[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u043e\u043f\u044b"], "comments": 6, "likes": 18, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 118

Наркобароны и трущобы: как изображают Южную Америку в играх

На что ещё могут обидеться власти южноамериканских стран.

Поделиться

В избранное

В избранном

2 марта стало известно, что власти Боливии недовольны изображением страны в Ghost Recon: Wildlands. Их легко понять: по сюжету игры боливийское правительство заключило мирный договор с наркокартелем, что показывает его не в самом лучшем свете.

Вспоминаем, как страны Южной Америки были изображены в других играх и что могли бы припомнить разработчикам власти этих государств.

Боливия

Оперативники отряда «Призраки» уже бывали в Боливии, в игре Ghost Recon: Future Soldier. Бойцы отправились туда, чтобы вытащить из передряги мелкого наркодилера Габриэля Паэса.

Миссия длится от силы пять минут, и за это время игрок пересекает небольшую часть каких-то трущоб, отстреливаясь от бандитов. Боливия там не видна совсем, такие трущобы есть в каждой стране Южной Америки. Но, увидев этот район, можно решить, что в Боливии такой высокий уровень преступности, что государство ничего не может с ней поделать — и только американским оперативникам даётся эта грязная работа.

Ghost Recon: Future Soldier

Подобное отношение к южноамериканским странам очень популярно в милитари-боевиках. Например, в Battlefield: Bad Company 2 тоже была миссия в Боливии. Там «плохой компании» надо было спасти из плена агента Эгуаера. И добиться этого можно было только одним способом — пройдя через огромные базы, кишащие сотнями бандитов.

Battlefield Bad Company 2

Бразилия

В Call of Duty: Modern Warfare 2 главные герои отправляются в Рио-де-Жанейро, чтобы поймать дилера по имени Алехандро Рохас, продававшего оружие террористу Макарову. Первая часть миссии проходит в развитом районе города. Отряд 141 выходит на помощника Рохаса, но, прежде чем они успевают его схватить, тот открывает стрельбу прямо посреди людной улицы и даже взрывает несколько машин.

В поисках оружейного дилера Роуч заходит в фавелы. Там на него нападают сотни вооружённых до зубов противников, не чурающихся стрелять по гражданским и пускать ракеты прямо по хлипким хижинам.

Call of Duty: Modern Warfare 2

Третья часть Max Payne, разработанная Rockstar, почти целиком проходит в Сан-Паулу. Максу довелось побывать и в пентхаусах богачей, и на утопающих в болоте бандитских базах, и в бедных районах. Трущобы города со свойственным Rockstar реализмом изображены грязными и полными греха: сплошь вороватые дети, бордели, наркодилеры и юноши с пушками и горячими головами.

Но Пэйн по большей части гуляет по территориям банд, а относительно мирные фавелы показаны более спокойными. Люди в них выживают, как могут, и находят радость в простых вещах типа танцев на спортивной площадке под местный хип-хоп. В такие аутентичные районы даже хочется заглянуть, чтобы проникнуться атмосферой.

Стоит упомянуть ещё Driver 2, дававший возможность покататься по улицам Рио среди красивых (насколько это возможно на первой PlayStation) исторических зданий и поглядеть на статую Христа-Искупителя.

Max Payne 3

Аргентина

В некотором виде Аргентина появилась в Counter-Strike: Condition Zero. Одна из миссий игры происходила где-то в джунглях страны, куда игрока вместе с командой прислали, чтобы спасти пилота сбитого вертолёта. Название страны там только для галочки, эти джунгли могли бы быть в любой точке с тропическим климатом, тем более, что модели террористов в этой миссии стереотипные (из CS 1.6), а некоторые злодеи почему-то говорят на немецком.

Counter-Strike: Condition Zero

Куда более бесцеремонно с Аргентиной обошлись в Tom Clancy's Rainbow Six 3: Raven Shield. Причём, речь не о миссиях, хотя одна из них происходит на мясной фабрике в городе Пилар. По сюжету игры кандидат в президенты Аргентины помогает главному злодею — миллионеру Николе Госпичу, бывшему высокопоставленному члену Усташи (хорватской фашистской организации, расформированной в 1945 году).

Целью Госпича было ни много ни мало возрождение мирового фашизма, и тот факт, что кандидат в президенты Аргентины был связан с таким персонажем, вполне мог бы послужить поводом для обиды. Но обошлось.

Tom Clancy's Rainbow Six 3: Raven Shield

Чили

Действие инди-игры Abyss Odyssey проходит в Чили начала 20 века. События игры — это сны чилийского колдуна, и фантазия у него безграничная. Мы повстречаем разных необычных существ, от кентавров до демонов-скрипачей, и прогуляемся по живописным локациям. Тут и мистические леса, и заледенелые пещеры, и величественные соборы с древними руинами. Несмотря на то, что игра получилась так себе, Чили там изображена как прекрасная и полная загадок страна.

Abyss Odyssey

Более традиционный взгляд на Чили как южноамериканскую страну в Hitman: Blood Money. В самой первой миссии Агенту 47 нужно убить наркобарона Фернандо Дельгадо и его сына. Действие происходит в окрестностях виллы Дельгадо, в которой вполне безобидный винный погреб является прикрытием для фабрики по производству наркотиков.

Несмотря на криминальные активности, происходящие в игре, Чили выглядит очень притягательно. Богатая растительность и уютный особняк, окна которого выходят на водопад — мало кто отказался бы там жить. А наркобароны, подумаешь, они везде есть.

Hitman: Blood Money

Колумбия

Игра El Matador 2006 года посвящена борьбе колумбийской полиции с наркокартелями. Главный герой Виктор Корбетт — брутальный парень с огромным золотым крестом поверх водолазки — бегает по городским локациям, побережьям и джунглям. Отстрел наркодилеров выполнен в духе Max Payne 2: тоже с bullet time и стрельбой по-македонски. Игра получилась не очень, но колумбийская полиция в ней показана доблестной и самоотверженной.

El Matador

А вот завязка Tom Clancy's Ghost Recon: Jungle Storm могла бы показаться оскорбительной для правительства Колумбии. По сюжету, отряд Призраков попадает в колумбийские джунгли после того, как власти страны просят помощи у США в борьбе с могущественным наркокартелем. Мысль о том, что страна, годами страдающая от торговли наркотиками, от отчаяния просила бы помощи у Америки, вполне могла стать поводом для недовольства.

Tom Clancy's Ghost Recon: Jungle Storm

Агент 47 тоже оказывается в джунглях в Hitman: Codename 47. Заданием одной из миссий игры является устранение колумбийского наркобарона Пабло Белисарио Очоа. Сначала наёмный убийца пробирается через заросли к базе барона. Он проникает в лагерь, заходит в особняк и наблюдает, как Пабло, употребив своего товара, цитирует «Лицо со шрамом» и расстреливает дверь своего кабинета из пулемёта M60. Получился очень стереотипный персонаж в очень стереотипном сеттинге.

Hitman: Codename 47

Собирательный образ

В большинстве своём игры, действие которых происходит в Южной Америке — это американские милитари-шутеры (чаще всего под маркой «Tom Clancy’s»). Так что ожидаемо, что в каждой из этих игр южноамериканские страны представлены либо как бедные районы, доверху набитые бандитами, либо как огромные базы наркобаронов.

Что грустно — хоть преступность в этих государствах и правда высокая, у них есть и другие стороны, в играх почти не представленные: потрясающей красоты природа, уникальная культура, достопримечательности мирового значения. Встречаются игры, в которых Южная Америка изображена вне стереотипов, например, Driver 2 и, отчасти, Max Payne 3, но это бывает редко, и даже эти примеры так или иначе связаны с преступностью.

Бывают и совсем неробкие образы южноамериканских стран: кандидат в президенты Аргентины, помогающий возродить фашизм, или колумбийские власти, просящие помощи у США в борьбе с наркокартелем.

Driver 2

Претензия к Ubisoft Paris со стороны боливийского правительства — не первый подобный случай. Можно вспомнить, как российские политики и общественные деятели были недовольны миссией «Ни слова по-русски» в Call of Duty: Modern Warfare 2, или образом советских солдат в Company of Heroes 2. Руководство Северной Кореи в своё время обиделось на серию игр Homefront.

#топы

Статьи по теме
Дикие и опасные: обзор Tom Clancy’s Ghost Recon Wildlands
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться