[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Редакция DTF", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
Редакция DTF
9 142
Gamedev

Топ-10 стран по доходности игровой индустрии — мнение экспертов

Компания NewZoo опубликовала рейтинг «Топ-100 стран по доходности игровой индустрии». Исследователи сопоставили население стран, объемы интернет-аудитории и суммарный доход от игр. По мнению аналитиков, российский рынок за 2014­ год вырастет до $1,14 млрд и займет 12­-ое место в общем зачете.

Россия, по мнению NewZoo, попала в топ стран по доходности среди разработчиков игр:

Редакция ЦП обратилась к представителям игровой индустрии и попросила прокомментировать рейтинг NewZoo.

Леонид Сиротингенеральный продюсер Game Insight

Цифры выглядят по некоторым странам необоснованно завышенными, но в целом отражают тренды. Считаю, что не очень верно сваливать в одну корзину консоли, мобильные и ММО, потому что это очень разные рынки и цифра трат одного игрока, получается, вообще не говорит ни о чем, она синтетическая. Разработчикам, которые читают эту статистику, рекомендую две вещи — мыслить глобально, не только Россией, что достаточно очевидно. Но и я бы не рекомендовал гнаться за «азиатским чудом», можно не догнать.

Дмитрий Бурковскийвице-президент Global Business Development, Xsolla

Любое подобное исследование — дело благое, но смотреть надо на него всегда с изрядной долей скепсиса. Нигерия, которая выше Индонезии, Филиппин и Малайзии? Или Италия и Испания, которые больше России? А Египет на 38 месте, выше Малайзии?

Индия в топ-­25 — это вообще офигенно. Ну там Бразилия высоко — это еще ничего, есть индустриальная легенда такая, что там гигантский рынок (который на самом деле меньше российского, ну да ладно), но Индия?! Количество людей в стране не конвертируется в деньги, в игровом сегменте их там нет.

Причина всех этих нестыковок и странностей — у Newzoo нет никаких секретных инструментов, кроме опроса участников рынка и данных открытых источников. Этот метод, в итоге, может дать хороший результат — уже после первой публикации авторы прислушались к критике и исправили ряд наиболее очевидных моментов, понизив рейтинг Египта и Венесуэлы (последняя обходила большинство азиатских стран в первой версии) и, повысив оценки, например, по Таиланду. Просто принимая полезность отчета и используя его для своих целей (чтобы определить, на какие рынки стоит делать локализацию в первую очередь или еще для чего), не воспринимайте его, как единственно верный источник информации, и все будет хорошо.

Никита Любимовпредставитель японского издателя BlueQuest

Подробнее хочется остановиться на японском рынке. В 2013 общий обьем «консоли+софт» был $11 млрд, из которых $5,4 млрд приходилось на мобильные игры. Мобильный рынок должен вырасти до 6,4 млрд, что и даст общий обьем в $12 млрд.

Однако это с консолями, а в оригинальной новости NewZoo утверждает, что hardware не учитывает. Может там был, конечно, еще рост MMORPG.

В остальном похоже на правду. Мобильный рынок действительно растет. В 2013 году 42% жителей страны пользовалось смартфонами, в 2014 прогнозируется уже 62%, не говоря уже о том, что мобильным интернетом пользуется около 80%.

При этом пользователи смартфонов активно играют. Из 80 миллионов пользователей смартфонов, 28 миллионов скачало Puzzle and Dragons, а его свежего конкурента Quiz RPG 26 миллионов человек. При высокой платящей активности пользователей и их понимании, что f2p игры ­— тоже качественные проекты, в которых можно и нужно платить, японский рынок может только расти.

Сергей Мещаниновдиректор по маркетингу Nika Entertainment

Все мы знаем, что рынок игр развивается и растет каждый год. Раньше это было больше за счет PC и консолей, потом пришли ММО и игры в социальных сетях и подстегнули рост рынка, теперь этот рост усиливается, благодаря и мобильным платформам, ведь все больше людей покупает себе смартфоны и планшеты. В будущем, возможно, этот рынок подстегнут и другие девайсы — от часов до Google Glass и других интересных гаджетов, на которых можно будет играть.

Отчет Newzoo выглядит хоть местами и спорным (я бы пару стран поменял бы местами), но в глобальном виде достаточно правдивым и показывающим, как обстоят сейчас дела на глобальном игровом рынке.

Если бы в отчете еще бы показали прогноз на ближайший год-два, он был бы еще информативней и интересней.

Но самое главное, этот прогноз показывает, что рынок растет, делать игры становится все прибыльней (хоть и сложней из-за конкуренции) и что игровая индустрия, в самом скором времени, будет восприниматься во всех странах, в том числе и в России, как одна из обычных отраслей для работы и траты личного времени, на ряду с кино, походами в театр и так далее. А не как что-то странное и непонятное большинству.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться