[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Николай Чумаков", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 1, "likes": 13, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
1 699

Первая часть Red Faction выйдет в Германии впервые с 2001 года

Почему правительство Германии разрешило выпустить оригинальную Red Faction только в 2016 году.

Поделиться

В избранное

В избранном

18 октября 2016 года Федеральный департамент по медиаресурсам, вредным для молодежи принял решение разрешить продажу и рекламу шутера Red Faction на территории Германии. Издатель THQ выпустил проект в 2001 году по всему миру, кроме этой страны, и он стал настоящей классикой шутеров благодаря разрушаемому окружению и истории о революции на Марсе.

Спустя 15 лет представители компании и сотрудники департамента рассказали о том, почему проект не вышел на немецкий рынок.

Департамент рассмотрел Red Faction в 2003 году и принял решение не выпускать игру в Германии из-за сцен насилия.

вице-президент Федерального департамента, Петра Мейер

Тогда THQ переделали Red Faction. Они убрали следы крови, анимацию смерти врагов от огнемёта, часть звуковых эффектов, а также сделали так, чтобы трупы противников исчезали через несколько секунд. Издатель также обратил внимание на то, что действия шутера происходят в будущем, что позволяет игрокам дистанцироваться от происходящего.

Несмотря на это, Федеральный департамент отказал издателю. Он положительно отреагировал на проделанную работу по минимизации насилия, но заявил, что «не сможет выпустить игру, в которой настолько детализировано показаны убийства людей или человекоподобных существ». Сотрудники даже предоставили конкретные примеры: например, в одной из сцен игрок должен застрелить безоружного человека, чтобы получить карту доступа и пройти дальше.

В Red Faction размыта граница между добром и злом. Принципиально добрый главный герой Паркер должен стать убийцей, чтобы достичь цели.

заявление Федерального департамента

Маркетинговый директор THQ Nordic Филипп Брок говорит, что в то время разрешение на выход в Германии получали игры, в которых нельзя убивать всех подряд. По этой причине в стране можно было купить многие стелс-шутеры. Однако компания не ощутила серьезных последствий от запрета. Многие игроки знали о Red Faction и заказывали игру в онлайн-магазинах Великобритании или Франции.

По закону, издатель может потребовать пересмотреть решение Федерального департамента спустя 10 лет. Если сотрудники органа считают, что игра больше не наносит вред несовершеннолетним, её допускают к продаже.

Представители THQ Nordic поступили немного иначе: они обратились в немецкую юридическую фирму и выстроили линию защиты на том основании, что шутер 2001 года уже не такой натуралистичный, как раньше. Представители издательства указали, что из-за уровня современной графики, сцены насилия в Red Faction выглядят скорее нелепо.

Наша цель — заботиться об играх в нашем портфолио. И я бы сказал, Red Faction — это ключевой бренд, поэтому было необходимо разобраться в этой ситуации.

маркетинговый директор THQ Nordic, Филипп Брок

Федеральный департамент пересмотрел дело и дал положительный ответ. Сотрудники органа признали — сцены насилия в игре больше не наносят вред детям или подросткам. Теперь THQ Nordic намерена выпустить переиздание оригинальной Red Faction для Playstation 4 в рамках возвращения классики с консоли PS2.

С 1953 года в Германии действует закон о «Добровольном самоконтроле для мультимедийных сервис-провайдеров», выполнение которого регулируется Федеральным департаментом по медиаресурсам, вредным для молодежи. Например, необходимо исключать из продуктов, предназначенных для детей и подростков, нацистскую символику, пропаганду насилия, расовой ненависти, авторитаризма и порнографию. Если же компания не готова выполнить требования, то департамент в праве запретить продажу, рекламу и распространение продукта на территории страны.

Скриншот из игры Wolfenstein 3D

В разное время под действие закона попадали многие игры. Шутер Wolfenstein 3D в 1992 году вышел на территории Германии только после того, как разработчики убрали с уровней свастику. Его продолжение — Wolfenstein: The New Order — подверглось тем же изменениям, но уже в 2014 году.

Ближе всего к примеру с Red Faction был случай с ролевой игрой Fallout 3, релиз которой состоялся в 2008 году. Несмотря на то, что издатель Bethesda выпустил менее жестокую версию для немецкого рынка, она была запрещена Федеральным департаментом за подробное изображение насилия. Спустя восемь лет, в феврале 2016 года, запрет был снят по причине того, что проект устарел и больше не может нанести вред несовершеннолетним игрокам.

#истории

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться