Трудные времена геймдева: Эскперты Nival, Alawar, Epic Games и Pruffi о возможном кризисе в отрасли

Отправляем письма
с главными игровыми новостями недели

В середине октября 2015 года в Москве прошла конференция для игровых разработчиков White Nights Moscow. В числе прочих спикеров на ней выступала основательница рекрутингового агенства Pruffi Алёна Владимирская. Позднее она привела часть тезисов из своего выступления в публикации на Facebook — автор заметки рассказала о том, почему в отрасли наступил кризис.

Редакция vc.ru собрала реакцию экспертов на запись Владимирской — своими мнениями о ситуации на рынке игровой разработки поделились руководители таких компаний, как Nival, Alawar и другие.

14 октября на проходившей в Москве игровой конференции White Nights Moscow основатель рекрутинговой компании Pruffi и курса «Антирабство» Алёна Владимирская выразила своё мнение о том, что в ближайшее время ждёт отрасль игровой разработки.

По мнению специалиста, в сфере намечается кризис. Своё мнение Владимирская подкрепляет несколькими тезисами:

Итак, несколько циферок, почему все плохо:

Сначала общий тезис: сейчас в интернете нет подотрасли с большим кризисом (не кадров), а именно кризисом в целом, чем геймдев. Это усугубляется ещё и тем, что геймдев как подотрасль привык жить очень широко. Поэтому рецессию и стагнацию переживает особенно неприятно (нет привычки экономить).

  1. Зарплаты внутри геймдева не растут прежними темпами уже более полутора лет.
  2. Время «вкусных» опционов прошло: отрасль уже достаточно старая, поэтому первая самая сладкая волна опционов прошла, а второй и третьей (ну я про значительные опционы) не возникло из-за того, что отрасль после нескольких мировых неуспехов не пошла на IPO и не случилось очень громких продаж стратегам. Отсюда потеря ещё части денег — геймдев стал значительно менее интересен инвесторам любого уровня.
  3. В отрасль мало идут умные кадры извне: прежде всего, из-за первых двух пунктов, но ещё и из-за того, что отрасль находится в ментальном кризисе, все ищут новую модель, но пока её нет, отрасль не привлекательна для безумных гениев-новаторов, какие массово туда шли 15 лет назад.
  4. Отрасль впервые стала испытывать конкуренцию за кадры не только внутри (что было всегда), но и извне.
— Алёна Владимирская

Последний тезис основательница Pruffi и «Антирабства» раскрыла подробнее:

Года три назад впервые большой интернет обнаружил, что в геймдеве есть очень качественные кадры. Абсолютно необходимые другим отраслям, и это не программисты.

  • Маркетологи, которые умеют монетизировать. Их стал забирать ecommerce, крупные стартапы на стыке онлайна и офлайна, крупные не онлайновые компании, которые пошли в онлайн (банки, ритейл).
  • Продюсеры. Их стали забирать крупные стартапы и онлайн-образование.
  • Пиарщики. У них оказался бесценный опыт выхода на азиатские рынки, который сейчас остро необходим.
  • Аналитики. Забирают все: от порталов и банков, до телекома и пригосударственных медиа.
  • Ну и мобильные разработчики, конечно.

По мнению Владимирской, профессионалы уходят из игровой разработки, так как им предлагают более интересные проекты и высокие зарплаты и опционы. «Люди уходят, а притока нет. Геймдев перестал быть таким привлекательным и одновременно уже выбрал (фактически выкупил) ресурс провинциальных студий, за счёт которых решал кадровую политику в последние годы», — пишет Владимирская.

Представители игровой отрасли прокомментировали публикацию основательницы Pruffi на Facebook:

Леонид Сиротиннезависимый эксперт

Очень объемный комментарий придётся написать. А учитывая, что фактически в стране существуют несколько независимых геймдевов — ММО, мобильная и социальная разработка, как минимум, придётся писать комментарий за каждый из них отдельно. И ещё надо оспаривать совершенно все частности типа умеющих монетизировать маркетологов и прочих мифических зверей, но при этом соглашаться с основным постулатом про кризис.

Поэтому я для краткости скажу — да, наступают трудные годы, крепитесь.

Александр Лысковскийоснователь Alawar

Все правильно. В геймдеве стало сложно рождаться и расти новым компаниям, как было раньше — лет 5-7 назад — сейчас нет ниш и платформ с низким порогом входа. А много больших и средних компаний в России испытывают кризис идей, кризис управления, кризис качества. И уж точно все испытывают кризис в вопросах ликвидности и инвестиций.

Тут и общая ситуация на рынке срабатывает и все эти истории про «Крым наш».

Но есть масса классных команд (особенно вне Москвы), которые пришли в геймдев не потому что всё перло и потому что раздавали опционы и инвестиции, а потому что можно «делать игры!». И сейчас их проекты особенно заметны — они сделаны с любовью, они снова выглядят как искусство, а не конвейер, они интересны и свежи — это не просто клоны, которыми грешили крупные и стабильные.

Это именно та молодая шпана, что сметёт крупных корпоративных монстров в игровом бизнесе с лица Земли. У них иногда страдает профессионализм, но зато много страсти. Профессионализма им можно добавить, а вот страсть не купишь ни за какие опционы.

Мы в Alawar очень любим с такими людьми и такими командами работать последние месяцы — это для нас тоже новый шанс.

Антон Аграновскийоснователь Destiny Development

Когда мы начинали заниматься играми, это занимало всю жизнь, свободную ото сна и работы (в больницах и на скорой) и не приносило первые четыре года лично мне ни копейки денег.

Нельзя заниматься творчеством ради денег.

Если из кино удалось построить индустрию хитов, то и из игр получится. Только останется три-четыре компании, внутри которых студии будут делать то, что им хочется, а не клоны Clash of Clans с жестким дедлайном за восемь месяцев. Такие игры, как показывает практика, аудитории не нужны больше.

Для всех игроков рынка сегодня стоит всего один вопрос: а смогу ли я затащить себя в эти три-четыре компании, или придётся смириться с ролью студии внутри холдинга.

Сергей Орловскийоснователь Nival

Игры должны делать люди, которые без этого жить не могут. Это как с писателями. Можешь не писать — не пиши. А то, что на локальном всплеске последних десяти лет, вызванном приходом новой бизнес-модели, в индустрию пришло много людей за деньгами, и то, что индустрия готова была их платить — это аномалия. Люди, которые пришли за деньгами, должны уйти. Люди, которые без игр не могут жить, останутся. И всем будет счастье.

Сергей Бруйоснователь Vizor Interactive

Проблемы в индустрии с кадрами нет (то есть не так — эта проблема перманентна, но как константа, не особо меняется), как нет и кризиса (для того, чтобы был кризис, должен был быть взлёт, что-то подсказывает, что сейчас индустрия на пике заработков).

Есть смена бизнес-моделей, лидеров рынка и, как следствие, миграция кадров. Из индустрии уходят случайные люди, абсолютно поддержу Сергея Орловского.

Нам в Минске на 99% не интересны дорогие динозавры, строившие банковские системы в EPAM, не интересны их продажники и прочее. Их маркетологи не помогут продвинуть наши продукты и так далее. Геймдев — это пунктик, если он в человеке есть — его можно вытянуть откуда угодно.

Основой успеха игровых компаний становится умение находить и воспитывать кадры, а не переманивать дорогих людей с огромным багажом (релевантного-то багажа почти ни у кого и нет).

Сергей Романенкодиректор по развитию Playflock

Вот таки не удержался, напишу. Кризис в геймдеве? Рецессия и стагнация? Серьезно? Видимо сейчас вызову гнев зубров геймдева, но ситуация представлена крайне однобоко.

Для начала, пожалуй, надо сразу проставить рамки, мы ведь сейчас говорим сейчас о российском геймдеве? А значит, мы говорим сейчас о российском рынке, на котором в целом дела не слишком-то хорошо, верно?

Пробежимся по тезисам:

  1. Зарплаты не растут как раньше? А почему они должны расти как раньше? Ситуация была аномальной, рынок рос взрывообразно, сейчас этого нет, поэтому сейчас рост зарплат нормальный, обычный и лучше, чем в целом по РФ.
  2. Время «вкусных» опционов прошло. Здесь аналогично. Да, прошло, вместе с завершившимся периодом взрывного роста.
  3. Мало умных кадров извне? Кадры из другой сферы приходят, но их здесь уже не ждут, здесь уже хватает людей с опытом именно в геймдеве. Ничего плохого в этом нет.
  4. Конкуренция за кадры извне. Да, ок, опять же, причина в том, что индустрия ещё не постарела, но в ней уже накопились опытные кадры, и они интересны и в других отраслях. Нюанс в том, что тот, кто хочет делать игры, не уйдет, им ещё и платят за это достойно, и это тоже нормально, каждый должен быть на своём месте.
  5. Тезис «люди уходят, а притока нет». Уходят те, для кого это был очередной интересный тренд, они так и будут прыгать по трендам, это просто стиль жизни. Остаются те, для кого геймдев сам по себе был целью. На тот объем проектов, что сейчас есть, тех, кто остался, вполне хватает. В итоге приток появится вместе с проектами, а они появятся вместе с тем, как растут спецы внутри компаний.

И да, люди едут за пределы РФ, но геймдев здесь совсем не особенный, это в целом для страны сейчас так.

А теперь немного о другой, позитивной стороне медали.

  1. Объём российского рынка в деньгах растёт, где быстрее, где медленнее, но растёт.
  2. У тех, кто работает на зарубежных рынках, всё шикарно. У варианта фифти-фифти, тоже все хорошо, ибо ФОТ в рублях, а заработки в зарубежной валюте в том числе. Те, кто работает только в России, ошибся в стратегии, и к рынку это имеет мало отношения.
  3. Я не могу привести пример отрасли в РФ, где всё сейчас все гладко. Или хотя бы лучше, чем в геймдеве.
  4. Во времена кризиса люди играют больше, что нивелирует потери от того, что они меньше платят.
Алексей Савченкоевангелист Epic Games

Раз в два-три года мы традиционно ритуально хороним индустрию, чтобы она ожила на утро с новой силой.

Комментарии
Последние Лучшие
Прямой эфир
Лучшие материалы
Посмотреть все
Узнавайте первым
о важных новостях
Мы будем присылать вам только срочные уведомления в браузере
Хидэо Кодзима покинул Konami и перешел в Sony
Хочу знать!
Не нужно