[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Глеб Диденко", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 33, "likes": 44, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section": "default" }
6 213

Планы на выходные: игры и кино с выдающимся визуальным стилем

Проекты, которые невозможно забыть.

Поделиться

В избранное

В избранном

Когда говорят о стиле — подразумевают комплекс из самых разных вещей. Причём их набор у каждого свой. Это крайне эфемерное понятие, поэтому и набор произведений в этот раз у нас получился очень разный.

Итак, вот чем редакция DTF советует заняться на выходных.

Олег Чимде: неуловимые демоны

Игры

Mirror’s Edge — смелый эксперимент DICE и EA, которого никто не ожидал. Дело в необычном сочетании трёх элементов:

  1. Непривычный для антиутопии визуальный стиль. Острые формы, кристально белые крыши небоскрёбов, исключительно чистые и контрастные цвета. Такого «визуала» нет больше нигде.
  2. Точные движения и высокая динамика. Девушка Фэйт — курьер, который быстро скользит по крышам города, и каждый шаг, каждый прыжок должен быть уместен.
  3. Саундтрек от Solar Fields, подчёркивающий концепцию постоянного движения и стремления к свободе.

Из этих слагаемых и складывается уникальный стиль Mirror’s Edge. Однако же ремейку удалось повторить успех лишь отчасти: все три компонента на месте, но что-то пошло не так (помимо технических проблем, конечно). Видимо, был ещё секретный ингредиент, «демон», о котором не подозревал никто — даже сами авторы.

Кино

Рискую столкнуться с негодованием, но мои любимые фильмы Николаса Рёфна — «Только Бог простит» и «Неоновый демон». «Драйв» мне нравится меньше.

У всех фильмом Рёфна — свой исключительный стиль. «Только Бог простит» — это грязь и азиатский красный неон. Кровь тоже используется для стилизации (а фильм очень кровавый). Как и следующая картина, «Только Бог простит» не навязывает вам свою главную идею — её запросто можно не заметить. Но если посвятите фильму вечер — обратите внимание на то, как персонаж Гослинга смотрит на свои руки.

А вот «Неоновый демон» — про американский гламур. И визуальный стиль здесь — пожалуй, лучший из всех у Рёфна. Медленные, звенящие сцены, идеальный подбор цветов, потрясающие костюмы и макияж. Ну и саундтрек, конечно — у Рёфна он всегда лучший. Идея в «Неоновом демоне» тоже есть, и многие её упустили: красота — это не просто условность, но некая неуловимая субстанция, вполне себе реальный «демон», которого даже можно увидеть и забрать.

А если смысл всё же ускользнул от зрителя, ничего страшного. Кто сказал, что кино обязательно должно нести идею? В конце концов, оно просто может быть жутко стильным, и этого будет достаточно.

Артём Слободчиков: чудовища разума

Игры

Когда стали появляться подробности о DmC: Devil May Cry — перезапуске франшизы — фанаты запротестовали. Главным образом им пришёлся не по душе новый Данте: молодой, дерзкий панк, который не лезет за словом в карман и разительно отличается от предыдущего протагониста — вальяжного «крутого парня».

После релиза возмущение поутихло. Как минимум потому, что при всех нововведениях игра оказалась отличным слэшером, в котором зубодробительные комбинации из 15 элементов уступили место «жонглированию» разными типами оружия.

Не последнюю роль в успехе DmC: Devil May Cry сыграл её стиль. Мир игры постоянно переключается между своим обычным и «потусторонним» состоянием, куда главного героя затягивают присутствующие рядом демоны. И отличаются эти планы мироздания не только цветофильтрами — разработчики выложились по полной.

DmC: Devil May Cry

Например, чтобы победить демона-телеведущего, нужно отправиться в отражение телевышки в воде под мостом. После перехода весь мир оказывается перевёрнут с ног на голову, что связано с геймплеем: логично перемещаться по платформам, когда под ногами — небо.

Боссы тоже отлично вписываются в новый стиль — чего стоит только битва с неродившимся ребёнком главного демона Мундусом, из которого торчит его мать (да, не наоборот).

Крутизны добавляет саундтрек от Noisia и Combichrist. Сражение с упомянутым зародышем Мундуса с What The Fuck Is Wrong With You на фоне до сих пор — одно из самых ярких моих игровых впечатлений: рубить отвратительного демона под мощный aggrotech одно удовольствие.

Кино

«Легион» — недавний сериал про одного из самых необычных героев Marvel от Ноя Хоули, шоураннера «Фарго». Легион, то есть Дэвид Хэллер, это мутант с колоссальными способностями, которые неразрывно связаны с его шизофренией: в комиксе каждая личность в голове Легиона отвечает за определённый набор способностей, в сериале же всё немного иначе.

«Легион» — шоу не про эффектные бои. Во главе угла — погружение в расщеплённый разум Дэвида, и Хоули использует визуальные приёмы, чтобы облегчить этот процесс. При переходе из реального мира в «психоделический» даже меняется соотношение сторон кадра.

Мир в сериале тоже словно поражён лёгкой формой шизофрении. Дизайн одежды, автомобилей и зданий выглядит так, будто на дворе 1960-1970 годы: модернизм, Bauhaus, брюки клёш и джинсы. При этом в сериале встречаются голограммы и несвойственное для этого времени оружие.

Словом, Хоули ловко смешивает визуальные стили и создаёт мир под стать своему герою, что иногда выглядит издёвкой, а иногда — откровением. Чего стоят только завершающие титры в эстетике кубизма.

Данил Свечков: водка и мартини

Игры

Облегающие костюмы, узкие галстуки и мини-юбки. Ткани сочных оттенков. Огромные пряжки на ремнях, сапожки до колен, черные очки и яркие мужские рубашки, расстёгнутые на груди. Призыв «Make love, not war!» витает в воздухе.

Идеальные 1960-е годы вы найдёте в идеальном шпионском боевике – «No One Lives Forever». Начните с первой части (благо она до сих пор отлично играется, несмотря на то, что с релиза прошло 17 лет) и помогите секретному агенту Кейт Арчер навредить зловещей организации H.A.R.M. (игра слов, «harm» – это «вред»). А затем установите продолжение, которое вышло в 2002 году, но до сих пор может удивить отличной лицевой анимацией, и добейте злодеев. И не забудьте водку с мартини — можно не взбалтывать и не смешивать.

Кино

Эстетика грязного голливудского алкоголизма во всей красе, когда на каждому углу растет по пальме, во дворе кто-то выращивает кукурузу, а в местном баре с неоновой вывеской наливают бесплатно просто потому, что у тебя лицо Микки Рурка, которого хорошо избили в подворотне.

«Пьянь» — из фильмов, в которых нет сюжета. Это полтора часа медитативного наблюдения за тем, как кто-то опрокидывает стопки, участвует в пьяной драке и убегает от полиции. В промежутках есть что-то про ранимую душу, пишущую рассказы карандашом на мятой бумажке в захваченной клопами комнате, но в основном тут всё же про пьянство и про то, что если накатить, то в общем-то уже и не важно кусают ли тебя ночью жуки.

Фильм, кстати, снят по сценарию Чарльза Буковски — главного литературного алкоголика Америки второй половины XX века. И если вы осилите фильм, то потом попробуйте почитать книгу «Голливуд», в которой он в художественной форме описал, как эта картина создавалась. И постарайтесь понять потом, то ли его друг действительно угрожал отпилить себе ногу, если продюсеры «завернут» проект, то ли это вымысел вечно поддатого писателя.

Павел Куравин: восточный колорит

Игры

В 2008 году Ubisoft сделала попытку перезапустить франшизу Prince of Persia. Оставив знакомые игрокам элементы вроде пробежек по стенам и акробатики, они кардинально переработали как боевую механику, так и визуальный стиль и общую атмосферу игры.

Теперь, вместо мрачных тонов Warrior Within и тёмного принца в The Two Thrones, игроков встречал яркий, полный сочных красок игровой мир и новый харизматичный главный герой. И хотя некоторым новый стиль показался чересчур «мультяшным», вкупе с шикарным саундтреком он создавал атмосферу настоящей восточной сказки.

По ходу игры Принцу приходилось «очищать» заражённые скверной земли, и даже в самых мрачных уголках игрового мира дизайнерам удавалось сохранить ощущение света и волшебства. Во многом этому способствовала новая напарница — Элика, всюду сопровождавшая Принца и помогавшая ему своей магией преодолевать препятствия и сражаться с врагами. Даже когда Принц оступался и улетал в бездну, она вытаскивала его за руку – в игре технически невозможно было умереть, и многие критики ругали её именно за излишнюю лёгкость.

В тот же период по миру уже начала победоносно шагать серия Assassin’s Creed, и Ubisoft сосредоточила всё внимание на ней. Перезапуск Prince of Persia, к сожалению, не получил продолжения, оставшись лишь ярким воспоминанием в памяти игроков. Если вы хотите зарядиться оптимизмом и провести пару расслабленных вечеров в атмосфере доброй сказки, эта игра точно для вас.

Кино

К восточным боевикам с их характерными пробежками по воздуху и оспаривающей законы физики боевой хореографией можно относиться по-разному. Но в чём точно нельзя упрекнуть фильм «Герой» Чжана Имоу – так это в плохом арт-дирекшене.

Фильм состоит из трёх частей, в каждой из которых герой Джета Ли и правитель земли Цинь поочерёдно рассказывают друг другу свои версии того, как главному герою удалось победить трёх врагов императора. Каждая часть имеет свой цвет: первая, Ложь, выполнена в красном цвете, вторая – Заблуждение – в голубом, а третья – Истина – в белом. Как в фильме переплетаются три версии одной и той же истории, так же внутри его сюжета переплетаются фехтование на мечах, музыка, каллиграфия и размышления о чести и достоинстве.

«Герой» получил множество номинаций и наград за свой выдающийся визуальный стиль, а также за постановку боевых сцен и дизайн костюмов. Если вы неравнодушны к восточной эстетике и хотите получить настоящее визуальное наслаждение, ни в коем случае не обходите этот фильм стороной: 85 баллов на Metacritic и 95% на Rotten Tomatoes говорят сами за себя.

Фёдор Сивов: солнце и криминал

Игры

Солнечный Сан-Франциско, герой в кожаной куртке едет на Dodge Challenger 1970 года. Хотя действие Driver: San Francisco происходит в современности, он пропитан атмосферой времени, когда выпустили эту машину и напоминает боевики той эпохи. Ещё больше их напоминали прошлые выпуски серии, но все они, кроме самой первой части, тяготели к экшену в открытом мире в духе GTA.

В этот же раз Reflections сделали аркадную гонку, где маслкары входили в поворот, визжа резиной и можно было переселиться в водителя любой машины в округе.

Переноситься из одного авто в другое приходилось в погонях, чтобы не потерять преследуемого из виду или чтобы устроить аварию, столкнув несколько автомобилей на перекрёстке. Пусть разработчики оправдали это фантазией главного героя в коме — важнее сюжет про противостояние полицейского Таннера и его заклятого врага, беглого преступника Джерико.

Кино

Чтобы понимать, откуда растут корни Driver, стоит по меньшей мере посмотреть «Исчезающую точку», «Французского связного» и все британские детективные сериалы 1970-х вроде «Старски и Хатча». Начните с полицейского триллера «Буллит».

Лейтенант Буллит впутывается в дело о преступном синдикате, ему с напарниками доверяют охранять важного свидетеля. Нападение, напарника и свидетеля ранят. Герой ещё сильнее погрязает в гангстерских интригах, пьёт кофе, и пытается выйти на главарей мафии.

А затем следует погоня, на которую впоследствии будут ориентироваться все. Десять минут Буллит на Ford Mustang GT390 преследует Dodge Charger R/T: маслкары прыгают по крутым дорогам Сан-Франциско, скрипят шинами в поворотах, теряют колпаки. Словом, всё как в Driver.

Артемий Котов: японский стиль

Игры

Ōkami невозможно представить без технологии cэл-шейдинга. Без сочных, но нежных красок, ощущения ожившей картины японского мастера, без Божественной кисти, наконец. Но это один из тех случаев, когда именно технические ограничения порождают самобытные шедевры.

Ныне покойная Clover Studio поначалу разрабатывала Ōkami с реалистичной графикой. Возможности PS2 не давали развернуться, и было принято одно из самых прекрасных решений в индустрии: стилизовать игру про богиню-волчицу под холст суми-ё.

Японская культура — плоть и кровь Ōkami. Игра соткана из фольклора и мифов, её мир населён прекрасными и чудаковатыми существами, от богов до демонов. Но именно визуальный стиль наполняет игру жизнью, превращает приключение волчицы в праздник. А главное — вместе с новым стилем пришли новые идеи.

Разработчики решили, что если их творение — живое полотно, игроку надо дать в руки кисть. Божественную Кисть. Так Ōkami обрела одну из самых интересных геймплейных механик: чтобы использовать созидательную и разрушительную мощь богини-волчицы Аматэрасу, игрок буквально брал в руки кисть и наносил на холст судьбоносные мазки.

Ōkami получила заслуженный восторг прессы, ворох наград и место в наших сердцах, но широкая публика обделила игру должным вниманием. В 2010 году Ōkami даже попала в книгу рекордов Гиннеса с формулировкой «Наименее коммерчески успешный проект, получивший награду Игра года».

Подозреваю, среди вас есть те, кто не застал Ōkami. Сделайте что-то с этим. Вы очень многое упустили.

Кино

Нет, это не аниме. То есть аниме, но всё намного сложнее. JoJo's Bizarre Adventure — это мем, вирус, стихийное бедствие, болезнь и образ мышления. Это перекаченные дети с суровыми лицами, принимающие гламурные позы и переливающиеся всеми цветами радуги — но всё равно внушающие ощущение мужества и доблести, даже если ведут себя как безнадёжные дуболомы.

Это бесконечные отсылки к крутой старой музыке, фильмам и, куда же без этого, аниме. Это сумасшедший, сумасбродный, гламурный и адски харизматичный дизайн: от внешнего вида всего и вся до законов, по которым работает сеттинг. Абсурдные ситуации, которые умудряются одновременно быть бесконечно глупыми и на удивление умно проработанными.

JoJo — это либо просто очень хорошо, либо настолько плохо, что хорошо. Он не признаёт полумер, не умеет быть скучным и врезается в память навсегда. JoJo не умещается ни в какие рамки: настолько это самобытная и безумная штука. Самое странное приключение на свете.

Вы будете уважать JoJo. Каждого поголовно. Джонатан Джостар научит вас быть настоящим мужиком. Его внук Джозеф покажет, как круто быть трикстером. Его внук Джотаро Куджо быстро объяснит, чего стоит дьявольская невозмутимость, а сын Джоске заставит любить интеллект и стильные причёски.

Когда-то давно манга Хирохико Араки довольствовалась маленькими угрюмыми адаптациями, но с 2012 года выходит подробный, сочный, яркий, идеальный сериал. Посмотрите его, если не боитесь. В качестве бонуса начнёте понимать все эти странные мемы и безошибочно узнавать отсылки к JoJo. А это дорогого стоит.

#планынавыходные #игрыикино

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться