[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Станислав Минасов", "author_type": "self", "tags": ["thelongjourneyhome"], "comments": 2, "likes": 20, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6899" }
Станислав Минасов
2 591

Холодный космос: дневник исследователя из The Long Journey Home

История одного большого космического путешествия.

Поделиться

В избранное

В избранном

30 мая в Steam выходит The Long Journey Home — игра про исследование космоса, похожая на FTL и «Космических рейнджеров». Мы поиграли в новый проект Daedalic, изучили процедурно генерируемый мир, умерли не один десяток раз и теперь делимся впечатлениями.

Дневник капитана

День 1. Земля

Мы отправляемся к системе Альфа Центавра. До сих пор не могу в это поверить. Из десяти кандидатов пришлось отобрать четверых, и, чёрт возьми, как же это было непросто. Прямо как в детстве, когда собираешь команду мечты для космического путешествия.

Но вчитываясь в биографию экипажа, ловишь себя на мысли — на этот раз всё всерьёз. У каждого кандидата свои особенности, характер и история. Один отлично чинит двигатели, другой разбирается в растениях, третий и вовсе гениальный физик. А ведь ещё нужно выбрать корабль и челнок.

В итоге в миссии участвуют: опытный пилот Малькольм Винтерс, инженер Алессандра Иаковелли, астронавт Кирстен Барассо и директор корпорации Симон Кастелло.

Последний явно выбивается из нашей компании, но его предприятие финансировало миссию. Так что пришлось взять толстосума с собой. В конце концов, вдруг его хватка поможет в переговорах с инопланетянами.

«Феникс» (так окрестили наш корабль) готов к взлёту.

День 10. Марс

Сделали промежуточную остановку на Марсе, чтобы заправить гипердвигатель перед прыжком. Хотя «остановка» — это громко сказано. Выйти на орбиту красной планеты и включить автопилот мне удалось лишь с пятого раза.

Летать в реальности намного сложнее, чем в компьютерных симуляциях. Приходится тщательно рассчитывать траекторию, корабль медленно разгоняется и тормозит, а ускорение, которое используется для резкого маневрирования, быстро расходует топливо.

Вдобавок, если промахнуться и попасть в поле притяжения, планету придётся облетать. На это тоже тратится топливо, да и обшивка изнашивается. Ресурсов для починки у нас немного, так что впредь надо быть аккуратней.

Энергии нам хватит на два гиперпрыжка. Проверяем все системы, выдыхаем и разгоняемся. Надеюсь, мы не забыли никого на Марсе.

День 12. Неизвестность

Что-то пошло не так. Мы в неизвестной части космоса, корабль повреждён, а у Алессандры сотрясение мозга.

Бортовой компьютер услужливо подсказывает, что пять травм будут фатальными для любого из членов экипажа.

Хорошо, что у нас есть небольшая аптечка. Плохо, что она поможет лишь кому-то одному.

День 13. Первый контакт

С нами связался пролетавший мимо беспилотник. Риивы, дружелюбная раса колонистов, просят помочь их собратьям на ближайшей планете.

Заодно будет повод испытать наш челнок. Пока кажется, что ничего сложного в посадках на планеты нет. Нужно следить за уровнем топлива, не разгоняться слишком сильно, чтобы не впечататься в рельеф и не разбиться, да учитывать ветер.

На планетах есть ресурсы для добычи. Металлы пригодятся для починки корабля или челнока, газ перерабатывается в топливо, а минералы подойдут для гиперпрыжков. Только так мы сможем добраться домой.

К тому же порой на планетах можно наткнуться на останки инопланетных цивилизаций или древние корабли. Или помочь застрявшим колонистам, что мы и сделали.

Риивы связались с нами и отблагодарили какими-то кредитами. Говорят, у нас теперь открыт галактический счёт. Интересно, бывают галактические займы?

День 20. Рутина

Когда я открываю карту Вселенной, меня охватывает тоска. До дома так далеко! Между нами десятки галактик, и никто не знает, что мы здесь. Одинокий маленький корабль посреди бескрайнего космоса.

Помощи ждать неоткуда. Можно рассчитывать только на себя.

Мы познакомились ещё с несколькими инопланетянами. Один из них даже всучил нам листовку о межгалактическом заговоре, которую сам же и написал. При этом постоянно что-то повторял о том, что ОНИ не должны узнать. Чудак какой-то.

Один день похож на другой. Команда устаёт, но держится бодро. Летаем от планеты к планете, Малькольм изредка опускается на поверхность. Торгуем с инопланетянами, пытаемся поддерживать мирные отношения.

При каждом гиперпрыжке что-то на корабле выходит из строя. То двигатель начинает работать вполсилы, то повреждается система переработки топлива. Поломки приходится сразу устранять, иначе мы полностью потеряем повреждённый элемент корабля.

Как это случилось с лазером. Больше ресурсов в открытом космосе нам не добыть. Придётся чаще пользоваться челноком.

День 22. Безжалостные миры

Каким самоуверенным идиотом я был. Мне казалось, что я отлично умею садиться на планеты и добывать минералы. Думал, что знаю обо всём. И как я ошибался.

Обязательно надо учитывать силу ветра и температуру. На одних планетах постоянные землетрясения и нельзя нормально даже опуститься, на других — постоянные шторма, а случайная молния может взорвать челнок. Планеты сколь красивы, столь и смертоносны.

Я начинаю ненавидеть их.

​День 24. Прощание

Вчера у нас почти закончилось топливо, и Малькольм отправился его добыть. Зона поисков — газовый гигант, состоящий сплошь из облаков, с чрезвычайно сильной гравитацией. Если бы я заметил это раньше.

Забив отсеки газом, Малькольм безуспешно пытался подняться. Ему удалось достичь верхних слоёв, но дальше двигатели перестали справляться. Челнок буквально висел на месте, расходуя топливо.

До самого конца он отчаянно боролся, пытаясь вырваться из смертельных объятий планеты. Даже когда топливо кончилось, он отключил систему жизнеобеспечения, чтобы двигатели проработали на десяток секунд дольше. Но всё напрасно.

​Покойся с миром, Малькольм Винтерс. Ты был хорошим товарищем и верным другом. Без тебя в ледяном космосе стало на одну звезду меньше.

День 25. Воздух

Команда ещё не успела оправиться от произошедшего, а у нас новые проблемы. Точнее, проблема всё та же — топливо почти закончилось.

Скоро мы не сможем двигаться, но это было бы ещё полбеды. С топливом напрямую связана система жизнеобеспечения. Команда останется без воздуха, если ничего срочно не предпринять.

Корабль тоже не в лучшем состоянии. Экипаж работает с большим трудом, и я их отлично понимаю. Но выбора у нас нет.

Либо космос сломает нас, либо мы доберёмся до Земли. Третьего не дано.

День 26. Вечная улыбка Симона Кастелло

Симон стал первой жертвой удушья. Со своей извечной ухмылкой он сделал последний вздох и затих.

Жилой отсек пугающе пуст. Алессандра и Кирстен почти не передвигаются, посменно следя за приборами в рубке.

Симон, ты умудрился попасть в единственное место во Вселенной, где твои деньги тебя не спасли. И ты сам же сюда и стремился.

Знаю, что ты бы первый посмеялся над всей иронией ситуации. Нам будет тебя не хватать.

День 30. Внезапное спасение

Не думал, что такое случается в жизни. Но чудеса правда приходят тогда, когда их меньше всего ждёшь.

С нами на контакт вышли мизурани, раса растений, которая ищет друзей по всей Вселенной и новый дом для себя. В качестве жеста доброй воли они подарили нам большой бак топлива.

Мы спасены! По крайней мере, пока. Не иначе как сам космос послал нам этих созданий.

Любопытно, что их корабль теперь неотступно следует за нашим. Неужто мизурани так привязываются к другим расам?

День 35. Заражение

Алессандра открывала контейнер с топливом и заправляла корабль.Сегодня она почувствовала себя нехорошо. Диагностика в лабораторном отсеке показала заражение неизвестной бактерией. Или вирусом. Чем-то инопланетного происхождения.

Наша аптечка не помогает, а с каждым днём Алессандре всё хуже. Наши спасители обернулись дьяволами. Будь они прокляты.

День 40. Полёт к звезде

Топливо на нуле, корабль еле держится, а ресурсов не осталось. В соседней галактике был торговый пост энтропов, но без гиперпрыжка туда не добраться.

Кирстен говорит, что ещё на Земле слышала о том, что энергия для прыжка может накапливаться, если пролететь рядом со звездой. Всего лишь теоретическое исследование какого-то физика, но вдруг сработает?

Не знаю, выдержит ли корабль или Кирстен. В любом случае, выбора у нас нет. Сжимаю зубы и направляю корабль прямо в звезду.

*конец дневника*

Романтика и отчаяние космоса

Это был не первый мой полёт. В первый раз я уничтожил челнок почти сразу, а команда один за другим задохнулась на 25-й день.

С тех пор я участвовал в кровавом межгалактическом телешоу, помогал завоевать руку инопланетной принцессы, распутывал вселенский заговор, дрался с пиратами, обследовал руины древних храмов и даже один раз был обобран космическими пиратами.

Но две вещи оставались неизменными. Те два элемента The Long Journey Home, которые получились лучше всего. Которые переплетаются друг с другом и перетекают один в другой.

Романтика космоса. Ощущение неизведанного, когда ты прыгаешь в новую галактику и с каким-то детским восторгом ждёшь — что там. Как будто заглядываешь за угол, где тебя каждый раз ждёт дивный новый мир. Атмосфера открытий и свершений, словно сошедшая со страниц научно-фантастических книг и плакатов 60-х.

Холодное отчаяние. Когда ресурсов постоянно не хватает, части корабля выходят из строя, и ты раз за разом на грани борешься за выживание. Хочешь добраться до мерцающей точки на другом конце Вселенной и, даже сидя в тёплой квартире за монитором, всё равно вздрагиваешь от того, насколько она далеко.

Каждая потеря кого-то из экипажа воспринимается как личная. Хочется отмотать игру на несколько шагов назад или вообще закрыть и больше не открывать. Но нельзя. Надо идти дальше.

Да, я так и не долетел до Земли. Но с каждым разом я приближался всё ближе и ближе. Учился на собственных ошибках, шёл вперёд и отодвигал границу перед собой чуть дальше.

И я знаю, что однажды долечу домой.

#thelongjourneyhome

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться