Смотрите «Дом Дракона» 22 августа в подписке Плюс Мульти с Амедиатекой на Кинопоиске
«Дом Дракона»
Смотрите в подписке Плюс Мульти с Амедиатекой на Кинопоиске
Доступно на Кинопоиске по Подписке Плюс Мульти с Амедиатекой или при наличии Доп. опции "Амедиатека". Условия: clck.ru/FMQND.
Доступно на Кинопоиске по Подписке Плюс Мульти с Амедиатекой или при наличии Доп. опции "Амедиатека". Условия: clck.ru/FMQND.
18+
Кино и сериалы
Mike Wishnevski

Хорроры и мозг. Как долгая эволюция приматов помогла создать индустрию фильмов ужасов

Будьте осторожны! Статья содержит «жуткий» контент и «шокирующие» кадры. Просьба читать с закрытыми глазами. И не забудьте обернуться, возможно ОНО уже стоит сзади!

Работы иллюстратора Стивена Гэммела

Монстры, гниющее трупное мясо, лужи крови, искаженные мертвые тела, непонятные силуэты, загадочные звуки и пронзительные крики, склизкое чувство страха и неизвестности, ощущение чужого присутствия и непрекращающегося преследования, лиминальное пространство и бесконечно тягучее время - этот длинный список атрибутов существующего многообразия современных хорроров можно продолжать до бесконечности.

Каждый год миллионы поклонников, просматривая только пару десятков лучших картин индустрии ужасов, обеспечивают им кассу в более чем 1 миллиард долларов. Стивен Кинг продал более 350 миллионов экземпляров своих книг по всему миру, многие из которых впоследствии были экранизированы в кино и сериалах. Бесчисленное множество страшных квестов превратились в успешный бизнес, предлагая посетителям уникальный опыт гнетущего сеттинга и пугающих актеров, не отличимых от реальных маньяков.

Люди смотрят ужасы каждый раз, когда хотят получить насыщенный букет сильных и щекочущих нервы эмоций, ощутив несравнимое с комедийным кино наслаждение от пережитого страха мелькающих на экране изуродованных монстров. Это можно сравнить с захватывающим аттракционом американских горок, но без необходимости вставать с дивана.

Но есть ли у науки ответы, почему пронизывающие фильмы ужасов образы ассоциируются именно со страхом и ужасом, а не любовью и гедонизмом. Кто или что научило нас бояться именно их, а не голубого неба или розовых цветов? Или, быть может, нас никто не учил, и мы знаем кого и чего бояться с рождения?

Типичный хоррор — каков он?

Фильмы ужасов на протяжении всей своей истории стремились к предельной реалистичности происходящих на экране событий, ограничиваясь лишь доступными техническими возможностями эпохи и степенью новаторства режиссера.

Хорроры начала XX века по современным меркам выглядят достаточно тривиально, однако некоторые картины того времени можно считать гениальными даже сегодня. Сразу вспоминается «Кабинет доктора Калигари» с его особым переплетением ощущаемого при просмотре чувства тревоги с тонкими нитями аллюзий на послевоенную Германию.

«Кабинет доктора Калигари» (Роберт Вине, 1920 г)

Стандартный набор «опасностей» фильмов тех лет перекочевал из классических литературных произведений: оборотни, вампиры, скелеты и призраки, живущие в готических замках и нападающие на ближайшие поселения людей.

Однако, начиная с 1960 года, сверхъестественный мистицизм готического сеттинга начинает уходить в прошлое, превращаясь в экзотику старого времени, а на его месте прорастают первые зачатки правдоподобного ужаса, где посреди повседневной обыденности орудуют беспощадные маньяки и убийцы. Смерть в фильмах становится все более жестокой и убедительной, поражая своей кровавой изобретательностью.

Считается, что вышедший в те годы фильм «Психо» Альфреда Хичкока, хоть и кажущийся довольно наивным для современного зрителя, заложил основы жанра, используемые режиссерами и по сей день.

«Психо» (Альфред Хичкок, 1960 г)

Впоследствии тенденция гиперболизировать жестокий садизм над героями только усилилась, филигранно подчеркивая каждую деталь угнетающего психику деликатеса, подаваемого с экранов для самых утонченных гурманов.

Крови становится меньше, но насилие демонстрирует психологическую изощренность в своей визуализации, извлекая ужасное из жизненного опыта самых бытовых ситуаций. Убийства уже не аттракцион, приводящий зрителя в весело-возбужденное состояние, а мощный триггер, вызывающий ощущения, как если бы события происходили в реальной жизни.

Объекты угрозы и гнетущая атмосфера эволюционировали вместе с жанром, обретая все больше подробностей. Создатели научились филигранно работать с психикой зрителя, порождая все более резонирующих первобытным страхам антагонистов.

Во многом это предопределило тенденцию перехода от классических хорроров к так называемым «постхоррорам», где тонко проработанная атмосфера переплетается с остросоциальными вопросами, добавляя частичку эстетизма в киноленты.

Движение повествования от затяжного саспенса к внезапному скримеру (jump scare) стала визитной карточкой ужасов, однако продолжила свою эволюцию в более многогранные флуктуации, породив разнообразие направлений современного хоррора: слэшеры, сплэттеры, джалло, мокьюментари, найденная пленка, а также множество их разновидностей.

Отвращение, уходящее корнями в глубокую древность

Американский философ Ноэль Кэрролл в книге «Природа ужаса» утверждает, что романы, рассказы, пьесы и фильмы ужасов отличаются наличием монстров либо сверхъестественного, либо научно-фантастического происхождения. По его мнению, именно присутствие монстра определяет сущность хоррора, поскольку его появление бросает вызов науке, указывая на невозможность его существования.

По мнению Кэрролла, многие фильмы, которые относят к жанру ужасов (например, «Психо»), бесспорно выглядят страшными, однако описывают лишь обыденные психологические явления в экстремальных ситуациях, попадание в которые вполне реально. Такая точка зрения исключает из понятие ужаса такие жуткие фильмы, как «Молчание ягнят», «Генри — портрет серийного убийцы», «Пила», «Хостел» и другие картины «пыточного порно».

И надо признать, Ноэль Кэрролл прав в своих рассуждениях: фильмы ужасов пугают не сколько страшным видом монстров, сколько фактом их присутствия в обыденности киногероев, вызывая когнитивный диссонанс. Настоящий хоррор всегда апеллирует к невозможности существования того, что он демонстрирует на экране.

Хоррор выстраивает чувство страха и отвращения на определенных визуальных лейтмотивах: сверхъестественность, увечья, кровь, боль, смерть, уродство, разложение, заражение, темнота, сырость, грязь, мутации, неизвестность.

Именно акцент на этих характеристиках отличает ужас от родственного ему жанра триллера, который строится на более человеческих и социальных приемах. Да, границы между жанрами могут быть размыты — в острых сценах «Бешеных псов» гораздо больше крови, чем во многих хоррорах вместе взятых. Однако, ключевое отличие в преобладании образов определенной направленности.

Фильмы ужасов никогда не ассоциируется со страхом огнестрельного оружия, заговора государства или корпорации, потере социального статуса, бытового убийства по неосторожности и других угроз, встреча с которыми, казалось бы, более вероятна в современном мире, а значит должна вызывать больший страх. В свою очередь, триллеры используют более обыденные угрозы, ограничивая перспективу зрителя для придания происходящим событиям загадочности и неизвестности.

Именно обращение к «глубинному-древнему» отличает хоррор от других жанров кино: вестерна, научной фантастики, комедии, мюзикла, документалистики.

В процессе эволюции люди и их предки испытывали угрозу со стороны хищных или ядовитых животных, патогенных микроорганизмов, бактерий и вирусов, а также рисковали получить смертельные травмы от опасных природных явлений.

Видеоряды фильмов ужасов буквально наполнены подобного рода угрозами, представляющими собой визуальные и звуковые стимулы страха, закрепленные в человеке врождённо. Исследователь ужасов Матиас Клаузен в своем выступлении на TED называет это «наследственной системой страха», использующей «древние механизмы биологической защиты».

Матиас Клаузен

Этим страхам нельзя научиться, от них нельзя избавиться, их крайне трудно сознательно контролировать — они плотно отпечатаны в синапсах нейронов мозга миллионами лет эволюции. Они старше египетских пирамид, цивилизации Инков и даже самого человека, существуя в наших генах еще с тех времен, когда наши предки не вылезли на сушу.

Это своего рода биологическое ретро, классика эволюции. Это как прийти на заброшенный склад, наполненный старыми запылившимися игровыми автоматами 60-ых годов, понажимать на кнопки и удивиться, что они все еще работают, мигая потускневшими лампочками и проигрывая шумящие мелодии. Именно это и делают ужасы, «проникая» в древние участки мозга и вызывая в них отклик.

«Ведьма из Блэр: Новая глава» (Адам Вингард, 2016 г)

Обычно старое всегда уступает многообразию нового. Первобытные страхи, сохранившиеся в человеке, крайне скудны, ведь первобытная среда не была столь разнообразной, как сейчас, отчего визуальные образы в ужасах строятся на совсем небольшом наборе паттернов, не позволяя создателям фильмов «разгуляться по полной». Наверное, это одна из причин, почему ужасы быстро приедаются при частом просмотре...

Но что такое монстр? Из каких элементов он собран, и почему с точки зрения эволюционной перспективы эти элементы вызывают неприятные эмоции у зрителя?

Страхи в наших генах

Страх, будучи защитной реакцией мозга на распознаваемую сенсорной системой угрозу, мобилизует организм к оперативным действиям, обеспечивающим биологическое выживание в опасной ситуации.

Традиционно «центром страха» в мозге считается «миндалевидное тело», или «амигдала». Поступая от органов чувств, информация сперва попадает в таламус, который, словно переключающее реле, направляет сигналы к необходимым обработчикам.

Прямая связь с одним из них — миндалиной — нужна для мгновенной реакции на опасность, оперативно обрабатывая информацию на предмет угроз и активируя гипоталамус, ставящий нервную систему, как говорят физиологи, «на рельсы» пассивно-оборонительного поведения.

Это то самое эволюционное преимущество, заставляющее людей бурно реагировать на ложные угрозы, вроде громко разбившейся тарелки или неожиданного крика за спиной, оставляя эмоциональный след в виде учащенного сердцебиения и трясущихся конечностей вскоре после осознания отсутствия опасности.

И так как основной «процессинг» возможных угроз происходит именно в амигдале, умению смотреть кино, распознавая мелькающих существ как жутких монстров, зрители обязаны именно ей.

Однако, только если они не страдают чрезвычайно редким генетическим заболеванием Урбаха-Вите, при котором миндалевидное тело затвердевает и сморщивается, прекращая свою нормальную функцию.

В одном из исследований, женщина, известная как пациент SM, страдая этим «недугом», демонстрировала лишь минимальный уровень страха, просматривая отрывки из фильмов ужасов, подвергаясь воздействию пауков и змей, теряя в том числе и более высокоуровневые страхи, вроде социальной дистанции и взгляда в глаза.

Вообще, говоря о всевозможных стимулах страха, можно выделить несколько их основных типов: визуальные, звуковые, тактильные, обонятельные. И как многие существующие интертеймент-индустрии, фильмы ужасов опираются на первые два.

Кстати, одно из научных направлений, изучающее влияние кино на мозг — нейрокинематика. Для ученых большой интерес представляют два полюса кинематографа, и в какой-то степени бытия — порнография и ужасы. Первое — про жизнь и ее продолжение, второе — про выживание и смерть. Две стороны человеческой мотивации — положительная и отрицательная, наслаждение и боль, спасение и гибель. На крайних точках этих противоположенных полюсов мозг чрезвычайно активен, что делает его столь привлекательными для изучения. Но мы ведь сегодня про ужасы, верно?

Неизбежно, жизнь каждого человека, начиная с раннего детства и продолжаясь до преклонного возраста, сопровождается приобретением множества бытовых страхов. Но достаточно большое количество фобий настолько глубоко уходят корнями в древность, что закрепились врожденно.

Осознание того, что твои гены могут хранить информацию об объектах, которые ты никогда в своей жизни не видел, но при этом они были важны для твоего предка времен плейстоцена, кажется феноменальным. Самый банальный пример — змеи и пауки.

Змея vs Шланг (но не тот, что «сачкует»)

Исследования с использованием глазного трекера, проведенные на 6-месячных младенцах, демонстрируют более сильное симпатическое расширение зрачков на показываемые в течении 5 секунд стимулы пауков и змей, чем с изображениями цветков и рыб. Расширение зрачков, словно лакмусовая бумажка, указывает на физиологическое возбуждение, вызванное повышенной секрецией норадреналина.

Это очень показательно, ведь младенцы еще не успели получить опыт взаимодействия с ядовитыми хищниками, а также лишены культурного влияния приобретенных страхов своих «соплеменников», что подтверждает эволюционный механизм, чувствительный к угрозам такого рода.

Среднее расширение зрачка в мм для змей (красный) и рыб (зеленый) за 8 секунд. Заштрихованные области, показывают стандартные отклонения. После 5 секунды показывается белый экран. Период времени анализа отмечен светло-серым цветом.

Не случайно именно боязнь пауков и змей, а не тигров и львов, послужила основой для множества фильмов ужасов. Ведь именно они представляли угрозу для наших предков в течение очень долгого времени, влияя на отбор не только среди приматов, но и множества других млекопитающих.

Ползучие существа в фильме «Змеиный полет» вкупе с замкнутым пространством самолета вызывают мерзкое отвращение, рефлекторное вздрагивания и желание отряхнуться от воображаемых хищников, словно они уже ползают по твоим плечам.

«Змеиный полет» (Дэвид Р.Эллис, 2006 г)

Понятно, что образы, встречаемые в большинстве современных хорроров, более комплексные, но чаще всего они представляют собой удивительное сочетание животных черт вперемешку с антропоморфными признаками.

В этот «тонизирующий» нервную систему коктейль может входить множество присущих хищникам свойств: острые зубы, длинные когти, крупные уши, светящиеся глаза, грубые конечности и большая масса тела.

Таких персонажей можно наблюдать во многих старых фильмах, когда художники еще не научились прорабатывать визуальную глубину монстров, как это делается сейчас. Однако их творения по прежнему производят сильное впечатление.

«Носферату, симфония ужаса» (Фридрих Вильгельм Мурнау, 1922 г)

Ученые из Калифорнийского технологического института выяснили, что изображения животных положительно влияют на активность миндалевидного тела относительно других, более нейтральных картинок, среди которых были фотографии актеров, достопримечательностей и культурных памятников.

Более того, казалось бы такие безобидные персонажи, как «Шрек» и «Йода», имеющие в своей внешности как человеческие, так и животные черты, аналогичным образом «интерпретировались» мозгом как звери. В этом смысле, зритель даже не подозревал что в этот момент его мозг фиксирует потенциальную угрозу, четко отпечатанную в нейронных связях давлением отбора на протяжении миллионов лет эволюции.

Изображения животных, ранжированные по вероятности активности нейронов миндалевидного тела.

Специфическая фобия, качественно отличающаяся от многих других, на которую «ставят» почти все создатели ужасов — боязнь крови, открытых травм, изуродованных или зараженных тел.

И действительно, проводя декомпозицию того, что видишь на экране, можно заметить, что все антагонисты имеют какие-то нездоровые и патогенные визуальные черты: бледная облезшая кожа, тощие и вытянутые конечности, отсутствующие глазные яблоки, грязь на травмированном теле и неопрятной одежде.

Трудно найти человека, не наблюдавшего с испугом вылезающую из телевизора темноволосую Самару Морган в фильме «Звонок», просидевшую кучу времени в глубоком грязном колодце.

«Звонок» (Гор Вербински, 2002 г)

Или не менее интересный эпизод из того же фильма, где побледневшая мертвая Кэтти лежит в своей комнате с искривленным от ужаса лицом и грязными темными пятнами на полусгнившем теле.

И даже очевидный факт, что для начала разложения трупа прошло слишком мало времени с момента смерти здесь значения не имеет — главное создать правильный образ, компонующий нужные для «запуска» страха стимулы.

Нечто похожее можно наблюдать и в картине Клайва Тонга, где неестественно высокая и тощая Мара приходит к своим жертвам во снах, неспешно убивая их удушьем. Ее длинные конечности искривлены, а на теле проступают почерневшие вены.

«Мара. Пожиратель снов» (Клайв Тонг, 2018 г)

Квинтэссенция патогенного уродства — гниющие зомби, бродящие по окрестностям заброшенных зданий некогда существовавшей цивилизации. Эта тема нашла свое место не только в кино, но и в сериалах, породив популярную франшизу «Ходячие мертвецы».

Как правило зомби — это в явном виде ожившие мертвецы, чаще всего с серьезными ранами, наполненными гноем и запекшейся кровью, проступающей под грязной грубо порванной одеждой.

«Ходячие мертвецы», 11 сезон (Грег Никотеро, Майкл Сатраземис, Эрнест Дикерсон, 2021 г)

В 2005 году сотрудники института нейровизуализации Бендера с помощью функциональной томографии показали, что изображения телесных травм, трупов, процессов разложения и заражения, вроде гниющих фруктов или больных человеческих тел, вызывают высокую активность миндалевидного тела, затылочно-височной и орбитофронтальной коры.

Интересно, что сцены с увечьями вызывают более сильный отклик нижней теменной доли, отвечающей за интеграцию сенсорной информации, чем сцены с заражением, что говорит о высокой ценности визуального образа кровавых ран для мозга.

Кстати, науке также известно, что каскад событий в головном мозге, запускающийся просмотром ужасов, увеличивает фактор свертываемости крови, готовя организм к потенциальной кровопотере.

Однако, потенциальная патогенность изуродованных тел — не основная причина сильной активности мозга на них. Гораздо более важным аспектом для живых организмов является способность найти хищника в окружающей среде.

Приматы, включая человека, испытывают страх при виде сородичей, которым угрожают, пугают или калечат, меняя при этом свое поведение. Поврежденное тело, не представляющее опасности само по себе, громко сигнализирует о живой угрозе поблизости.

Этот механизм породил множественные варианты некрофобного поведения у разнообразных видов. Например, небольшие млекопитающие избегают места с мертвым телом домашней мыши, а дикие вороны запоминают новых хищников, увиденных вблизи убитых сородичей, изменяя при этом пищевое поведение на более умеренное.

Известно, что наблюдение хищника или травмированного существа у большинства животных вызывает реакцию замирания, необходимую для сокрытия своего присутствия — неподвижный организм имеет меньше шансов привлечь к себе внимание.

Было бы ошибкой полагать, что современный человек утратил подобные способности. Как показали эксперименты Федерального университета Рио-де-Жанейро, молодые люди, стоявшие на специальной платформе, измеряющей смещение центра тяжести тела и частоту сердечных сокращений, реагировали замиранием и снижением пульса на изображения травмированных или изуродованных людей. Такого эффекта не наблюдалась при просмотре нейтральных или положительных фотографий, например младенцев или семейных взаимодействий.

«Лепрекон возвращается» (Стивен Костански, 2018 г)

Тем не менее, каким бы отвратительным, пугающим и жестоким не казался антагонист, не имея соответствующей мимики, выражающей свирепость и злость, его образ будет раскрыт не полностью.

Испытуемые в экспериментах Лейденского университета аналогично демонстрировали замирание и брадикардию при виде фотографий сердитых людей. Спонтанные реакции организма на сигналы социальной угрозы, к коей относится выражение лица, подобны реакциям замирания животных при виде хищника или его жертвы в дикой среде.

Однако, злость и ярость на лицах злодеев — вполне очевидное явление. Впрочем, как и выражение испуга на лицах спасающихся от них главных героев. Но ведь тот, кто демонстрирует ужасающий оскал не всегда может быть злодеем, ровно как и тот, кто демонстрирует дружелюбную улыбку — не всегда истинная добродетель.

Улыбающиеся монстры, жестоко убивающие в задорном угаре — своего рода отталкивающий указатель на морально-этическую несостоятельность персонажа, вызывающий у зрителя глубокое недоверие и отторжение.

Несоответствие мимики и реальных действий — редко используемый авторами кино приём, требующий определенной сноровки. Однако именно он может стать той самой вишенкой на леденящем душу торте, выводя злодея на новый уровень.

«Оно» (Андрес Мускетти, 2017 г)

Вспомните улыбку Джокера из вселенной «DC», веселую и завлекающую мимику Пеннивайза из фильма «Оно», или пронизывающий взгляд исподлобья Нормана Бейтса в последней сцене «Психо».

Наряду с положительной мимикой, мельчайшие детали во внешности антагониста заставляют усомниться в его добрых намерениях. Ощущается таинственность, загадка и коварство. Мозг еще не понял, что это угроза, но на всякий случай «дает» зрителю чувство тревоги, готовя к возможной опасности.

Норман Бейтс

Конгруэнтность совершаемых действий — важный маркер для человеческого мозга. Специалисты из Германии в Лейпнице провели эксперимент с 14-месячными младенцами, которым показывали видеоклипы с счастливыми или рассерженными актерами, выполняющими положительное (поглаживание игрушечного тигра) или отрицательное (хлопанье игрушечного тигра) действие с разным выражением лица.

Результаты показали, что младенцы реагируют симпатическим расширением зрачков на несогласованность мимики с реальными жестами актеров, что указывает на появление в младенчестве абстрактной концепции эмоций, принимающей участие в распознавании социальных угроз.

Мара

Еще один излюбленный прием режисcеров — неясные очертания силуэтов и непонятные объекты. Они есть абсолютно в каждом фильме, зачастую «сгущенные» плохим освещением или кромешной темнотой.

Фильм «Оно» буквально наполнен такими сценами. Клон Пеннивайз то и дело угрожающе выглядывает из разных углов, а иногда наоборот плавно скрывается в темноте, оставляя на мгновение плохо различимый силуэт своего тела. Надо сказать, даже сам средний род названия фильма указывает на «размытые» очертания зла, с которым столкнулись герои — ОНО. Не он, не она, не они.

В «Астрале» тоже не гнушаются этим трюком. Простой показ неполного фрагмента монстра вызывает смешанные чувства. Во всяком случае, для мозга прикрытый посторонним объектом антагонист выглядит гораздо опаснее, чем полностью открытый.

В сценах из «Бабадука» этот эффект усиливается возвышающейся массивностью персонажа, слегка подсвечивая оконным светом его опасный элемент — когти, которые так аккуратно расправляются в следующую секунду.

А популярные в интернете «unnerving images» буквально построены на этом приеме, вызывая ощущение «криповости» гораздо лучше фильмов.

Таким образом, комбинация базовых элементов ужаса, завернутая в уникальный сеттинг фильма, позволяет авторам кино создавать достаточно оригинальные сюжеты. Безграничная фантазия сценаристов и режиссеров еще долгое время будет радовать любителей хоррора новыми картинами.

Страх доставляет удовольствие

Тревога, страх, паника и ужас — чрезвычайно негативные эмоции, выводящие организм на предельно энергозатратный режим работы, заставляя коленки дрожать, зрачки расширяться, а сердце ускоряться!

Однако, кинотеатры не пустеют, а Netflix каждый год пополняется новыми хоррорами. Жанр ужасов не теряет своей популярности — люди хотят испытать негативные эмоции снова и снова. Но как же так?

Наверное, каждый помнит детские ощущения во время игры в прятки — волнительное ожидание, когда вас ищут, и неимоверная радость, когда вас не нашли. Эта простая детская игра очень точно отражает механизм работы организма в момент опасности, и после нее.

Миллионы лет эволюции «научили» наших предков ощущать наслаждение, избегая угрозы или побеждая ее. «Вкусный» микс нейромедиаторов и гармонов поощряет тело и мозг за умелое выживание в дикой среде. Опасность, с которой благополучно справились, вызывает норадреналиновую активацию — такую же, как при игре в прятки.

Еще в далеком 1975 году в одном из первых исследований, посвященном изучению влияния фильмов ужасов на поведение, Дольф Зильманн выяснил, что тревожные видеоряды с решёнными концовками оцениваются респондентами лучше, чем с неразрешёнными или неоднозначными.

Именно прыжок из опасности в безопасность как раз и привлекает зрителей хорроров. Это как если бы вы запретили себе что-то, чтобы потом разрешить, почувствовав себя снова хорошо.

Такие приёмы используют не только авторы кино, но и умелые маркетологи, продавая решения для безопасности — страховки, сигнализации, медицинские принадлежности. Они апеллируют к миндалине и гипоталамусу, сперва пугая нас опасностью, и тут же предлагают возможность ее избежать.

Композиция стимулов

Так что же такое фильмы ужасов с точки зрения мозга? Как комбинация элементов, представляющих собой лишь разные стимулы страха, приобретает эмерджентные свойства, превращаясь в настоящее произведение современной киноиндустрии?

Популярный нейробиолог индийского происхождения Вилаянур Рамачандран в своей книге «Красота и мозг: рождение эстетики» приводит интересный пример. Птенцы чайки, вскормленные в лаборатории, принимают желтый пинцет с красным пятном за клюв птицы их вида. Если увеличить пинцет до относительно крупных размеров — птенцы будут реагировать еще активнее. Наблюдаемый объект совсем не похож на клюв настоящей чайки, но нейронная сеть мозга «считывает» ключевые черты, откликаясь тем сильнее, чем лучше согласуется объект с примитивами, «хранящимися» внутри синаптических связей.

Рецептивные поля нейронов человека работают аналогично — они активнее отвечают на преувеличенные раздражители. Самый банальный пример — карикатуры. Причем, это касается не только визуальных образов, но и целых паттернов поведения: невербальных движений, мимики, речи. Чтобы убедиться в этом, достаточно включить любой ситком, понаблюдав за экзальтированными персонажами, чье поведение едва ли можно встретить в реальной жизни.

Подаваемые в мозг вводные данные в виде образов, сочетающих в себе разнообразные признаки, активируют целые кластеры нервных клеток, определяющих огромный каскад реакций организма.

Если у «представителя зла» есть и большие звериные уши, и огромная пасть с острыми зубами, и длинные когти, и странной фактуры кожа, и все это находится в согласованной динамике — несложно догадаться, насколько сильным будет совокупное воздействие такого комплекса стимулов на мозг.

Фильмы, лучше остальных резонирующие с нейронной архитектурой зрителя, получают первенство в прокате, собирая приличные кассы. В свое время это было с такими картинами как «Астрал» и «Оно». Впрочем, это справедливо для любого продукта, имеющего определенные эргономические характеристики.

«Тихое место» (Джон Красински, 2018 г)

Но неужели создатели ужасов — гениальные нейробиологи, досконально знающие как работает наш мозг и умеющие искусно играть на «струнах» его нейронных цепей? Пожалуй, нет.

Эволюция жанра хорроров — следствие прежде всего интуитивного подхода авторов к созданию фильмов, впрочем, это ничуть не умаляет их выдающихся способностей. Они, во многом опираясь лишь на собственное восприятие, подбирают все более согласующиеся со страхами зрителя компоненты видеоряда, порождая разнообразие проверенных техник и «фишек».

Как говорил Хичкок сценаристу Эрнесту Леману: «Аудитория подобна гигантскому органу, на котором мы с вами играем. Нажимая на разные клавиши, мы то их пугаем, то заставляем смеяться. Разве это не замечательно?»

В какой-то степени художники-живописцы применяют подобные подходы также неосознанно, но создавая не страх, а удовольствие, даже не подозревая, что эти приемы так сильно влияют на человеческий мозг.

Понимая это, невольно задумываешься, насколько глубоко древние функции, перешедшие нам в наследство от предков прошлых эпох, пускают свои длинные «тентакли» в когнитивные процессы мозга. Не только обработку угроз, но и удовольствие, любовь, дружбу, кооперацию. Насколько мы вообще осознанны как вид...

0
121 комментарий
Написать комментарий...
ИN

Автор статьи настолько не разбирается в фильмах ужасов, что прочитав только первый блок "Типичный хоррор - каков он?", у меня уже порвалась жопа, причем горизонтально. Почти каждый абзац этого опуса содержит какую-то дичь, о чем мы и поговорим (будет очень душно):

1) фильмы ужасов на протяжении всей своей истории стремились к предельной реалистичности происходящих на экране событий.

Видимо именно поэтому в жанре так распространены фильмы о монстрах, о которых снимались фильмы ужасов начиная с своего зарождения (Замок дьявола (1896), Франкенштейн (1910), Голем (1915)). И правда, изображения монстров и ходящих скелетов — это так реалистично.
Возможно, наш автор перепутал слова реалистично и натуралистично, но и в таком случае он не будет прав, ведь далеко не все авторы пытались показать то же насилие максимально приближенно к реальности: например, если мы вспомним финал Уродцев (1932), то увидим, что режиссер стремился не показать жестокую расправу над антагонистом, а показал исход, в котором она сама превратилась в уродца. Если бы режиссер хотел натуралистичного насилия, то изобразил бы как героиню режут на части.
Видимо, кругозор автора по теме фильмов ужасов ограничен современными попсовыми фильмами ужасов, но и тогда вопрос остается открытым: где реалистичность или натуралистичность в том же Астрале (2010)?

2) Тривиальные хорроры и Кабинет доктора Калигари.

Этот абзац подтверждает то, что автор слабо разбирается в хоррорах, так как в качестве примера раннего гениального хоррора приводится самый попсовый фильм ужасов начала 20 века. За 10 лет до Калигари вышел Ад Данте (1911), от просмотра сцен из которого все еще поражаешься тому, как это снято, но здесь мы видим самый банальный пример. Но это уже совсем придирка.
Интереснее другое - где в Калигари автор нашел предельную реалистичность? Гротескные сюрреалистичные пейзажи фильма он считает достаточно реалистичными? Ну ок.

3) Стандартный набор «опасностей» фильмов тех лет перекочевал из классических литературных произведений - оборотни, вампиры, скелеты и призраки... Однако, начиная с 1960 года сверхъестественный мистицизм готического сеттинга начинает уходить в прошлое.

Опять же мы видим, что автор вообще не разобрался в теме, бесцеремонно вырезав все развитие фильмов ужасов на протяжении 40 (!) лет: с 1920 по 1960. Да, юниверсал делали фильмы про монстров, но как же первый фильм о серийном убийце М (1931), уже упомянутые революционные для своего времени Уродцы (1932), Люди-кошки (1942), в которых впервые был использован джамп секйр (он же скример) и так далее. Но автору все это кажется неважным, и он записывает огромный пласт развития хорроров в "сверхъестественный мистицизм готического сеттинга".

4) Смерть в фильмах становится все более жестокой и убедительной, поражая своей кровавой изобретательностью.

Уже в 1960, серьезно? Нам, конечно же, расскажут про Психо (1960), потому что про другие фильмы автор не слышал, ну да ладно. А можно еще примеров "кровавой изобретательности" тех лет? И да, можете мотнуть фильм Нетерпимость (1916) на примерно 1 час 23 минуты и посмотреть, как копье входит в актера. А теперь покажите мне, как подобное снимают в 1960-х годах (спойлер, такого не будет, так как в то время цензура работала намного жестче, вспомним хотя бы Кодекс Хейса в США).
Опять же мы видим, как кругозор автора ограничивается лентами "кровь-кишки-распидорасило", истоком которых он, по какой-то причине, считает Психо.

5) Впоследствии, тенденция гиперболизировать жестокий садизм над героями только усилилась, филигранно подчеркивая каждую деталь угнетающего психику деликатеса, подаваемого с экранов для самых утонченных гурманов.

Покормите кто-нибудь автора, ну пожалуйста. Серьезно тут разбирать нечего, так как абзац вообще не несет никакого смысла.

6) Крови становится меньше, но насилие демонстрирует психологическую изощренность в своей визуализации, извлекая ужасное из жизненного опыта самых бытовых ситуаций.

Снова набор букв без какого-либо смысла и не подкрепленный никакими примерами.
Хочется спросить только одно: а в каком фильме ужасов до 1960 крови было так много, что впоследствии ее становится меньше? В Психо много крови? В Калигари? Автор не приводит ни единого аргумента, продолжая нести чушь.

Ответить
Развернуть ветку
ИN

7) Создатели научились филигранно работать с психикой зрителя, порождая все более резонирующих первобытным страхам антагонистов. Во многом это предопределило тенденцию перехода от классических хорроров к так называемым «постхоррорам»...

И снова автор использует термины, значения которых не понимает. Классические хорроры это какие? Все до постхорроров, которые появились в 2010-х годах? То есть и тот же Калигари, и Психо, и Крик - все классика хорроров? Опять же, разговор ни о чем.

8) ... где тонко проработанная атмосфера переплетается с остро-социальными вопросами, добавляя частичку эстетизма в киноленты.

Во-первых, остро-социальные вопросы всплывали в фильмах ужасов за десятки лет до появления постхорроров, вспомнить хотя бы Ребенка Розмари (1968), разбиравший параноидальные страхи общества и отдаленность жителей мегаполиса от жизней друг друга, или Вторжение похитителей тел (1978), который является реакцией на панику вокруг холодной войны.

Ну и далее автор говорит про частичку эстетизма, но видимо даже не знает значения этого слова, так как эстетика существовала на протяжении всего кинематографа. Давайте просто скажем, что Джалло эстетизировало насилие начиная с 1960-х годов.

9) Движение повествования от затяжного саспенса к внезапному скримеру («jump scare») стала визитной карточкой ужасов, однако продолжила свою эволюцию в более многогранные флуктуации, породив разнообразие направлений современного хоррора...

На этом моменте мне стало плохо от того, насколько бессмысленную дичь пишет автор, который не только не имеет никакого понятия о развитии хорроров, но и пытающийся выпендриваться словами, значения которых он не знает (фильмы у него флуктуацируют, ахуенно).

Итог:

Автор написал длиннопост, не разобравшись в вопросе, ставя перед собой цель скорее покрасоваться изобилующими эпитетами и красотой слога, но и тут промахнулся - его хочется то покормить, то посадить перед словарем.

Спасибо всем, кто дочитал до сюда, хорошего дня.

Ответить
Развернуть ветку
6 комментариев
Alex Nimand

«А можно еще примеров "кровавой изобретательности" тех лет?»

Был Хершелл Городон Льюис со своим кровавым трэшем, был Марио Бава, который проложил кровавую дорогу для последующих джалло своим «Шесть женщин для убийцы». Ближе к концу десятилетия вышла «Ночь живых мертвецов».

Ответить
Развернуть ветку
Лебедь

Меня всегда интересовал вопрос и в статье ответа нет (это не упрек автору, статья — кайф).

Почему многим не нравится «Ведьма из Блэр», а многие считают этот фильм капец страшным, а многие считают что «Ведьма» — чушь скучная, зато вот Астрал — это обосрака?

Меня вот Астралы и прочий конвейер вообще никак не трогает, скукота, а вот от «Ведьми из Блэр» каждый раз не по себе...

Ответить
Развернуть ветку
Nick Name

Я один из тех, кому нравится "Астрал" и не нравится "Ведьма". Но это, по сути, вообще никак не связано между собой. Дело в том, что героям/актёрам "Ведьмы" практически не веришь, а то, что они бегают по лесу, гипертрофированно пугаясь каждого кустика, вообще вызывает чуть ли не смех и желание передать привет постановщику. С другой стороны мы имеем первое "Паранормальное явление" (про следующие части ничего не скажу, т.к. до них так и не добрался), где актёрам веришь чуууууточку больше + постановка в разы лучше, где весь фильм постепенно, очень медленно, нагоняют саспиенсу и готовят зрителя к финальной сцене.
Ну а "Астрал" (опять-таки, скажу только за первую часть, до остальных ещё не добрался) - это отличные актёры, шикарная постановка съевшего три собаки на хоррорах Вана, правильное музыкальное сопровождение и непошлые "бесшумные скримеры".

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Субъективный пришелец

Лично я очень и очень люблю Ведьму. Возможно, дело в том, в каком возрасте и с каким «бэкграундом» были посмотрены эти фильмы. Мне было лет 17, я уже знал про игровую трилогию и играл во все три части, я начитался в Игромании про то что игры созданы по мотивам фильма, я начитался про Растина Парра, про то что он реально существовал и не то что не видел до этого ни одного мокьюментари — я вообще не подозревал о существовании такого жанра и когда узнал всю правду думал «а что так можно было что ли?!» но я так же очень и очень любил всякие хорроры. Ещё крайне немаловажным фактором, на мой взгляд, нужно считать что в ту пору нельзя было просто взять и посмотреть нужный тебе фильм открыв браузер — ты либо годами искал и заказывал желанную ленту в пиратских ларьках либо обнаруживал её случайно в самом непредсказуемом месте в самый непредсказуемый момент (как случилось со мной, когда я среди в сотый раз просматриваемой полочки с кассетами в соседствующим с нашим магазинчике и увидел на корешке зловещее и вожделенное «Ведьма из Блэр») либо просто берёшь случайный фильм, о котором ты ничего не знаешь, а там… «НЕ ЛЕЗЬ ДЕБИЛОНОТЕБЯСОЖРЁТ!!!!!»… И эти ожидания и неожиданности давали кардинально отличающийся от нынешних реалий опыт и эмоции.

Так вот. Посмотрели мы его с коллегой в один пасмурный ДЕНЬ на работе… Он тоже не представлял что это, как и зачем. Сказать что мы потом очень долго оборачивались — ничего не сказать. Это было очень необычное и очень яркое впечатление, которое надолго запомнилось.

Через какое-то время, после появления доступных интернетов, конечно, всё встало на свои места. Что всё это постанова и что пропавшие студенты — это и поныне живущие актёры, но первые впечатления незабываемы.

Потом было «Паранормальное явление», на которое я пошёл в кино и… ничего кроме неловкого смеха и зевоты от просмотра не получил… Для меня этот фильм оказался супер-глупым, смешным и скучным. А на ползающем ночами по территории пылесосе у меня чуть не брызнули слёзы от смеха и я было не засмеялся в голос на весь зал. Каким же было моё удивление, когда фильм получал кучу положительных отзывов и массовые комментарии в духе «самый страшный фильм, что я смотрел/смотрела».

Наверное, с астралит сыграл тот факт, что для многих он стал первым таким фильмом, как для меня Ведьма. Плюс, опять же это «бытовой хоррор», который происходит дома у людей, а зрители проецируют происходящее на экране на себя и им становится страшно от того, что такое может произойти с ними у них дома.

Астрал. Этот фильм для меня из разряда тех, что подарил мне «давно забытые» ощущения от просмотра ужасов. Случилось это во-первых — благодаря мастерству Вана, во-вторых — потому что я очень долго игнорил этот фильм, думал что это очередная попса типа «Паранормального явления». В основном наверное из-за того что его пафосно рекламировали и обсасывали со всех сторон как и ПЯ — «самый страшный фиииильм, бла-бла-бла». Но, оказалось всё совсем иначе. Да, я особо из него ничего не вспомню, но зато помню как приятно он меня удивил и как я ОБОСРАЛСЯ ОТ УЖАСА ОТ ЭТОЙ ЕБАНОЙ КРАСНОЙ РОЖИ ПРОМЕЛЬКНУВШЕЙ НА ПОЛСЕКУНДЫ ЗА ГОЛОВОЙ ГГ!!! 😱😱😱

Астрал очень приятно пугал, очень. Он в хорошем смысле «клешированный», «классический» и «старый».

Но, лично для меня, лучшим фильмом ужасов последних двух десятилетий был и остаётся снятое тем же Ваном первое «Заклятие». Это было как бальзам на душу. Да, это буквально клише на клише, но это шикарное великолепное ручной работы лоскутное одеяло из классических идей и приёмов жанра, которое мне дороже и теплее любого магазинного нанотехнологичного одеяла из экологически чистых современных материалов. Этот фильм буквально вернул мне удовольствие от просмотра ужасов, на которых я уже зевал, посмотрев сотни фильмов начиная со всякого древнего чб, через «Пророждённого» и до современного откровенного треша вроде «Zombeavers» или «за копейки» снятых работ вроде «Эксперимент Ганцфельда» или ещё хуже — «Porkchop».

Я вообще не удивляюсь, что люди посмотревшие «Ведьму из Блэр» после «Паранормального явления» или «Астрала» её не воспринимают. Считаю, что смотреть её нужно было «тогда», а сегодня она мало кого сможет удивить, в лучшем случае она будет воспринята как «классика мокьюментари» ценителями жанра, в худшем — как скучная бессмысленная и глупая картина, над которой будут смеяться. И в первом и во втором случае должного впечатления она уже не произведёт. Ну, разве что, пощекочит нервы любителей туризма по дикой природе — это наверное да)

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Ник Ран

За Астрал обидно сейчас было, Ван крутой и части, к которым он приложил руку, достаточно грамотно используют трюки-пугалки.
Астрал в целом имеет более классическую схему для ужастика.
Первая часть отсылает к страхам за ребёнка, к присутствию постороннего в доме и прочим таким вот бытовым штукам. Оно может и не пугает, но создаёт вязкую атмосферу и рассказывает интересную историю в рамках жанра.
В свою очередь псевдодокументальный ужастик типа Ведьмы буквально делит аудиторию поровну либо человек принимает в штыки такого рода кино либо смотрит каждую часть Паранормального Явления как первую.
Я из тех кто не понимает жанр мокьюментари, ну то есть я понимаю на чем играют создатели кино, но меня эти вещи вообще не трогают, сколько я не пытался.
Пс: видео со спойлерами, если кто то еще не смотрел первый Астрал
https://youtu.be/ul5SMCzmTbo

Ответить
Развернуть ветку
Lestridge Q

Схожее мнение. Меня совершенно не пугают скримеры, зато закос под реалистичные съёмки в хорроре вполне может вызвать испуг.

В той же "Ведьме из Блэр" нет ни одного монстра на экране, зато ощущение чьего-то присутствия рядом и происходящие странные штуки дорисовывают образ неизведаннного, экзистенционального ужаса.

В астрале, заклятии и т.п. - картинка вылизанная, киношная, от происходящего на экране дистанцируешься и страх улетучивается.

Из последнего что запомнилось в хоррор жанре - "Синистер", особенно видеокассеты с семьями.

Ответить
Развернуть ветку
misterXCV

О, я кстати из тех кому Ведьма зашла, а Астралы всякие я даже досмотреть не могу потому что там можно играть в бинго из штампов жанра. Туда же зеркала, ключ от всех дверей и так далее.

Ответить
Развернуть ветку
NECROID

Согласен

Ответить
Развернуть ветку
Мана Банана

Всё дело в отношении ко вложенному окружению.
Как кого-то пугают клоуны, кому-то они безразличны, а кто-то над ними действительно смеётся.

Ответить
Развернуть ветку
12 комментариев
Theraphosa blondi

как-то поверхностно и мне кажется любитель ужасов воспринимает кино совсем иначе, статья больше подходит для людей которые смотря хоррор раз в год.
p.s жанров хоррор фильмов слишком много и каждый ставит разные цели и только немногие хотят напугать.

Ответить
Развернуть ветку
Syrl Wraifu

А мне очень нравится и Ведьма, и Астрал, например. Дело вкуса или его отсутствия для некоторых

Ответить
Развернуть ветку
Jack Ripper

Люблю ужасы разных жанров. Смотрел Ведьму в год выхода. Не нравится. Банально она технически кусок говна: съемка, монтаж, и прочее. Так же на меня 0 реакции оказала фабула фильма.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Сержи Малиновски

Я и ведьму, и астрал, и паранормальное явление считаю чушью. Первый смотрел и малым, когда казалось ты более впечатлительный и уже тогда я думал - какие нах ужасы, бегают студенты по лесу и ссутся просто от всего, по факту боятся ветерка и хваленой ведьмы нет.
Явление мне хвалили как «жесть какую страшную хрень». И опять эта найденая пленка и ничего по факту не показали.
Астрал тоже пол-интернета хвалили и восхваляли ванга как последнюю надежду хорроров и лепили его имя просто везде. По факту кроме пилы ничего интересного с ним не было, ну ладно, злое было местами хорошо, но бредня с сиамскими близнецами угадывается почти сразу. А астрал - ну вся эта тема с призраками хрень и все три фильма о них, но только в последнем были хоть какие-то деньги показать хоть пол-мордочки демона на две секунды.
В общем моя претензия к таким фильмам в том, что не видно чего бояться, а тухлая игра актеров не способствует погружению.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Секта Рабица
Ответить
Развернуть ветку
NECROID

Опубликовал просто в самое подходящее время, когда в комнате темно и тихо. Лишь тикающие стрелки часов позади меня нарушают эту тишину, что немного успокаивает.

Ответить
Развернуть ветку
Denis Lyovochkin

Осторожно, не поворачивайся назад)

Ответить
Развернуть ветку
Ник Ран

По статистике это время идеально для проникновения в чужое жилище

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Ikken Hissatsu

Причем здесь биология, зажатая рамками стандартных мозговых реакций, если страх - это отголоски травмирующего ЛИЧНОГО опыта испытуемого. Одни боятся открытых пространств, другие - закрытых. Одни пауков, другие - змей. А третьи - вообще всего подряд. Автор, конечно старался, но копал чутка не туда. И опять людей с обезьянами и прочими зверушками сравнивают - может хватит жалким дарвинизмом заниматься - то уже ? Поставлю лайк, только за старание. Но текст во многих тезисах поверхностный и оспаривается очень легко.

Ответить
Развернуть ветку
Мана Банана

Всё всегда уходит в биологию. Хотите вы этого или нет. Даже окружение это биология.
Не обязательно быть травмированным, чтобы испытать дискомфорт от непонятного шума или появившихся во тьме глаз. Конечно, травмы привносят краски, но травмирующий опыт обычно отсекает вообще какое-либо желание дальше подвергаться опасности из этого источника.

Ответить
Развернуть ветку
12 комментариев
Alexander Kurnosov

"жалким дарвинизмом"
"И опять людей с обезьянами и прочими зверушками сравнивают"
что ты несешь?! просто позор какойто!
мы и есть обезьяны, википедию банально открой. один хер ты не проверишь... вот читай!
Царство: Животные
Отряд: Приматы
Семейство: Гоминиды

Ответить
Развернуть ветку
6 комментариев
NECROID

Помню, не раз такое было, как под утро снился сон в котором радость и веселье нарушало какое то непонятное/неописуемое существо при виде которого я начинал выть от страха, после чего просыпался в холодном поту и успокаивался от того что все в порядке. И все же именно эмоции которые испытываешь во время страха наиболее яркие и особенны́е, и тем притягательнее, от чего хочется испытывать их все вновь и вновь. Блин как же я все таки люблю хорроры и фильмы и игры. Жаль что только достойных работ сегодня не выходят.

Ответить
Развернуть ветку
Субъективный пришелец

Это сонный паралич

наиболее распространённая форма сонного паралича возникает при пробуждении. Она сопровождается такими симптомами, как ощущение безрассудного страха (боязнь смерти, впадания в летаргический сон, кошмары и аудитивные галлюцинации чьего-то голоса, присутствия вблизи посторонней, враждебной сущности), удушья и нехватки воздуха, дезориентация в пространстве, ложные движения тела (человеку может казаться, что он переворачивается с одного бока на другой, хотя на самом деле лежит на месте), учащение сердцебиения.
Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Borissa Han

Для меня статья фактически началась с пункта "Страхи в наших генах".
Автор, не в обиду, но не лучше ли было разбить этот лонгрид на части? Где-то на середине ты уже, видимо, забил на именование подпунктов, и кмк очень зря.
Алсо, миндалевидное тело, амигдала и миндалина - это синонимы, но можно было просто оперировать последним термином, - так легче воспринимается текст.
Исследования для меня лично почти все были хорошо известные, но парочка новых тут есть и это очень круто. И спасибо за книги, упомянутые в статье, но блин, пиши пожалуйста еще оригинальные названия на инглише. Будь человеком. Знаешь как сложно додумывать логику переводчика и пытаться потом эти книги в инете искать?

Ответить
Развернуть ветку
Златко Пшехич

По-настоящему боятся фильмов ужасов только дети, психически ненормальные люди и люди на отходняках (после продолжительного запоя, как пример, когда на отходняках в целом всего боишься). Нормальный же взрослый человек боится только скримеров.

А из всех фильмов за всю историю, как по мне, самый жуткий кадр в изгоняющем дьявола, когда девка по ступенькам изогнутая спускается, разумеется, когда смотришь первый раз, всё остальное - проходняк для тех категорий граждан о которых я писал выше.

Ответить
Развернуть ветку
Evklid Zar

Неслабо ты генерализировал.
А если человек просто боязливый? Ну или которому неприятна атмосфера, или который боится вида крови?
Щас бы всех в дети и психически больные записывать.

Ответить
Развернуть ветку
NECROID

Отличная работа. И тегов тоже добавьте

Ответить
Развернуть ветку
Somepony

Сижу спиной к стене, так что шах и мат, монстры.

Ответить
Развернуть ветку
Ivan Yakshin

Кадр с Носферату взят из современной рекламы жевательной резинки, а не из фильма Мурнау.

Слова "психо" в русском языке нет, есть слово "псих".

Никаких аллюзий на послевоенную Германию в Калигари нет.

Странно писать о том, что в 1960м готика вышла из моды: в эти годы ее опять сделала модной студия Хаммер.

Ответить
Развернуть ветку
Snowfall
Для ученых большой интерес представляют два полюса кинематографа, и в какой-то степени бытия - порнография и ужасы. Первое - про жизнь и ее продолжение, второе - про выживание и смерть.

Сюда бы еще третий полюс добавить - мукбаны. Ща это дерьмо, где люди просто едят на камеру, не редко в избыточных количествах тренде

Ответить
Развернуть ветку
Мана Банана

Трендом его сделали несколько составляющих и желание таких вот едаков выехать на простых механиках прожевывания.

Ответить
Развернуть ветку
Лебедь

Ну и второй момент про увечья в кино. Меня расчлененка в кино вообще никак не трогает, а часто даже забавляет . Но есть сцена с огнетушителем в «Необратимости» от которой я каждый раз охуеваю — жуть жуткая. Вот Ноэ красавчик! Вот это настоящие ужасы, а не монстры, маньяки, призраки

Ответить
Развернуть ветку
Danil Yushkov

Что за сцена? Эт в начале которая? Тогда, если смотреть новую версию в прямой последовательности, сцена с изнасилованием в пару раз жутче))

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
1 комментарий
Адмирал кот

Отличная статья
Было очень интересно и даже немного жутковато читать ее ночью)

Ответить
Развернуть ветку
bvze

Пересмотрел огромное количество хорроров, но ни в одном не мог сказать, что вот страшно, да. Во многих нравится атмосфера, звуки, сюжет, но не страшно. А вот в игры хорроры не могу играть, хочется, но не могу себя заставить. В играх как-то погружаешься максимально. Идёшь, идёшь в гнетущей обстановке, уже ожидаешь, что сейчас что-то произойдёт, а потом хуяк какая-то тварь выскакивает. И вроде ты знал, что сейчас это случится, но все равно оказался не готов. У меня после таких моментов сердце в стратосферу улетает, что аж неприятно. С фильмами/сериалами такого нет.

Ответить
Развернуть ветку
Borissa Han

Странно. А у тебя это зависит от визуального стиля игры или у тебя чисто на jump scare реакция?

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Fantomas09

Ну с играми да, погружение отличное, жаль не можешь, такие шикарные проекты как dead space, the evil within, fear 1-2 оставляют под впечатлением

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
bvze

Очень нравятся мини-сериалы Майка Флэнегана, кайфанул от «Полуночной мессы». Один из лучших моментов в сериале, от которого я охуел.

Ответить
Развернуть ветку
Vasiliy Karp

Солидарен

Ответить
Развернуть ветку
КИНО СУББОТНЕГО ВЕЧЕРА

огромное спасибо за такой интересный, ценный и качественный материал!

Ответить
Развернуть ветку
Марина Полянцеф

а что с фильмами ужасов, посвященных переселению душ? да, там и скримеры и все остальные приемчики, но главный щекочущий нервы фактор - ужас перед ощущением возможности что тебя/твое тело/ заселит чужая душа или наоборот. тут я не могу пока обнаружить "глубинных" причин) статья шикардос, спасибо

Ответить
Развернуть ветку
Annako

давно интересует такой момент. есть люди, которые обожают хорроры (я), даже хуевый хорррор посмотрю с бОльшим удовольствием, чем оскаровскую драму. а есть люди, которые любят поплакать над фильмами (не я) - мелодрамы там всякие, хатико. и я заметила, что эти множества практически не пересекаются. я знаю буквально одного человека, который и попугаться, и порыдать готов с энтузиазмом

Ответить
Развернуть ветку
Zendar

Ты скорее всего просто судишь лишь по своему окружению, потому что таких людей на самом деле много. Я вот одинаково сильно люблю и хорроры, и драмы. Другое дело, что хорроры меня вообще не пугают.

Ответить
Развернуть ветку
5 комментариев
Ужасный будильник
И не забудьте ебнуться

Готово!

Ответить
Развернуть ветку
Кирил Мифодиев

Дарабонт, которого после первого сезона со скандалом уволили? После такого ваши статьи как то и читать не хочется, несерьёзный подход совсем...

Ответить
Развернуть ветку
Mike Wishnevski
Автор

Исправил. Спасибо за указание)

Ответить
Развернуть ветку
Роман Дмитриев

Мне очень понравился фильм "Одержимость Майкла Кинга". Который вроде как банальный и проходной, но что-то в нем есть. По крайней мере его я очень сильно выделяю на фоне подобных.

Ответить
Развернуть ветку
Деревянный Слава
Страх доставляет удовольствие

Жаль, нет инфы по исследованиям тех, для кого это не так. Лично у меня нуль удовольствия от страха, ну и от хорроров

Ответить
Развернуть ветку
Cuba.thirteen

Шикарнейший лонг. Огромное спасибо!

Ответить
Развернуть ветку
Молчанова Полина

статья хоть и интересная,но читать ее было жутко,я вообще не фанатка фильмов ужасов

Ответить
Развернуть ветку
Borissa Han

Серьёзно??? Тебе было страшно читать статью? Не рофлишь?
Алсо, если ты не фанатка хорроров, зачем читать статью про них?😂😂😂 Особенно, когда автор не поленился приклеить дисклеймер в шапке.

Ответить
Развернуть ветку
cmex

А как же - паранормальное явление? Там нету ваше описанного, но заставляет напречь задницу.
Тяжелее заставить человека бояться, смотря на обыденную картинку. Например: просто поле, дерево, счастливые дети и небольшой кусочек того, что не сразу замечаешь но заставляет пугать, появляется чувство тревоги. Просто тупо скример, ну такое..
Мне нравится мангака Ито Дзюндзи, его подход к тому как заставить зрителя бояться.
Ну и его цитата. - самый сильный ужас сокрыт в том, что окружает нас каждый день, на протяжении всей жизни.

Ответить
Развернуть ветку
RDEMENS

Хорошая статья, мне понравилось содержание)
Сам обожаю монстров и подобное с самого детства, но часто не понимал, почему мне так это нравится.

Ответить
Развернуть ветку
Владимир Сухый

Не особо люблю хорроры, нервишки слабенькие, на скримеры очень болезненно реагирую. Но на что я реагирую ещё более болезненно - так это постхоррор. Платить ипотеку, воспитывать детей и расти в абьюзивной религиозной семье - это совершенно ужасно, но почему я, зритель по эту сторону экрана, должен бояться бытовухи?
Имхо придумали жанр на пустом месте, раньше такое называлось триллером и всем было нормально. Триллер кого-то напугает, если заденет за живое, а кого-то нет. Тут же обозвали жанр хоррором, а он в итоге не пугает. А если я захочу ужаснуться от сущности человеческой природы, "Криминальная Россия" всегда покажет мне настоящий невыдуманный пиздец)

Ответить
Развернуть ветку
Леонид Баишев

А я не понимаю почему физические недостатки - страшные и используются в хоррорах? От больного человека исходит какая то угроза? Меня самого отчасти пугают деформации и болезнь, почему первым возникает чувство тревоги а не сострадания и понимания

Ответить
Развернуть ветку
Mike Wishnevski
Автор

Потому раньше у приматов с эмпатией было не очень. Они не очень делились пищей с чужаками, да и со своими. Сначала надо ликвидировать угрозу, а уже потом все остальное.

Ответить
Развернуть ветку
Олег Х

Начало статьи как будто про «спецоперацию»

Ответить
Развернуть ветку
cenetik

Блин, статья огромная. В ней описаны причины, а нахрена люди вообще смотрят ужасы? Я вот в упор не понимаю. Мне сразу становится неуютно, неприятно, и я не понимаю, зачем я трачу на это время и порчу себе настроение. В то же время мне нравится черный юмор и некоторые комедийные ужастики. Ну потому что там позитивные эмоции есть, поднимающие настроение, какие то комичные ситуации, вызывающие смех. А вот нафига сознательно стремиться ощутить испуг - вообще не понимаю.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 121 комментарий
null