[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0436\u0438\u0432\u043e\u0435"], "comments": 8, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 524

«Концовка была главной причиной, по которой я взялся за фильм»

Режиссёр картины «Живое» Даниэль Эспиноса рассказал The Hollywood Reporter о том, что вдохновляло его при создании космического триллера, и поделился своими мыслями насчёт его финала.

Поделиться

В избранное

В избранном

Внимание: спойлеры!

По словам Эспиносы, именно мрачная концовка стала причиной, по которой он взялся за постановку картины. Режиссёр отметил, что продюсеры фильма полностью разделили его видение.

​Фильм должен был быть реалистичным. Он был создан для того, чтобы объединить в себе два великих американских жанра — фантастику и нуар. Когда я встретился с продюсерами, я сказал им, что концовка была главной причиной, по которой я взялся за фильм, так что если они захотят её изменить, то им лучше найти кого-то ещё. Но они поддержали меня, что являлось смелым шагом с их стороны.

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»

Так же режиссёр рассказал, как вёл работу над образами персонажей фильма и объяснил, почему харизматичный и весёлый персонаж Райана Рейнольдса погиб в самом начале картины. Эспиноса сравнил Рейнольдса с актрисой Джанет Ли, героиня которой была убита в фильме «Психо», несмотря на то, что сюжет крутился вокруг неё.

​Многие заявляли, что мой фильм очень похож на «Чужого». Как по мне, именно смерть героя Рейнольдса и концовка отличают две картины. Концовка напоминает мне мрачный финал одного из американских фильмов пятидесятых, которые я очень люблю. А ещё, я подумал, что для того, чтобы снять фильм в стиле нуар мне нужна своя Джанет Ли. Ей и стал Райан.

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»

Образ доктора Миранды Норт, роль которой исполнила британская актриса Ребекка Фергюсон, режиссёр взял из своего опыта общения с известным иммунологом Энтони Фаучи (Anthony Fauci).

​Мне был 21 год, когда я встретился с Фаучи и это, возможно, самый пугающий человек, которого я видел. Он смотрит на тебя и сразу думает о том, что может пойти не так. Я стою с камерой в руках и пытаюсь снять документальный фильм про ВИЧ, а Фаучи глядит на меня так, словно видит все мои недостатки разом.

Миранда — его любимая ученица. Кто она? Чем заслужила его уважение? Какой должна быть женщина, которой он доверил столь сложную миссию?

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»

По задумке режиссёра, инопланетный организм Кэлвин, по началу, должен был пугать зрителей гораздо меньше, чем учёные, живущие на космической станции.

​Он малыш. Есть отличный фотограф, который делает снимки детей в утробе матери. Они сияют. И Кэлвин тоже. Таким образом, я хотел показать зарождающуюся жизнь.

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»
Первоначальный вид Кэлвина

Также режиссёр коснулся судьбы персонажа Ольги Дыховичной, захлебнувшейся внутри своего скафандра. По мнению Эспиносы, позаимствовавшего данную сцену из случая, произошедшего с итальянским астронавтом, едва не утонувшим в своём костюме, подобная смерть пугает зрителей сильнее, потому что может произойти и не в космосе.

​В том, что космонавт умирает от чего-то, что есть только на Земле, есть нечто поэтичное. Каждая смерть несёт в себе один из базовых страхов. Будь это клаустрофобия или боязнь быть изнасилованным, я хочу, чтобы смерть персонажа воздействовала на психику зрителя.

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»

Режиссёр подчеркнул, что клаустрофобия является одним из важных свойств его картины. Именно она, заявил Эспиноса, отличает фильм от «Гравитации», с которой его сравнивали не меньше, чем с «Чужим». Особенно, по словам создателя «Живого» это ощущается в открывающей фильм сцене, снятой одним планом.

Я хотел снять сцену, которая показала бы зрителям, что движение на МКС напоминает плавание сквозь кишку. Это бы ввело их в курс дела. Сначала я решил, что эта затея безумна, но после начал планировать съёмки и считаю большим достижением тот факт, что у нас всё получилось.

Сцена из «Гравитации» пугает зрителей бесконечностью космической бездны, в то время как я решил сосредоточиться на ограниченном пространстве. В некотором роде у меня получилась «Гравитация» наоборот.   

Чтобы добиться подобного эффекта я сначала попросил композиторов записать мрачную музыку в стиле нуар, а потом приступил к съёмкам. Таким образом, у меня был чёткий рабочий ритм.

Даниэль Эспиноса, режиссёр «Живого»

В последнее время голливудские студии стараются давать свободу режиссёрам, желающим снимать мрачные концовки. Помимо «Живого», можно привести в пример блокбастеры «Изгой-один» и «Логан», так же закончившиеся на грустной ноте.

Правда, картина Эспиносы, в отличие от двух фильмов, неудачно стартовала в американском прокате и рискует не окупить затрат на своё производство.

#кино #живое    

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться