[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Павел Очкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 64, "likes": 45, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev" }
11 956
Gamedev

Что не так с ценами на видеоигры

Издания, предзаказы и стандарт, который придётся пересмотреть.

Поделиться

В избранное

В избранном

Исполнительный редактор сайта PC Gamer Тайлер Уальд написал статью, в которой рассказал, как менялись цены на видеоигры и объяснил, почему никогда не следует делать предзаказы.

DTF публикует перевод материала.

С 1995 года розничные цены на видеоигры почти не изменились. Если верить рекламе Chips & Bits Inc в номере PC Gamer за октябрь 1995 года, в то время они составляли от 25 до 50 долларов. Если учесть инфляцию (с помощью калькулятора Бюро трудовой статистики США) и исключить стоимость доставки и обработки, это 40 и 80 долларов соответственно. Разница небольшая, несмотря на то, что сегодня гораздо больше качественных и дешёвых игр. Кроме того, выросли скидки во время распродаж.

В то же время те, кто говорит о подорожании высокобюджетных компьютерных игр, до какой-то степени правы. С 2008 года цены на крупные релизы выросли с 50 до 60 долларов, несколько опережая инфляцию.

Одно это, конечно, не иллюстрирует, как последние десять лет менялась стоимость компьютерных игр. Между наибольшей и наименьшей допустимыми ценами на один и тот же проект возникла огромная разница. Начала действовать сложная схема обогащения за счёт ранних последователей, и переход с 50 до 60 долларов — лишь верхушка айсберга.

Большая разница

Если допустить, что 50 долларов — «правильная» цена товара в 2000 году, то при поправке на инфляцию сегодня она должна была увеличиться до 70 долларов. Но вместо этого она остановилась на 60, и вокруг именно этой цифры колеблется стоимость многих коллекций и дополнений. Похожий контент может подаваться в качестве Season Pass за 40 долларов для одной игры или дополнения за 20 долларов для другой. Что для одного проекта Ultimate Edition, для другого — скин за два доллара.

Например, копии одиннадцати игр-призёров GOTY 2016 (по версии PC Gamer) без дополнений и скидок обошлись бы в 520 долларов. Если покупать подарочные издания, Season Pass и саундтреки, придётся потратить около 745 долларов. То есть 225 долларов мы бы потратили на мультиплеерные карты, машины, скины для оружия, музыку и дополнения. Этого хватит ещё на три игры по 60 долларов, копию Overwatch и сэндвич.

В то же время, минимальная суммарная цена этих игр (без DLC) во время распродаж Steam — 288 долларов. Это на 457 долларов меньше максимальной цены за одни и те же 11 игр в 2016 году.

Разница между наибольшими и наименьшими ценами на видеоигры, вышедшие в 2016 году. Издания с физическими бонусами и ящиками с лутом не учитываются.

Самые популярные и высокобюджетные игры в Steam получают 50% скидку уже через семь месяцев после выхода. Другими словами, если в день релиза игра стоила 60 долларов, то с наступлением распродаж её цена должна упасть до 30 долларов. Компенсировать это помогают ранние пользователи.

Перемещение денег

Рассмотрим в качестве примера разницу между второй и третьей Diablo.

● Июнь 2000 года. Diablo 2 стоит 50 долларов на выходе.

● Июнь 2001 года. Состоялся релиз дополнения The Lord of Destruction, которое стоило 35 долларов, а сама игра подешевела до 40 долларов. Те, кто купил её в день выпуска, а потом приобрёл дополнение, потратили 85 долларов, а те, кто дождался распродажи, — всего 75. Ранние покупатели принесли Blizzard остальные 10 долларов изначальной цены.

● Май 2012 года. Diablo 3 стоит 60 долларов на выходе.

● Март 2014 года: состоялся релиз дополнения Reaper of Souls, которое стоило 40 долларов, а сама игра подешевела до 20 долларов. Те, кто купил её в день выпуска, а потом приобрёл дополнение, потратили 100 долларов, а те, кто дождался распродажи, — всего 60. Ранние покупатели принесли Blizzard 40 долларов.

Если учесть инфляцию, Diablo 2 в 2001 году стоила больше Diablo 3 в 2014 году. Такая разница наглядно иллюстрирует возросшую важность первых дней продаж. Ранний доступ к играм никогда не отличался дешевизной, но в последнее время он заметно подорожал, а цены во время распродаж наоборот упали.

Последние несколько лет распродажи были способом поддерживать количество пользователей в мультиплеерных играх на должном уровне. На момент написания этой статьи Rainbow Six Siege, вопреки некоторым трендам, стоила 50 долларов, что лишь на 10 долларов меньше её релизной цены в декабре 2015 года. В то же время Ubisoft дважды экспериментировала с изданием «Новичок» — версией Siege за 15 долларов. Она открывала полный доступ к шутеру, но поиграть давала лишь за четырёх из двадцати восьми оперативников.

После выхода издания в июне 2016 года среднее количество пользователей на серверах Siege выросло на 27%. Через четыре месяца продажи «Новичка» увеличили этот показатель уже на 45%.

Как и другие блокбастеры, Siege держится за счёт выручки с продаж косметических предметов, игровой валюты и Season Pass (как стало известно в ноябре, Ubisoft планирует выпустить второй сезонный пропуск в этом году).

В качестве другого примера обогащения за счёт преданных поклонников сравним запуск Call of Duty 4: Modern Warfare с запуском Call of Duty: Infinite Warfare.

● 2008 год. Call of Duty 4: Modern Warfare вышла в двух вариантах. Обычное издание стоило 50 долларов, а Collector’s Edition — 60. Ко второму прилагалась цифровая копия официального гайда от BradyGames (надеюсь, никто его не купил). Тогда же Activision выпустила Variety Map Pack DLC для PC, причём бесплатно и при финансовой поддержке Nvidia.

● 2016 год. Call of Duty: Infinite Warfare вышла в трёх вариантах. Обычное издание стоило 60 долларов, Legacy Edition (в него входила Call of Duty 4: Modern Warfare Remastered) — 80, Deluxe Edition (к нему прилагались CoD4: MWR и Season Pass) — 100.

В то же время цена одного только Season Pass — 50 долларов. Вместе со стандартным изданием он стоит 110 долларов, что на 10 долларов больше Deluxe Edition, в которое входит ещё и CoD4: MWR. Проще говоря, можно заплатить больше, а получить меньше.

Как такое возможно?

Season Pass 2017 года открывает доступ к четырём пакетам карт и режиму с зомби. Его стоимость основана на предполагаемых розничных ценах, а потому неизвестно, сколько удастся сэкономить на его приобретении.

Вот что случилось с предыдущей игрой серии Call of Duty. В октябре 2016 года, меньше чем через год после релиза, издание Black Ops 3 Deluxe Edition, ранее стоившее 100 долларов, подешевело до 75. Это произошло сразу перед выходом последнего набора карт из сезонного пропуска.

Другими словами, тем, кто за 11 месяцев дождался выхода всех карт, Season Pass обошёлся на четверть дешевле. Через пару месяцев издание снова подешевело, на этот раз уже до 65 долларов. То есть возможность опробовать DLC раньше остальных составляла почти треть цены Digital Deluxe Edition.

Кстати, Infinite Warfare стала одной из самых доходных игр по версии Steam за 2016 год. Она оказалась в той же категории, что и YouTuber’s Life: Cooking Channel за 15 долларов. Игровая индустрия — странный бизнес.

Сколько стоят эти астероиды?

Траты потребителей

Для игр вроде Torchlight, обычная цена которой составляет 20 долларов, большие скидки — хороший способ поощрения импульсивных покупок. Её стоимость падала до трёх долларов — так что её можно было купить, продав карточки из инвентаря Steam. Такой подход принёс Runic Games очень много денег, и, как признавались некоторые известные разработчики, большие скидки не обесценивают игры. Они продолжают хорошо расходиться и после распродажи.

Крупные издательства используют это, назначая высокую цену предзаказа. Вместо того, чтобы делать скидки в 10-15% на предварительную покупку, компании выпускают дорогие специальные издания с бонусами вроде усилителей опыта и камуфляжных узоров.

На момент написания статьи некоторые игры за 60 долларов были доступны для предзаказа в Steam, но только за полную цену. Что касается специальных изданий, они стоили 90 долларов и больше.

В последнее время издатели выманивают деньги ранним доступом. EA продавала за 80 долларов Battlefield 1 Early Enlister Deluxe Edition, которая давала возможность попробовать игру за три дня до релиза. Компания также выпустила Battlefield 1 Ultimate Edition — издание шутера, которое даёт ранний доступ к дополнению за две недели до его выхода.

Origin Access — платная (5 долларов в месяц) подписка, позволяющая геймерам получать доступ к ранним версиям новых игр — ещё один пример использования этого принципа. Среди игр, кстати, есть и Mass Effect: Andromeda.

Кроме того, используются механизмы в духе краудфандинга, когда награда зависит от количества предзаказов. Square Enix воспользовалась этим в Deus Ex: Mankind Divided. Компания не только предлагала больше бонусов по мере роста предзаказов, но и обещала в случае накопления нужной суммы выпустить игру на четыре дня раньше запланированного срока. В конце концов этот план провалился.

Странная страница, напоминающая Kickstarter.

Единственный способ для крупных издателей повысить базовую цену в 60 долларов — замаскировать наценку бонусами в стиле краудфандинга. Мало что отделяет трёхдневный старт от трёх месяцев раннего доступа за 100 долларов, двух за 80 и возможности поиграть в «день запуска» за 60.

Краудфандинг показал преимущества поэтапного выпуска игр, особенно многопользовательских. С небольшим количеством ранних пользователей разработчики могут оптимизировать нагрузки на сервер и исправить баги.

К моменту «релиза» уже выходят подробные обзоры игры и почти не бывает сюрпризов. Однако система поэтапного выпуска бонусов тоже недружелюбна. Она хороша для краудфандинга, поскольку при нём все жертвуют на общую цель. Но что, если бы только самые богатые геймеры могли позволить себе месяц раннего доступа к Mass Effect: Andromeda за 120 долларов, а остальным бы пришлось либо залезть в долги, либо терпеть? Такой подход разделил бы фанатов на первый и второй сорт и уже не позволил бы обычным игрокам гордиться тем, что они спокойно дождались распродажи.

Что нас ждёт?

В худшем случае моё предсказание сбудется. Но я предпочитаю быть оптимистом и надеяться, что ценовой стандарт в 60 долларов изменится. В конце концов, копии игр вроде Stardew Valley хотя и идут по 15 долларов, однако легко обходят по продажам даже самые крупные релизы 2016 года. Достаточно вспомнить Titanfall 2, которая стоила 60 долларов во время запуска, но подешевела до 33 из-за низких продаж. А если бы она вышла по цене 40 долларов? Помогло бы ей это подняться в глазах потребителей и обойти конкурентов?

Я не умею путешествовать во времени, поэтому не могу сказать наверняка. Зато я точно знаю, что Overwatch удалось это провернуть. В день запуска она стоила 40 долларов, компенсируя это ящиками с лутом. Учитывая, что продажи победных поз с лихвой покрывают затраты на оптимизацию серверов и создание новых карт, Overwatch вполне может последовать примеру Team Fortress 2 и стать free2play. Blizzard уже продала 20 миллионов копий своего шутера и экспериментирует с бесплатными уик-ендами. Ей не нужно дополнительное продвижение.

Как по мне, 60 долларов или более в день запуска — цена неразумная, особенно учитывая то, как много игр выходят сырыми. На исправление багов уходит месяц и больше, подобное «удовольствие» того не стоит.

Однако геймеры — люди спонтанные. Многие из нас всё равно платят за ранний доступ к проекту, который все обсуждают. Играть во что-то, пока оно популярно — огромное удовольствие, а ждать распродаж, несмотря на попытки Steam сделать из этого игру — нет.

Скидки в 50%, вероятно, действительно не обесценивают игры. Многие готовы отдать 60, 80 и больше долларов за ранний доступ. Но повторюсь: всегда лучше терпеть, как бы неприятно это ни было. Я никому не советую покупать игры в день запуска, а предзаказывать — тем более.

Вместо того, чтобы дожидаться падения цен на плохо продающиеся проекты и убеждать окружающих делать то же самое, нам следует пересмотреть ценовой стандарт в 60 долларов. В противном случае хорошие игры вроде Titanfall 2 будут и дальше страдать из-за неудачных запусков.

Учитывая спад популярности Call of Duty на PC, следующей части этой серии следует взять пример с Overwatch и выйти по цене 50, а то и 40 долларов. Как мне кажется, тогда она точно взлетит. Тем, кто мне не верит, следует взглянуть на Бобби Котика и его миллиарды долларов.

#деньги #мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться