{ "google": "UA-81119751-1", "yandex": "38620795" }
Редакция DTF
2 173
pro

История Ральфа Баера: Как первая в мире видеоигра Pong привела к созданию целой индустрии

6 декабря на 92-м году жизни скончался Ральф Баер, создатель первой телевизионной игровой приставки Odyssey и автор легендарной игры Pong. Редакция рубрики «Рынок игр» вспомнила, как «отец игровой индустрии» создал свою первую видеоигру, и как его изобретение привело к становлению целой индустрии.

Происхождение и бегство из Германии

Ральф Баер родился в 1922 году в Германии. Он воспитывался в еврейской семье и постоянно находился в ожидании скорой расправы со стороны фашистских властей. В конце 1938-го года отец семейства принял решение эмигрировать в США. Вскоре после их отъезда прошла так называемая «Хрустальная ночь», когда евреев массово отправляли в концентрационные лагеря.

Первые идеи

В США Баер получил хорошее образование и устроился инженером в военную корпорацию Loral Electronics. Одной из его рабочих задач было даже создание полноценного телевизора, по всей видимости требуемого для вооруженных сил США.

Мы использовали испытательное оборудование для проверки нашего прогресса, и одна из единиц оборудования, которым мы пользовались, могла отображать на экране горизонтальные и вертикальные линии, сетку и цветные линии. Их можно было передвигать и использовать в качестве настройки телевизора. 

Перемещение этих паттернов было довольно аккуратным, и мне казалось, что, возможно, нам удастся сделать из этого телевизор. Не знаю, думал ли я об этом как об игре или просто хотел подурачиться и попробовать сделать из телевизора нечто большее, чем средство просмотра тупых сетевых программ.

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Конечно, тогда в 1951-м году Баер так и не развил идею до игровой платформы, просто выполнив поручение своего руководства.

«Эй, давай играть!»

Идеи Баера дремали вплоть до 1961-го. Он уже стал главным инженером в компании Sanders Associates, выполняющей военные подряды. Однажды Баер отправился в командировку в Нью-Йорк и, сидя на автобусной обстановке, ему пришла уже полноценная идея игровой платформы. Вернувшись домой он описал компактное игровое устройство по цене $19,95, подключаемое к любому телевизору.

Я пребывал в определенном противоречии с самим собой, сочиняя это предложение. Я ведь главный инженер и руководитель подразделения в крупной военной компании — так какого черта я это пишу? Я начал называть приставку терминами, которые напоминали военную терминологию, и под конец дал этому устройству название Channel LP, где LP — это выражение let’s play.

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Секретный проект 

Баер не мог заниматься проектом открыто, но воспользовался своим положением в Sanders и начал разработки в полной секретности, никому, кроме небольшой приглашенной команды, не раскрывая сути Channel LP.

Мое подразделение находилось на пятом этаже большого здания. На шестом этаже, прямо напротив лифта была пустая комната, которую я забрал себе и дал ключи Биллу Харрисону. Несколько позднее к нам присоединился Билл Руш, занявший должность главного инженера. Руш был толковым, творческим и с «шилом в заднице». Он поздно приходил, долго раскачивался, чтобы приняться за работу. Одним словом, никакой дисциплины. Я это в нем ненавидел, но он был очень креативен и очень умен. Над этим проектом работали мы втроем, и никто не знал, чем мы занимаемся в этой комнате.

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Позже Баер был вынужден рассекретить свою разработку, названную уже Brown Box, и показал корпоративному директору по исследованиям и развитию Герри Кампану, который сдержанно заинтересовался игровой приставкой и даже пообещал финансирование в размере $2 тысяч. Для Баера это были небольшие деньги, однако куда важнее стал официальный статус Brown Box. 

Чуть позже приставка обзавелась несколькими увлекательным играми, среди которых оказалась, например, стрельба по мишеням с помощью внешнего пластмассового контроллера — ружья. Был там и ремейк пинг-понга, где две символические ракетки отбивали пассы друг друга.

К сожалению, в Sanders не знали, что делать с новым устройством и после первой же неудачной попытки продать его кабельной компании TelePromter отложили идею в долгий ящик.

Новая надежда

Ничего не происходило года полтора, наверное, и мы не понимали, что с этим вообще можно сделать. Наконец меня осенило, что производители телевизоров и есть те самые компании, которые с большой долей вероятности смогут производить, распространять, рекламировать и продавать устройства, произведенные из тех же компонентов и по той же технологии, что и их телевизоры.

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Brown Box показывали всем от General Electric до RCA и Magnavox. Хоть какой-то интерес проявили в RCA, но и там выделять средства не захотели. Возможно, детище Баера так бы и не увидело свет, если бы не судьбоносный переход Билла Эндерса с позиции технического директора RCA в Magnavox, где он сразу же убедил руководство дать шанс приставке. После недолгих переговоров ей дали зеленый свет.

Сперва в Magnavox окрестили машину Skill-o-Vision, но в последствии это название сменилось на Odyssey. Количество встроенных игр увеличилось до 12 и в их числе оказался, например, Ping-Pong. А вот игру с дополнительным ружьем, очень нравившаяся боссам из Sanders, окрестили Shooting Gallery и продавали уже отдельно.

После всех перетрубаций (в комплект приставки добавили даже бумажные игральные карты) устройство получило цену в $99,95, вместо задуманных Баером $19,95.  Позже он скажет:

Я видел ящик, 10 тысяч игральных карт, бумажные деньги и подобную фигню. Я же знал, что никто этим пользоваться не будет.

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Ping-Pong и Нолан Бушнелл

24-го мая 1972 года Odyssey впервые продемонстрировали прессе и избранным гостям. Среди них был и Нолан Бушнелл — будущий основатель легендарной компании Atari. На Бушнелла особое впечатление произвела незамысловатая игра Ping-Pong, которой он еще долго вдохновлялся, в последствии создав проект Pong.

Вопреки скептичному настрою Баера к 1974-му было продано более 200 тысяч копий Odyssey.  

Все играли в Ping-Pong, вот и всё. Это была хорошая игра, популярности которой подбавил Pong. Вот тогда-то мы и осознали: «Черт, все, что нам нужно было сделать — это остановиться после игры номер шесть».

— цитата из книги Тристана Донована «Играй: История видеоигр».

Компания Magnavox еще некоторое время пытался судиться с Atari из-за Pong, но в итоге согласилась передать лицензию на разработку за единовременный платеж в $700 тысяч.

Влияние на индустрию

Проекты подобные Pong особенно успешно себя проявили в игровых автоматах. К концу 1974-го года это уже был огромный бизнес с доходами в районе $250 млн. 

Более того, игровые автоматы смогли избавиться от статуса запретных и незаконных развлечений, который они приобрели из-за азартных игр. Это дало толчок всей индустрии видеоразвлечений, показав, что она может расти и развиваться на абсолютно законной основе.

#индустрия #истории

Популярные материалы
Показать еще

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться