[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Николай Чумаков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 7, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
Николай Чумаков
720
Gamedev

Компания ZeniMax против бывшего сотрудника Джона Кармака — хронология событий

Бывший редактор раздела «Игры» в издании «Лента.ру» и бывший шеф-редактор сайта Gmbox.ru Надежда Вайнер написала на Фейсбуке мнение о ситуации между компанией ZeniMax и её сотрудником Джоном Кармаком.

Текст восстанавливает хронологию отношений между ZeniMax, компанией Oculus VR и Джоном Кармаком, которые последние несколько лет были замешаны в разработке очков виртуальной реальности Oculus Rift.

Редакция DTF публикует материал с разрешения автора.

Поделиться

В избранное

В избранном

Превосходный спор вокруг виртуальной реальности сейчас разгорается в игровой индустрии. Вчера ZeniMax, материнская компания издательства Bethesda, выпустила заявление, в котором говорится, что бывший сотрудник издательства и бывший глава студии id Software Джон Кармак увольняясь, прихватил с собой интеллектуальную собственность компании.

Речь идет о разработке технологий для виртуальной реальности, которые Кармак потом тепленькими отнес в компанию Oculus Rift, и таким образом последняя добилась своего успеха.

Поясню, что шлем виртуальной реальности Oculus Rift — создание юного инженера Палмера Лаки. С него началась современная VR-революция: в 2012 году гарнитура вышла на платформу Kickstarter, а дальше бомбануло, и теперь подобные вещи есть практически у любой крупной компании.

И, значит, по итогам всего случившегося, ZeniMax утверждает, что Палмер Лаки не сделал вообще ничего, только украл и адаптировал, вся его история — ложь.

Интернет сейчас спорит, брехня это или нет, а я пока соберу и изложу краткую хронику событий.

2009 год. Шестнадцатилетнее дарование Палмер Лаки впервые объявляет о своем проекте в интернете. Он говорит, что работает над первым прототипом шлема виртуальной реальности уже «давно». Лаки представляет свою технологию на форуме, чьи обитатели активно включаются в обсуждение проекта и предлагают помощь в его разработке. В новостях потом рассказывается, что он завершил прототип в 2011 году, и все это время работал над ним в гараже своих родителей

2012 год. Проектом заинтересовался глава студии id Software Джон Кармак, который начал вести с Лаки долгие беседы о технологии. В мае Кармак публикует на форуме свой отзыв об Oculus и в мае же объявляет, что он делает прототип Doom 3 BFG для устройства. В конце мая он демонстрирует первые фрагменты журналистам. сколько на самом деле заняла их разработка, я не знаю.

2012 год-2. Oculus Rift в августе выходит на Kickstarter со скромным запросом в 250 тысяч долларов, собирает в итоге почти 2,5 миллиона и впадает в шок от происходящего. В качестве срока высылки шлемов первым покупателям Лаки и Компании тогда называют октябрь того же года.

Вскоре дату предварительного релиза прототипа DK1, предназначенного в первую очередь для разработчиков, а не для конечных пользователей, меняют на весну 2013 года (в итоге он выходит в конце марта).

2013 год. Джон Кармак официально присоединяется к Oculus. Согласно слухам в индустрии, он давно недоволен своей работой в Bethesda. Согласно тем же слухам, материнская компания Zenimax совсем недовольна его переходом.

Представлена HD-версия устройства, но разработчикам ее пока не дают, а дата релиза пользовательского варианта шлема остается неизвестной.

2014 год. Большой год для Oculus. Сначала на выставке CES демонстрируют Crystal Cove — новую и улучшенную версию шлема (все еще прототип, напомню). В том же году компания представляет и начинает рассылать DK2 — второй вариант набора для разработчиков.

Но, конечно, самое главное, что происходит — Фейсбук выкупает Oculus. В марте компании объявляют о сделке (два миллиарда долларов, удивительно), а закрывают её довольно быстро, уже к концу июля. В сентябре компания представляет очередную версию шлема — Crescent Bay.

2015 год. Oculus анонсирует срок выхода первой пользовательской модели шлема — CV1. Она должна добраться до покупателей в начале 2016 года.

Кроме того, в Oculus переходят ряд сотрудников компании Valve, работавших над шлемом виртуальной реальности Steam VR. Насколько я могу судить, это происходит примерно после того, как представители Oculus какое-то время вместе работают с Valve над шлемами виртуальной реальности.

Компании, предположительно, сотрудничают где-то в 2014 году, а начинают общаться на эту тему годом ранее. В начале 2014, Лаки заявлял, что шлем Valve — самый технологичный в мире.

2016 год. Пользовательские OculusCV1 поступают в продажу в марте (в США, а до Великобритании, например, добираются только в августе). Спустя два месяца после этого, сотрудник Valve Алан Йейтс в обсуждении на Reddit заявляет, что CV1 являются копией разработки его компании. Тон у него, однако, относительно миролюбивый: чувак иронически называет разработку Лаки «первым лицензированным устройством SteamVR».

После его заявления ни судебного дела, ни каких-либо других официальных разбирательств нет. В августе 2016 года начинается второй скандал, инициированный ZeniMax.

Мои личные ни на чем не основанные выводы и спекуляции

1. Я не верю ни Палмеру Лаки, ни Кармаку, ни ZeniMax. Последние известны своими токсичными делами против других разработчиков, как и тем, что она плохо обращается со своими сотрудниками и их проектами, поэтому каждый раз, когда она начинает обвинять, пристегнув к делу дорогостоящих юристов, а сама пытается выставить себя бедной овечкой, это выглядит очень плохо.

Палмеру я не верю потому, что не верю в гаражных гениев в 21 веке вообще — технологии слишком усложнились. А Кармак мне представляется достаточно разбирающимся в открытом программном обеспечении чуваком, чтобы забрать свои идеи и наработки и свалить туда, где ему интереснее. Надо понимать, при этом, что он реально гениальный программист, поэтому начать все с нуля, имея в голове дорожную карту, даже без исходного кода, для него не должно быть сложно.

2. Скорее всего, дело будет урегулировано в досудебном порядке. Но я бы с удовольствием посмотрела на битву Фейсбука и ZeniMax.

3. Я не люблю VR и буду рада, если Oculus окажется не такой идеалистической историей, как его представляют. Но при этом надо понимать, что современная виртуальная реальность и все разработки, связанные с ней, с каждым шагом приближают нас к настоящей виртуальной реальности, в которой однажды, да, можно будет жить.

У VR сейчас много проблем, а мое личное луддитское мнение таково, что лучше бы крупные компании не за модой, заданной непонятно кем, бежали, а занимались улучшением уже существующих технологий, но серьезно — через двадцать лет все это будет уже другим, и скандал с ZeniMax, даже если вдруг ей неведомым образом удастся перекрыть Oculus кислород, в масштабе нашей истории уже неважен.

Джинн вылез из бутылки, чем закончится эта нелепая попытка запихнуть его обратно, не имеет никакого значения.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться