[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0436\u043e\u043d\u0443\u0438\u043a2","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 18, "likes": 65, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
Вадим Елистратов
13 456

Пристрели их: обзор фильма «Джон Уик 2»

9 февраля в российский прокат вышел «Джон Уик 2» — продолжение хита 2014 года, внезапно вернувшего стареющего Киану Ривза на вершину голливудской пищевой цепи. Главный редактор DTF посмотрел картину и убедился в том, что лучшие качества первой части не были случайностью.

Поделиться

В избранное

В избранном

Простая истина — в книгах, фильмах, играх и даже людях мы больше всего любим то, чего от них никак не ожидали. Примерно то же самое произошло и с первым «Джоном Уиком».

На фильм шли за необычными перестрелками и красиво возмужавшим Киану Ривзом, который снова стильно одет и не жалеет тумаков для неприятных людей, но запомнился режиссёрский дебют каскадёра Чеда Стахелски прежде всего своим необыкновенным миром, в котором наёмные убийцы живут по строгим законам.

В последние годы боссы голливудских студий любят хвататься за голову и удивляться: «Первые „Черепашки-ниндзя“ собрали кучу денег, а на вторые просто никто не пошёл. Как это случилось? Что произошло?». По этому поводу 2016-й даже прозвали «годом ненужных сиквелов» вроде второй «Алисы в Стране чудес» или продолжения «Белоснежки и охотника».

Но у всех провалившихся продолжений не было одной важной черты, о которой прекрасно знают боссы киностудии Marvel, сотрудники Lucasfilm, режиссёр «Безумного Макса» Джордж Миллер и, конечно, сам Чед Стахелски. Не было вот этого самого пресловутого ворлдбилдинга. 

Никакие актёры и никакие бренды не заманят зрителя обратно в зал, если ему совсем не интересен мир, в котором живут герои. Джеймс Кэмерон не просто так потратил больше пяти лет на сценарии следующих «Аватаров».

Второй «Джон Уик» носит в американском прокате подзаголовок «Chapter 2», говорящий о том, что это лишь вторая глава саги. Поэтому Стахелски разумно уделил первостепенное внимание не перестрелкам, а развитию придуманной им вселенной.

Нет, перестрелки и драки в «Джоне Уике 2» превосходные, а финал в зеркальном лабиринте обязан войти в зал золотой славы экшен-кино — так красиво с силуэтами, отражениями и неоновым светом, кажется, игрались только Рёфн да Мендес в бондиане.

Но пусть Стахелски и придумал для второй части «Уика» множество отличных визуальных приёмов, экшен-сцены всё равно не взрывают мозг и не меняют представлений о возможном — они просто чуть лучше, чуть красивее, чуть дороже, чуть смелее. 

Но так ли было важно, чтобы во второй части Ривз прыгнул выше, расстрелял свою сотую жертву эффектнее и увернулся от едущей на него машины грациознее? В конце концов, мы все прекрасно знаем, куда эта бессмысленная погоня за повышением степени абсурда привела «Форсаж».

В то время, как Киану Ривз безупречно демонстрирует на экране новую порцию своего «пулькидо» или «застрелицу» (называйте это комбо рукопашной и стрельбы как хотите), Стахелски занимается более важными вещами — диктует зрителю правила игры.

Первый «Джон Уик» — это прежде всего кино о мести, а второй — история о том, что любое действие в этом мире имеет свои последствия.

Уик отчаянно хочет уйти на пенсию, но из-за своего старого долга вынужден вновь начать убивать людей, а каждое следующее убийство порождает другие, а те, в свою очередь, ведут ещё к большему количеству ненужных смертей — любое движение Джона оставляет после себя круги на воде.

Именно эта система ценностей и закономерностей, в которой существует главный герой, а не перестрелки, позволяют франшизе выйти в высшую лигу и не повторить судьбу какой-нибудь «Заложницы». Поразительно, что это внезапно понял 48-летний каскадёр, который никогда раньше не снимал полнометражное кино.

К слову, концепция второго «Уика» чем-то напоминает каркас недавнего российского «Дуэлянта». Там сюжет тоже строился вокруг свода нерушимых правил (дуэльного кодекса) и бескомпромиссных людей, которые решают любые конфликты кровью.

Но если в «Дуэлянте» главный герой пытался вернуть себе честь и имя через хитрые манипуляции, то Джон Уик просто без лишних слов стреляет своим врагам в лицо, и поэтому в контексте всего происходящего выглядит куда более искренним и правильным человеком. 

«Джон Уик 2» — далеко не идеальное кино. В нём есть затянутые диалоги и небольшие проблемы с мотивацией персонажей, но это всё меркнет на фоне его блестящей концепции и монолитного главного героя.

Когда выходя из зала после второй части сразу же создаёшь у себя в голове добрую половину третьей, можно смело сказать, что у авторов получилось самое главное.

Несмотря на любые недостатки, на первую часть зрители шли «под пивко», вторая — стала главным событием месяца, а третью, судя по всему, будут ждать как одно из главных кинособытий года.

Как говорил персонаж Ди Каприо у Тарантино, «Gentlemen, you had my curiosity, but now you have my attention». 

#джонуик2 #кино #обзоры

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться