[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Данил Свечков", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0433\u0440\u0430\u043f\u0440\u0435\u0441\u0442\u043e\u043b\u043e\u0432","\u0441\u0435\u0440\u0438\u0430\u043b\u044b"], "comments": 12, "likes": 63, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
16 391

Как в «Игре престолов» менялся дизайн чудовищ

Белые Ходоки отрастили носы, а лютоволки перестали вилять хвостом.

Поделиться

В избранное

В избранном

Встреча Арьи и лютоволчицы Нимерии во второй серии седьмого сезона оказалась не столько сюжетным поворотом, сколько подарком для фанатов, гадавших, как эта встреча пройдет. Арья не оседлала Нимерию и не поскакала на ней громить Ланнистеров, как хотелось бы. Они просто «обнюхали» друг друга и разошлись.

В грядущих книгах исход будет, возможно, другим, ведь там Арья связана с Нимерией ментально и каждую ночь в своих снах наблюдает за жизнью лютоволчицы в вестероских лесах, но пока имеем то, что имеем. Между тем любопытно другое: создатели сериала вновь поменяли дизайн лютоволков. Теперь это не просто крупные волки, а огромные монстры размером с медведя. Отличный повод разобраться, как вообще менялись образы вестероских чудовищ.

Лютоволки

Одна из отличительных особенностей мира «Игры престолов» — в нем обитают животные, которые в реальности тоже существовали, но давно вымерли: мамонты, гигантские лоси и, конечно же, лютоволки. Последние в мире науки известны под именем «Canis dirus».

Реальные лютоволки жили в Северной Америке в эпоху позднего плейстоцена — больше 11 тысяч лет назад. Они были немногим крупнее современных серых волков — 1 метр 70 сантиметров длиной и приблизительно 80 килограммов весом. Огромные размеры их вестероских собратьев — заслуга мастеров по спецэффектам.

Санса Старк и ее лютоволк по кличке Леди

В первом сезоне роль лютоволков досталась собакам. А если точнее, то северным инуитским собакам. Эта порода появилась в 80-х путём скрещивания сибирского хаски, немецкой овчарки и нескольких пород инуитов. Таким способом селекционеры хотели получить собаку, похожую на волка.

Северная инуитская собака

Собак для «Игры престолов» авторы одолжили у заводчиков этой породы. Любопытно, что щенки северных инуитских собак играли роль новорожденных лютоволков, а уже взрослые особи — щенков лютоволков.

От идеи использовать вместо реальных собак компьютерную графику создатели сериала отказались, чтобы зрителям было легче сопереживать зверушкам. К слову, это подействовало не только на зрителей, но и на самих актеров. После съёмок первого сезона Софи Тёрнер, играющая Сансу Старк, забрала собаку, игравшую Леди, себе.

Софи Тёрнер не смогла расстаться с собакой, которая была с ней на съёмочной площадке

Начиная со второго сезона, собак со съёмочной площадки убрали. Роль подросших лютоволков играли обычные волки. Их снимали отдельно в павильоне, а затем накладывали увеличенное изображение животных на итоговую картинку. Выглядело не очень естественно, но всё же более фэнтезийно, чем когда собак выдавали за кровожадных северных монстров.

Так, например, в пятом сезоне роль Призрака авторы сериала решили отдать огромному волку по кличке Квигли, которого тренировал канадец Эндрю Симпсон, специализирующийся на подготовке животных к съёмкам в кино. Но вместо того, чтобы везти волка из Канады за океан на съёмочную площадку, они решили сами слетать к нему и отснять все нужные с ним сцены на местной студии в Калгари.

Иные

Белые Ходоки, или Иные, пожалуй, менялись сильнее всего. В первом сезоне их практически не было — промелькнули в прологе высоким мускулистым силуэтом, да долю секунды посветили лицом на камеру, вот и всё.

Плоский серый лик с чёрной щелью вместо рта и с обрубком на месте носа. Глаза — две приплюснутые синие сливы с вертикальными зрачками, как у кошки. Выдающиеся вперед скулы, и блестящие, словно сосульки, складки под ними и на подбородке. Это был мертвец, обтянутый высохшей мёрзлой кожей, своим ликом больше походивший на животное, чем на разумное существо, умеющее пользоваться оружием и способное командовать армией.

Носа нет. Зрачки вертикальные, как у кота

А всё дело в том, что авторы к началу съёмок не смогли определиться, как же должны выглядеть Белые Ходоки. Они признались в этом в книге «Inside HBO’s Game of Thrones: Season 1 & 2». В частности, режиссёр первых двух серий Тим Ван Паттен говорил, что внешний вид Белых Ходоков стал первым серьезным испытанием, с которым они столкнулись.

​В последнюю минуту мы, наконец, определились с тем внешним видом, который получился, но в дальнейшем нам ещё предстояло обсудить множество мелких деталей. Цвет кожи? Возможности? Рост? Как они двигаются? Во что одеты? Оружие?

Тим Ван Паттен
Один из ранних концептов с изображением Белого Ходока

А художник, ответственный за раскадровку и дизайн, Уилл Симпсон, отметил, что сделал три наброска Белых Ходоков в процессе производства первой серии. И это были очень ранние концепты, основанные на книжном описании. Его концепция заключалась в следующем: «Замороженные создания».

Изначально предполагалось, что у Белых Ходоков будут шлемы

Решено было обойтись без компьютерных спецэффектов — актеров просто наряжали в костюмы, сделанные компанией Creatures Inc. Ltd, которая также делала костюмы различных существ для фильмов «Прометей», «Люди Икс: Первый Класс» и «Тёмный Рыцарь». Сейчас, кажется, что лучше бы в первой серии режиссёр обошёлся только общими планами, не показывая лицо Белого Ходока ни секунды.

Авторы сериала, видимо, и сами понимали, насколько неудачным получился дизайн Белого Ходока, поэтому и поручили художникам и мастерам по спецэффектам взяться за создание другого образа. В частности, их редизайном занялся художник Мартин Резард, работавший над фильмами «Звёздные войны: Пробуждение Силы» и «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть II».

Один из вариантов, как могли выглядеть Белые Ходоки за авторством Мартина Резарда

Сроки поджимали. К тому моменту, когда пришла пора снимать финальную сцену второго сезона, мастера по спецэффектам успели сделать всего один костюм Иного — того, который восседал на коне и смотрел на Сэмвела Тарли. Компьютерная графика использовалась лишь для того, чтобы сделать ему сияющие глаза, впалый живот и ледяной пар, поднимающийся от кожи.

К слову, если приглядеться, то можно заметить, что у новой версии Белого Ходока сохранились во внешности те же детали, что были в изначальном варианте.

Так, никуда не делись серые складки на лице — они просто стали тоньше и их стало больше. Скулы по-прежнему сильно выделяются, но выглядят более естественно. И, конечно, появился нос — да и в целом внешний вид существа говорил о его неуязвимости. Это обычные мертвецы воскресают после своей гибели — у них может не хватать какой-нибудь части тела. Сами же Ходоки неуязвимы для простого оружия, а от прикосновения валирийской стали рассыпаются снежной крупой.

Кстати, из-за того, что костюм Белого Ходока был всего один, актёру, одетому в него — Иану Уайту, исполнившему в том же сезоне роль Горы — в той сцене пришлось сыграть сразу несколько десятков Иных. Его снимали несколько раз в разных позах, а потом мастера по спецэффектам с помощью компьютерной графики «разбросали» его изображение в многотысячной толпе оживших мертвецов. К слову, эту армию играло всего 50 человек. Их тоже «размножили» с помощью компьютерной графики.

В дальнейшем дизайн Иных практически не менялся — лишь появлялись новые особенности. Так, в четвёртом сезоне нам показали Короля Ночи, у которого были рожки на голове в форме короны, а в пятом Белые Ходоки были облачены в броню. Ранее они чаще появлялись почти без одежды.

Кстати, вот вам любопытная информация к размышлению. Ранее художник Мартин Резард работал над дизайном монстров для фильма Order of the Seven. Это диснеевская картина, создатели которой хотели показать историю в духе Белоснежки и семи гномов, но с кун-фу и в XIX веке. Проект в итоге заморозили. Незадолго до этого в прокате провалился другой фантастический фильм Disney — «Джон Картер» — из-за чего продюсеры, видимо, решили не рисковать.

Но тут интересно другое: вот, например, как Мартин Резард представлял себе одного из персонажей фильма Order of the Seven. А теперь посмотрите на его набросок для «Игры престолов», сделанный позже, и сравните их.

Слева - персонаж из неснятого фильма Order of the Seven. Справа — концепт Белого Ходока Мартина Резарда

Выходит, что Белые Ходоки, какими они стали во втором сезоне, изначально должны были быть персонажами фантастического фильма про кун-фу.

Зомби

В отличие от Белых Ходоков, ожившие благодаря ним мертвецы фигурировали в первом сезоне целых два раза. В общем-то, это были просто люди с синими глазами и бледной кожей. Но во втором сезоне их облик изменился. В финальной сцене десятой серии нам показали армию разложившихся трупов. Это были классические ковыляющие зомби с кишками наружу, огромными дырами в голове и с увечьями разной степени тяжести.

В четвёртом сезоне ряды мертвецов дополнили быстро бегающими скелетами, которые выбираются изо льда. Они убили Жойена Рида, а затем чуть не прикончили и Брана с Мирой Рид, не вмешайся дитя леса по имени Листочек.

В пятом сезоне в серии «Суровый дом» все три типа оживших мертвецов можно было увидеть в одной сцене. Мастера по спецэффектам из Creatures Inc. Ltd позже рассказали, что разделили съёмку битвы на три типа сцен. В первом типе участвовали так называемые «суперсвежие» зомби — то есть люди, умершие неделю или две назад. У них бесцветная кожа и травмы, но в целом они не отличаются от живых.

Во втором типе были «среднеразложившиеся» зомби. Они умерли от полугода до двух лет назад. Это тот самый классический тип сгнивших мертвецов, что был во втором сезоне. Третий тип сцен использовал зомби, которых можно было снять только с использованием компьютерной графики — это скелеты, почти полностью избавившиеся от плоти.

В седьмом сезоне список мертвецов дополнили зомбированными великанами. В бою мы их ещё не видели, но если Вун Вун в прошлом сезоне вскрыл ворота Винтерфелла, за которыми прятался Рамси Болтон, то лордам Вестероса придется не сладко — от такой армии не спрячешься.

Драконы

Говорить о том, что менялся именно дизайн драконов не совсем верно, ведь по ходу сериала нам просто показывали разные стадии взросления этих существ. Впрочем, если приглядеться к ним, то можно заметить мелкие различия в моделях.

Один из ранних концепт-артов дракона

При разработке дизайна драконов художники брали за основу реальных животных: что-то взяли у аллигаторов, что-то у ящериц, немного «отщипнули» от рогатых жаб. В частности, их интересовало, как эти животные с помощью своих рогов и пластин выражают эмоции, чтобы перенести эту модель поведения на драконов. А манеру полета ящеров они позаимствовали у летучих мышей, сов и орлов.

За взросление драконов отвечал дизайнер Дэн Кэтчер. Каждый сезон драконы становились больше в два раза, и его задача была сделать так, чтобы этот рост выглядел естественно.

Первый сезон

Так, в первом сезоне у Дрогона на голове можно заметить шесть маленьких рогов — по три с каждой стороны, и гребень вдоль позвонка из рогов поменьше. Во втором сезоне рога на голове немного меняют форму. Появляются два основных на затылке, ещё два поменьше и пониже, и несколько совсем мелких внизу.

Второй сезон

В третьем сезоне драконы были уже размером со взрослую собаку. Их головы начали зарастать мелкими рогами. При этом два основных рога на затылке сохранились. А гребень, тянущийся вдоль хребта, разделился на две части и оброс перепонками. А по бокам шеи появилось ещё два гребня размером поменьше. В зависимости от настроения дракона, они все либо прижимались к спине, либо поднимались.

Третий сезон

В четвёртом сезоне драконы стали размером с корову. Теперь на затылке у них две пары рогов — два основных и два маленьких. И ещё пара десятков рожек позади глаз. Количество гребней осталось прежним, но те два, что были по бокам шеи, поднялись поближе к хребту.

Четвёртый сезон

В пятом сезоне драконы уже размером с дом. У них по прежнему четыре больших рога в задней части головы, а маленькие рожки теперь не только под глазами, но и на лбу. А к гребням на шее добавились гребни на хвосте — два больших горизонтальных по телу хвоста и два маленьких вертикальных на самом кончике.

Пятый сезон

А в шестом сезоне, когда драконы уже могут проглотить человека не прожёвывая, их морды окончательно зарастают шипами. А в задней части, как и в самом первом сезоне, выделяются по три больших рога — два крупных у макушки, два поменьше сзади глаз и два широких и коротких у шеи.

Шестой сезон

В список можно было бы добавить ещё и детей леса, но о них мы рассказывали в одном из предыдущих материалов. В целом же, ничего удивительного в такой перемене дизайна нет. Когда сериал только начинался, бюджет был ограниченным, и авторам приходилось экономить и изобретать способы, как показать те или иные фантастические вещи, не имея фантастически толстого кошелька.

Сейчас с бюджетом у «Игры престолов» всё в порядке. Поэтому можно надеяться, что за оставшиеся полтора сезона нам не подкинут больше сюрпризов.

#играпрестолов #сериалы

Статьи по теме
В «Игре престолов» не только Арья Старк меняет лица
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться