[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Леонид Мойжес", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 3, "likes": 21, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
4 103

Как нормальное победило хорошее — обзор игры Expeditions: Viking

Игра про викингов, которая выбрала безопасный путь.

Поделиться

В избранное

В избранном

27 апреля вышла игра Expeditions: Viking от студии Logic Artists. Игроку предлагают встать во главе небольшого племени викингов, и со временем привести его к величию.

Игра предлагает немало интересных механик и возможностей, но в конечном итоге оказывается менее яркой и оригинальной, чем Expeditions: Conquistadors, предыдущий проект от той же студии.

Прошлые заслуги

Ранее я упоминал игру Expeditions: Viking в тексте, посвящённом правдоподобному изображению викингов в видеоиграх. Проект тогда ещё не был завершён и вызывал оптимизм благодаря, по большей части, предыдущей игре разработчиков — Expeditions: Conquistadors, о завоевании Америки.

Logic Artists готовы идти на эксперименты, и это несомненный плюс. В 2013 году они сделали RPG, где основная часть партии создается игроком изначально, а не набирается главным героем по ходу сюжета. При этом речь идёт о полноценных персонажах с собственным характером, а не безликих статистах.

Предыдущий проект Logic Artists дал надежду на появление новой и оригинальной серии игр

Похвально, что разработчики вообще взялись за такую болезненную тему, как конкистадоры. Из-за комплекса вины современного западного человека перед американскими индейцами любое художественное высказывание по этой теме, будь то фильм, игра или книга, делают либо совершенно несерьёзным, либо излишне тактичным.

С другой стороны, ацтекская цивилизация была чрезвычайно жестокой даже по меркам той непросвещённой эпохи, из-за чего их легко превратить в однозначных антагонистов, а сюжет — в историю борьбы европейской культуры против дикарей. В Expeditions: Conquistadors разработчикам удалось обойти все крайности, благодаря, во многом, возможности выбора сопартийцев и взаимодействия с ними.

Спутники могли быть терпимыми или нетерпимыми, рациональными или суеверными, жестокими или милосердными — через них и подавались основные конфликты, которые могут возникнуть при встрече испанцев и индейцев. Игрок сам решал, кем ему быть: религиозным фанатиком, алчным завоевателем, образованным исследователем или любопытным искателем приключений. И этот выбор предлагают сделать не единожды: герой изменяется так, как кажется правильным игроку.

Внешность главного героя можно изменять. Особенно приятно, что его цвет волос получает отдельное поэтическое описание

Амбиции и реальность

Так что у Logic Artists уже был опыт успешных экспериментов. От того обидно, что их второй проект оказался гораздо более мейнстримовым.

С одной стороны, разработчики дали игроку множество возможностей, которых раньше не было. Он может путешествовать между Скандинавией и Англией, выполнять задания и оказывать влияние на политику на обоих берегах, развивать собственное поселение, используя ресурсы, которые находит в путешествиях. В Англии главным героям предоставляется большая свобода действий: они могут завоевать страну для саксов или пиктов, подчинить её себе или просто вернуться домой, награбив столько, сколько нужно.

Но добавив новые механики, авторы либо не доделали их как следует, либо взамен пожертвовали более интересными идеями, которые удачно показали себя в Expeditions: Conquistadors.

Как и в Conquistadors, в Viking персонажам необходимы не только боевые, но и хозяйственные навыки. Впрочем, большой размер экспедиции гарантирует, что это не станет проблемой

Например, игра даёт вам возможность возвращаться в родное поселение, но серьёзных причин для этого нет. Найденные ресурсы перемещаются в вашу деревню автоматически, как и приказы о строительстве, а оружие вы находите или делаете на месте. Единственное, зачем вам может быть нужно домой — поговорить с компаньонами. Но, так как в игре есть временное ограничение, не хочется терять по несколько игровых дней на путешествие туда-обратно только для того, чтобы узнать, насколько ваши спутники презирают увязавшегося за героями христианского монаха (очевидно вдохновлённого Ательстаном из сериала «Викинги»).

Само строительство и развитие деревни наглядное, но на деле оказывается не вполне оправданным. Развивать поселение нужно, только если вы хотите добиться самой амбициозной цели в игре — вторжения в Англию Великой языческой армии под вашим руководством. Те, кто готов довольствоваться простой жизнью тана в Скандинавии, могут вообще не тратиться на родное поселение: ничего, кроме морального удовлетворения, это всё равно не принесёт.

Родной дом можно постепенно превратить либо в медовый зал, либо в укреплённые палаты, в зависимости от того, что вам нужно

Столкновение культур

Гораздо больше разочаровывает отсутствие внимания к мелочам, которыми отличалась предыдущая игра. В Expeditions: Conquistadors у индейцев и испанцев были принципиально разные классы персонажей, но в Expeditions: Viking они абсолютно одинаковы, за исключением разве что священников и ведьм, да и те не сильно различаются. Причём речь идёт не о сходстве функций, а об одном и том же наборе способностей. В итоге получается так, что христианские воины идут в атаку, обращаясь за благословением к Тюру и Одину.

Понятно, что разница в технологическом уровне между Скандинавией и Англией была не такой существенной, как между ацтеками и испанцами, и что разные народы — это не фэнтезийные расы. Но от игры про столкновение культур хотелось получить большего разнообразия в изображении представителей этих культур на поле боя, раз уж там мы проводим основную часть времени.

Кроме саксов-англичан, вам предстоит и встретиться и с кельтами. Впрочем, разница между ними не очень велика

Тут нужно вспомнить ещё об одной вещи, которой нет в игре, — торговле. Обещание разработчиков показать, что викинги были не только пиратами, но и торговцами, свелось к отдельным репликам в диалогах и в концовке, а занимается ваш отряд всё тем же бесконечным кровопролитием, либо на службе короля, либо по собственной инициативе.

К концу игры это вызывает недоумение: чем, собственно, кроме наёмников может торговать ваша страна с далёкими и явно более богатыми землями. Никто не ждал полноценного экономического симулятора, но так ли сложно хотя бы задать разные цены на товары в разных местах, чтобы смотивировать игрока возвращаться домой?

Нет в игре и политического противостояния на альтинге — хотя всё происходящее является подготовкой к этому событию, оно быстро и коротко разрешается королевским указом, даже если вы ухитрились настроить против себя не только главного антагониста, но и другого соседнего тана. Нет и каких-то значимых интриг среди вашего окружения, а чтобы довести кого-то из них до выхода из отряда, нужно, видимо, задаться такой целью специально.

Компаньонов в игре немало, они обаятельны, хотя и не оригинальны характерами

Судя по опыту игры в Expeditions: Conquistador можно было надеяться, что в следующем проекте Logic Artists, с большим бюджетом и признанием, пойдут на новые эксперименты, разовьют свои собственные идеи, придумают новые игровые механики. Но, увы, получилась более-менее стандартная ролевая игра.

Вместо спутников, которых вы выбирали в самом начале игры из списка, ориентируясь на их показатели и характер, в Expeditions: Viking главный герой традиционно собирает партию из встреченных им персонажей. И даже тогда, когда вы можете создать себе спутников, вы так и не узнаете заранее, какие черты они получат.

С одной стороны, это реалистично. С другой — ограничивает игроку выбор подхода к истории, не позволяя определить и разыграть те конфликты, которые кажутся интересными. Само по себе это не плохо, просто уже много раз было.

Важный элемент геймлея — навигация на глобальной карте: нужно переходить из лагеря в лагерь раньше, чем ваши викинги оголодают

Безопасный мейнстрим

Главная проблема, от которой страдает Viking — отсутствие цельной концепции. В Conquistadors разработчики хорошо понимали, о чём хотят говорить. Давая игроку самому выбирать подход к происходящему, они будто ясно представляли себе систему координат, в которой этот выбор делается, варианты действий, которые для этого необходимы, и, самое главное, общий стиль игры.

Но судя по Viking непонятно, пытались ли авторы создать игру в жанре фэнтези, псевдоисторического романа, реалистичной драмы или политической стратегии. В результате свобода из предыдущей игры обернулась этаким «расфокусом», многие механики выглядят лишними и не используются, а разные квесты как будто сделаны в разных жанрах.

Игрок то участвует в серьёзной политике, то сражается с культом Святого Ромула — будто викинги случайно заплыли в пустыню Мохаве из Fallout: New Vegas. Цельной концепции нет, и авторы обращаются к канонам мейнстрима, как к чему-то простому, привычному и безопасному. Убить баргеста. Закрутить роман с компаньоном. Очистить подземелье.

Какой бы вариант прохождения вы не выбрали, герою придётся оказаться в эпицентре политики Британии

То же самое происходит с образом викингов в игре. С одной стороны, в Expeditions: Viking есть немало внешних элементов северной культуры: жрица рассказывает вам аутентичные мифы, персонажи пользуются скандинавскими титулами, терминами. Но игра не рассказывает нам о викингах ничего, чего мы не знали раньше, не затрагивает какую-либо специфичную викингскую тему, которая не была бы уже широко известна, не раскрывает, чем эта культура, собственно, отличалась от остальных.

Герои тут — это всё те же бесстрашные воины, пираты и наёмники, которыми викингов изображали ещё сто лет назад, разбавленные столь же устоявшимися стереотипами из традиционных RPG. В результате игра во многом повторяет проблему знаменитого сериала «Викинги» — северяне не кажутся каким-то «другим» народом, в чём-то отличающимся, а в чём-то схожим. Те же европейцы, только дерутся лучше.

Исторично это или нет – вопрос малозначительный. Гораздо важнее разочарование из-за того, что игра, которая могла бы сказать о викингах что-то новое, как-то пошатнуть или, хотя бы, усложнить устоявшийся и надоевший стереотип, этого не только не сделала, но даже не попыталась.

Но, даже учитывая недостатки, Expeditions: Viking заслуживает внимания. Logic Artists будто стали жертвой собственного успеха. Предыдущая их игра удалась во многом потому, что не было средств на что-то большое: приходилось как-то выкручиваться, копать вглубь. Viking же максимально приближен к усреднённым ожиданием публики.

Может быть, в этом отчасти есть и наша вина — в конце концов, спрос рождает предложение, и пока мы будем желать повторения одного и того же, никто не будет насильно заставлять нас покупать что-то другое.

#обзоры

Статьи по теме
Север помнит: правдоподобные игры о викингах
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться