше платить. Не будет платить НДС Google, ему все равно. Он будет просто добавлять 18% к стоимости продукта, и это будет сказываться только на конечном потребителе, на гражданах РФ.

Кстати, следует отметить, что аналогичное налогообложение существует в Европейском Союзе с 2015 года. Ранее, компании могли избегать уплаты этого налога, располагая офисы в тех странах ЕС, где такой налог не взимался и таким образом вести более выгодный бизнес и легально уходить от этого вида платежей.

Все изменилось с января 2015 года, когда НДС стал взиматься, основываясь не на стране базирования компании, а на стране, в которой она продает свои услуги. Учитывая тот факт, что развитие IT в Российской Федерации не шло такими быстрыми темпами, но во многом догоняло Европу, было логичным предположить, что введение аналогичного НДС для компаний, продающих услуги в России, является лишь делом времени.

Официальное мнение советника президента России по интернету Германа Клименко, о том, как будут вести себя игроки рынка в условиях нового налогообложения:

Честно говоря, я думаю, что не следует ожидать никакой реакции от компаний. Во-первых, у нас абсолютная волатильность в паре «рубль-доллар», и эти 18% бесконечно бегают туда-сюда. Сами продавцы толком не знают, что им делать.

Во-вторых, рынок сейчас достаточно конкурентный. И если зарубежные игроки захотят получить прибыль за счёт потребителя и просто поднять цены, они тут же проиграют нашим игрокам. Ясно, что какие-то колебания возможны, но они будут происходить в рамках того, что сейчас происходит с долларом. То он 68, то он 63, и не очень понятно, что будет с ним завтра

советник президента РФ по интернету, Герман Клименко

Однако, учитывая тот факт, что если курс доллара в приобретении внутриигрового имущества стабилен, как, например, у компании Wargaming, введение НДС почувствуется более явно, чем у компаний, ориентирующихся на рыночный курс доллара.

Поэтому рисков для конечного потребителя я не вижу. Пока наш условный Google, то есть зарубежные компании, которые у нас не платят НДС, платят этот НДС во всём мире. По сути, мы оставались последней страной, не взимающей НДС с продаж медиаконтента.

Так что у компаний уже выработана позиция относительно налогов. Ценник выровнен, и, соответственно, при необходимости платить налог, скорее всего, конечные цены останутся теми же. Поднятие цен будет означать проигрыш в продажах, а это никому не нужно

советник президента РФ по интернету, Герман Клименко

Следует отметить очевидный факт: изменения в большей мере затронут те компании, которые были ориентированы на российский рынок, и доля которого составляет значительную часть всей прибыли. Очевидно, что введение налога не останется бесследным для всем известных «Танков» (World of Tanks), российская аудитория которых составляет более 30 миллионов игроков.

Как отразится принятие законопроекта на развитии индустрии

Антон Юдинцев, основатель Gaijin Entertainment

Понятно, что в любом случае, возросшая в последнее время налоговая нагрузка на цифровые услуги замедлит развитие ИТ рынка

Олег Самбикин, основатель Syncopate

Введение НДС, скорее всего, не пройдет незамеченным для аудитории игроков, все иностранные компании и крупные международные проекты просто поднимут цену на 18% от выручки... Как ни странно, от нового налога пострадают не только потребители, паблишеры и разработчики софта, но и рекламные площадки. Варьируя на грани эффективности, иностранные паблишеры будут вынуждены снизить ставки при покупке рекламного инвентаря

Неизвестна пока позиция самых крупный IT-гигантов, таких как Apple или Google. Что сделают они — заплатят налог, как они делают это в европейских странах, или будут действовать другими методами — вопрос открытый.

На сегодняшний день существующее настроение на рынке достаточно неоднозначное, ведь в рамках экономической нестабильности региона, если переложить уплату налога на плечи клиентов — можно существенно проиграть, потеряв конечных потребителей, а заплатив налог самому — просесть в выручке. Но, с другой стороны — потеря выручки в краткосрочной перспективе, ведь бизнес можно развивать и дальше, увеличивая прибыль. А можно ли в будущем вернуть преданность игроков, уже испытавших негативные эмоции и ставших нелояльными по отношению к бренду?

Простым пользователям остается только ждать и надеяться, что решение крупных игроков индустрии будет опираться на клиентоориентированность, а не на желание заработать.

#аналитика

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться