[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Амир Аль-Темири", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 2, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "2931" }
Амир Аль-Темири
138

Почему Watch Dogs 2 должен был переехать в Сан-Франциско

Серия Watch Dogs во второй части переехала в Сан-Франциско, вместе с этим став ярче и веселее. Этот город стал преимуществом для игры, дав ей возможность рассказать о проблемах, связанных с технологической отраслью и не только: приватность, расовое и половое разнообразие, повышение цен на жилье и жизнь меньшинств. Обо всем этом подробно рассказывает статья Майкла Лири на Game Informer. В данном посте публикуется ее перевод.

Поделиться

В избранное

В избранном

Watch Dogs 2 исправляет многие ошибки своего неидеального, но все же играбельного предшественника. Персонажи Watch Dogs 2 веселее, оптимистичнее и в целом более приятны по сравнению с первой игрой, но главное изменение произошло с самым большим персонажем: городом. Сан-Франциско невероятно подходит Watch Dogs 2. Он не только больше ассоциируется с хакерской культурой, оказавшей влияние на серию Watch Dogs, но еще в нем можно естественнее всего затрагивать такие проблемы, как разнообразие и классовая борьба.

Сан-Франциско и Кремниевая долина больше соотносятся с темами технологий и хакерства Watch Dogs 2. В Чикаго же используется самая навороченная система слежки в США, что работает в унисон с первой игрой, рассказывавшей про вторжение в личную жизнь. Но лишь из-за одного этого факта Чикаго сложно назвать технологическим раем.

В области залива Сан-Франциско приютились такие гиганты, как Microsoft, Facebook, Twitter, LinkedIn и сотни других дорогих стартапов, о которых вы, скорее всего, никогда не слышали. Благодаря этому Ubisoft легче пародировать настоящие компании и тренды. Аналог Google в игре, Nudle, позволяет разработчику адресовать ситуацию с автобусами Google и расовым разнообразием в технологической отрасли. Пока наш главный герой, Маркус, притворяется водителем автобуса Nudle, он слышит, как два пассажира высокомерно хвастаются своими смузи из ягод годжи и жалуются, что поданные суши были «буквально ужасными». Автобусы Google часто критикуют за то, что они являются элитным способом добраться до работы, недоступным для обычных, более бедных людей, и обрывки диалогов во время автобусной поездки хитро представляют эту проблему.

Invite – это очевидная пародия на Facebook, которая открывает двери для размышлений о влиянии социальных медиа на общественное мнение, попутно затрагивая наш с вами страх недобросовестного использования личных данных. Маркус узнает, что Invite пытается помочь конгрессмену Марку Трассу победить в выборах, манипулируя лентами новостей людей, чтобы те проголосовали за Трасса. Возможно, разработчики ни на что не ссылались, но эта сюжетная линия очень похожа на скандал с продвижением «новостей» на Facebook, которые запутали людей во время президентской гонки в США в этом году. Хотя Ubisoft оставалась политически нейтральной, миссия показала, что демократию можно извратить через неэтичное использование социальных сетей и адресовала проблемы с доверием к Facebook, имеющиеся у многих людей. Watch Dogs 2, перенеся настоящие проблемы в игровые локации, сделал свои посылы более точными и менее абстрактными – то, с чем провисала первая часть.

Первая игра также провисала с образами и разнообразием, ставя чернокожих персонажей в роли противников, и большинство женщин – в роли объективизированных жертв. Подобное представление групп людей серо и однобоко, особенно учитывая историю расовых проблем Чикаго и текущее население города.

Либеральность Сан-Франциско позволяет Watch Dogs 2 создать ЛГБТ-дружелюбный и расово разнообразный мир – то, чего в первой части не было. Различные психические состояния, расы, сексуальные ориентации и гендерные идентичности добавлены в Watch Dogs 2 не просто для галочки. Когда Маркус и его коллега по DedSec Горацио посещают офисы Nudle, игрокам открывают реалии жизни немногочисленных чернокожих людей в технологических компаниях. Вещи, с которыми Горацио ежедневно сталкивается на своей работе – беспомощность при дискриминации со стороны начальства, необходимость говорить за всех «черных» и поздравления за «подвешенность языка» – для работников технологической сферы (и не только) с цветной кожей существуют и в реальности. Хотя цель миссии не вращалась вокруг этого конфликта, а скорее добавляла цветастости, игроки узнавали об этой проблеме – в ненавязчивой форме.

Трансфобия также не осталась в стороне, что неудивительно: в Сан-Франциско самая большая концентрация трансгендеров в США. В одной из сюжетных линий сектанты сливают видеозаписи с операцией по смене пола Миранды, трансгендерного члена городского совета, с целью унизить ее. Но вместо того, чтобы опускать руки, она прилагает все усилия, чтобы уничтожить секту. Про атаки она честно говорит, что ей «***** [все равно]». Ее достойная восхищения храбрость позволяет ей идти дальше по жизни и стать более способным человеком, несмотря на усилия других людей пристыдить ее, используя видимую слабость Миранды и социальные стереотипы. Эта история делает персонажа сильнее, а не наказывает – подобные вещи нечасто случаются в кино и играх.

В области залива кроме всего прочего существуют жилищный кризис и усиленная гентрификация: война между людьми с властью и деньгами и теми, у которых их нет. DedSec, словно цифровой Робин Гуд, взламывает плохие компании, помогая слабым бороться с сильными. Watch Dogs 2 затрагивает жилищный вопрос, гентрификацию и другие местные проблемы, вплетая их в отдельные хакерские сюжеты. Маркус и его команда используют навыки взлома, чтобы положить конец несправедливым и угнетающим порядкам, а также чтобы отнять власть у недобросовестных компаний через распределение денег, выявление коррупции и объединение населения.

В Watch Dogs 2 есть побочная миссия, в которой рассказывается, что компании, используя программы, повышают счета на жилье, таким образом вынуждая людей переезжать. Подобные вещи происходят и в реальной жизни, с поправкой на другую причину. Из-за этого многие люди, включая Маркуса, переезжают на восток от подскочивших цен на аренду в Сан-Франциско. Игра показывает расизм, плохое здравоохранение, систематическую несправедливость и другие социальные проблемы через призму хакерства и технологий, что служит двум вещам: центральным темам игры и укреплению сеттинга. Эти несправедливости есть не только в Сан-Франциско, но борьба с ними и либеральные ценности определили регион так же сильно, как и технологии.

Сеттинг должен служить игре, а не быть местом для одних лишь езды на автомобиле и ходьбы. У игр с открытым миром есть преимущество: их сеттинги могут рассказывать о какой-либо теме или доставлять послание точнее, чем рельсовые игры. Например, Либерти-Сити работал в Grand Theft Auto IV из-за того, что извращенная американская мечта Нико Беллика резонировала с реальной американской мечтой, с которой Нью-Йорк тесно ассоциируется. Частички американской мечты есть и в других местах США, но лучше всего эту тему символизирует Нью-Йорк, прототип Либерти-Сити.

Нью-Бордо, вымышленный город в Mafia III, основанный на Новом Орлеане, тоже хорошо соотносится с игрой. Расизм в южных штатах США есть во многих местах, но мультикультурные корни Нового Орлеана укрепили эту тему в игре. У каждой игры есть сеттинг, но более сильный и естественный мир позволяет играм рассказывать более сильные и естественные истории.

Сан-Франциско для Watch Dogs 2 стал плюсом во многих вещах, и из-за этого игра стала лучше, в то время как Чикаго в первой части работал только в части слежки. Широкая технологическая сцена Сан-Франциско отлично служит теме хакерства серии Watch Dogs, позволяя разработчикам говорить о проблемах, присущих региону. На планете существует не так много настолько разнообразных и технологически развитых мест, как область залива Сан-Франциско, и Watch Dogs 2 умело использует эти аспекты для создания связного мира с темами, которым веришь.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться