«Дылда» — прости, что война

Драма об любви и жизни на послевоенных обломках Советского Союза.

В закладки

Надежда российского кино, голос поколения и лучший молодой режиссер страны — эти броские ярлыки пресса навесила на 28-летнего Кантемира Балагова, скромного паренька с Северного Кавказа. Прямо сейчас его история напоминает выверенный сценарий, который будто бы написали ради меркантильного желания получить номинацию на Оскар.

Мальчишка, сбросивший узы южной традиционности и пошедший против приземленных ожиданий окружающих. Юноша, оказавшийся в нужном месте, когда Александр Сокуров приехал в Нальчик спасать регион от культурной безграмотности. Молодой человек, недавно окончивший обучение, но уже принимающий вторую награду в Каннах.

Биография Балагова больше похожа на выверенный пиар, подпитываемый излишним любопытством прессы, нежели на оду реальному таланту. Ни его дебют «Теснота», получивший приз ФИПРЕССИ на Каннском кинофестивале 2017-го, ни новый фильм «Дылда», удостоившийся награды за режиссуру, не нашли отклика у российских зрителей. Пока Франция благоговела во время финальных титров, на просторах отчизны выход «Тесноты» едва ли кто-то приметил.

При этом дебютная картина была направлена на ближайших соседей режиссера, а не на изысканную европейскую публику. Казалось бы, мир мало интересует жизнь современного Кавказа, который борется с необратимым затуханием умов, помноженным на нежелание традиций идти в ногу со временем, а молодого поколения — следовать неизменным заветам старших. Однако, именно за рубежом восхитились пронзительным взглядом Балагова на волнующие его проблемы.

Второй фильм режиссера, «Дылда», повествует о другой эпохе и в каком-то смысле совершенно иной стране. Традиционные семейные ценности сменили однополые отношения, а тесный Нальчик — развалины Ленинграда 1945-го. Объединяет «Тесноту» и «Дылду» желание Балагова рассказать об обычных людях, которые живут в мире, разрушенном неподвластными им потрясениями.

Дылдой кличут чересчур высокую и отстраненную девушку Ию, которая работает медсестрой в Ленинградском военном госпитале. День Победы она встретила не героиней в Берлине, а неуклюжим посмешищем в родных краях. Контуженая и комиссованная по здоровью девушка с трудом сводит концы с концами, плохо говорит и страдает от припадков, но работу выполняет на совесть и всячески помогает выжить трехлетнему сынишке подруги, застрявшей на фронте.

Несмотря на чудовищную ситуацию в стране, будущее мальчика, да и присматривающей за ним Дылды, не выглядит безрадостным. Начальник больницы помогает не умереть с голоду, весельчаки-пациенты развлекают молчаливого ребенка рассказами о животных, которых в голодном Ленинграде давно «пожрали», а его мама уже направляется из поверженной Германии на вытоптанную Родину.

Во втором фильме Балагова мнимое счастье еще мимолетнее, чем в первом. Чудовищные события почти мгновенно врываются в жизнь Дылды и вернувшейся с фронта Маши. На повсеместной симпатии со стороны окружающих долго не протянешь, а условия жизни в послевоенной стране вынуждают героинь переступать через себя. Связывающий по рукам и ногам голод, неблагодарный тяжелый труд и холодная жизнь в тесном общежитии — прелести, с которыми приходится мириться девушкам в стране-победительнице.

Так же нелегко приходится и остальным обитателям картины. Хотя Балагов поместил в центр истории Ию и Машу, фильм плавно перетекает от одного второстепенного персонажа к другому, зачастую оставляя главных героинь за бортом повествования, и в подробностях демонстрирует нелицеприятную жизнь среди руин.

Вот, парализованный ниже шеи солдат смотрит в глаза жене, которую уже никогда не сможет содержать, и говорит со слезами на глазах: «Прости, что война». Буквально за стенкой от них обитает начальник госпиталя, который день за днем вынужден сообщать таким же героям об их незавидной участи. А местная представительница власти лишь единожды нисходит до больных и калек, чтобы сердечно поблагодарить их за вклад в победу и спешно бежать в особняк, режущий глаза своей чистотой.

Когда идея Балагова о том, что жизнь в послевоенном Советском Союзе была невыносимой и болезненно безнадежной, начинает утомлять, режиссер возвращается к главным героиням. Исключительная глубина характеров Ии и Маши наравне с их умелым противопоставлением — лучшее, что есть в «Дылде». С одной стороны — трогательная уязвимость и мужественная стойкость контуженной Ии, неспособной выдавить из себя и пары связных предложений. С другой — бесшабашность фронтовички Маши, радующейся мелочам и пытающейся вырвать кусочек счастья у мира, который делиться им ни с кем не желает.

На бумаге сюжет «Дылды» об однополой семье из Советского Союза кажется излишне резонансным и спекулятивным. Однако Балагов обходит тему любви и влечения героинь стороной, а до второй половины фильма и вовсе молчит о ней. «Дылда» — фильм о многом: о внутренней и внешней разрухе; лишениях, которые война принесла и, уходя, не потрудилась забрать; об отчаянном самопожертвовании ради близких. Но о любви Балагов не говорит ни слова, позволяя актрисам самостоятельно раскрыть эту тему многозначительным молчанием и полунамеками.

Александр Сокуров, взрастивший из молодого южного повесы режиссера-триумфатора, известен пессимистичным взглядом на жизнь, который передался и Балагову. Но новоявленного спасителя российского кинематографа зачастую подводит категоричность, идущая об руку с молодостью.

«Дылда» демонстрирует несколько действительно сильных, трогательных и мучительных сцен, но большая часть фильма ниспадает до дешевого пафоса и напыщенной драматургии. Если его начало выглядит изящным снимком послевоенной советской действительности, то последующие угловатые события с фальшивыми диалогами и предсказуемой кинематографией лишь раздражают нарочитой театральностью.

В «Тесноте» тоже присутствовали заезженные кино-приемы, вроде сужения кадра до квадратной формы ради визуального усиления стесненности. При этом картина, была если не одой любви, то как минимум данью уважения родному краю. Потому автор запечатлел его максимально приземленно и реалистично, без художественных прикрас, лишнего освещения и пафосных планов.

В «Дылде» же Балагов явно перестарался — он словно не верит в способности зрителя и раз за разом указывает на свои и без того очевидные приемы. К примеру, он раскрашивает каждый кадр в одни и те же цвета для простейшей метафоры, а объектив камеры то и дело норовит придвинуть к актерам для акцента на неуютной близости. Эти решения были бы красивыми, не будь они столь навязанными.

***

«Дылда» — пространный фильм-чувство, который уповает не на интересную и красивую историю, а на эмоции, вызванные редкими глубокомысленными диалогами и завораживающей кинематографией. Предыдущая картина Кантемира Балагова намекала на незаурядный, но незрелый талант новоявленного режиссера, при этом продолжение его карьеры почти полностью лишено прогресса. Это все еще пример уникального творчества, смелый взгляд и отчаянный эксперимент молодого автора, который по-неопытности взялся за неподъемную для себя тему.

PS. Если понравился текст — ищите нас в VK и Telegram.

{ "author_name": "Адми", "author_type": "self", "tags": ["long","deaddinos"], "comments": 41, "likes": 11, "favorites": 51, "is_advertisement": false, "subsite_label": "cinema", "id": 61546, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 29 Jul 2019 21:13:46 +0300", "is_special": false }
0
41 комментарий
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
8

на послевоенных обломках Советского Союза.

Почему обломки?

Ответить
0

Там все ржавое и люди сломанные.

Ответить
21

Автор этого высера (я про фильм) лучше бы почитал про реальную историю послевоенного Ленинграда, где в ноябре 1945 уже Эрмитаж реконструированный открылся, а восстановление улиц шло такими темпами, что надо было быть конченным циником чтобы в такой обстановке сохранять упадочные настроения.

Ответить
8

Вот, кстати, да. Это по всем воспоминанием ветеранов видно, что люди наоборот стали огромными жизнелюбами и всегда знали куда приложить свои силы в разрушенной стране.

Ответить
9

Человек современные реалии просто примеряет на людей того времени.

Ответить

Последний франт

Козловский
0

За исключением, например, этого:

А из российских - в 60е печаталось много подобных романов-воспоминаний, очень близких к фильму. Я ими в детстве увлекался, авторов сейчас не вспомню. Жизнелюбия там приблизительно 0.

Ответить
1

Ну раз какой-то хер в мемуарах написал, как ему плохо жилось, то значит был ужас-ужас. Мои предки, точно так же как предки подавляющего большинства людей, в 1945-1950 жили в куда худших условиях, чем Ленинград, куда были вброшены сумасшедшие ресурсы на максимально быстрое восстановление второго в стране мегаполиса. Про ужасы жизни в общагах никогда от них слышал. Наверное потому, что они понимали что общага с электричеством и канализацией - это действительно благо, а не "прелести, с которыми приходится мириться девушкам в стране-победительнице".

Ответить

Последний франт

Jaggerl…
0

Про ужасы жизни в общагах никогда от них слышал. Наверное потому, что они понимали что общага с электричеством и канализацией - это действительно благо

А в фильме разве ужасы показаны? Наоборот, очень милая коммуналка, все дружные, прямо идеал, как в песне группы Дюна.

Ответить

Последний франт

Jaggerlin
–1

То есть, по-вашему, показанных в фильме проблем не было?
Было сплошное праздничное настроение?

Ответить
2

Показаны не проблемы, а обычная жизнь обычный людей. Причем непонятно нахрен это подавать так, как будто "жизнь была невыносимой и болезненно безнадежной". Страшно представить, что с 28-летней надеждой российского кино случится, если его попросить снять фильм про современную глубинку. Скорее всего повесится посредине проекта, не выдержав градуса "чернухи".

Ответить

Последний франт

Jaggerl…
0

обычная жизнь обычный людей

Обычная, разрушенная войной, жизнь обычных людей, страдающих от потерь.
Главная героиня (подруга Дылды) как раз не безнадёжна, а строит будущее всеми средствами, несмотря на своё прошлое, потерю нормальных мужчин, потерю сына и общее неумение жить. Правдоподобная версия Вилланель.

если его попросить снять фильм про современную глубинку

А в современной глубинке виноваты не немцы. Тут не придётся жалеть каждого, кто мелькнул на экране. Внешне, "Дылда" как кино ближе всего к "Как Витька Чеснок вёз..." - ярко, красиво, честно. Но у нашего поколения нет и близко таких проблем, как у переживших войну.

Ответить
6

"Ржавые люди"
Неизвестный автор, Ленинград 1945 год.

Ответить
0

Но ведь см СССР после войны не развалился. Мне просто это предложение видится так.
Кстати, в фильме есть кровавая гебня?

Ответить
1

конечно

Ответить

Последний франт

Judge
–2

Нет. Есть попытка шантажа написанием доноса, что должно радовать малолетних сталинистов.

Ответить
9

А мне не понравилось. Да же мне показалось ну уж слишком. Режиссер переборщил с чернухой. В результате беспросветная тоска. Страна лагерь, все плохо, все плохие. Автор превзошел даже фильмы 90-ых когда чернуха была в моде, но там хоть какой то просвет был, а тут вообще никакого.

Ответить
8

Алексиевич бы одобрила.

Ответить
2

Режиссер сказал, что ее книжку читал уже после съемок.

Ответить
6

Автор, пожалуйста, христомбогоммолю, не используйте публично выражения типа: "Ниспадает до дешевого пафоса и напыщенной драматургии".

Ответить
3

звучит пафосно и напыщенно? ( ͡° ͜ʖ ͡°)

Ответить
0

И дешево)

Ответить
5

Фильмы говорят о режиссёрах значительно больше, чем им хотелось бы. Так и тут.

Ответить
4

Вот уж действительно, чем моложе автор, тем больше он страдал в советское время. Вот если б он снял фильм про мальчика, у которого вооброжаемый друг сталин, который смешно шутит про расстрелы и гулаг - вот тогда бы, да, тогда бы было лучше.

Ответить
1

Конечно страдал! Сказать ничего не мог, орал да писался. Отвратительное время же

Ответить
2

Самое классное время кстати - тебя кормят, поят, подтирают, а ты ни за что не отвечаешь, всё тебе пофигу, кроме воон-тех-классных-штук-а-что-это-такое-омном-но-мом...

Ответить
1

Ну то нам, мы ж не режиссеры ..

Ответить
4

Сравнение про благоговение Франции (здесь вообще фраза сомнительная т.к. хороший прием критиков и журналистов не равно кассовый успех) и триумф на фестивалях и при этом незаметность выхода фильма на родине смотрится некорректно. Ведь очевидно, что фестивальное кино и кассовые сборы вещи зачастую несовместимые, тем более здесь фестивальное российское кино на которое почти в кино не ходят, за редким исключением. Мало кто пойдет на такой фильм в кинотеатр, когда в соседнем зале идут блокбастеры. Да и прокатчик вряд ли большой рекламный бюджет выделил. И в связи с этим к вам вопрос: возвращаясь к фразе про "благоговение Франции". Есть данные по кассовым сборам там? Или вы ориентируетесь на оценки критиков и жюри фестиваля? Если второе, то вышеуказанная вами фраза, мягко говоря, преувеличение. Оценки критиков не равно "благоговение Франции". Фильм 1+1 или Бобро поржаловать вот это можно смело назвать благоговение Франции ибо почти самые кассовые фильмы страны и почти вся страна на них сходила, да, судя по всему, не по разу.

Ответить
3

"Драма ОБ любви..." - исправьте на О.
Наверное так правильнее.

Ответить
0

Очередная...

Ответить
0

очередной

Ответить
2

Цветовая грамма совершенно не подходящая.

Ответить
2

Картина ужасно кошмарно тягучая и затянутая. Сплошной метафорический экскурс во взгляды режиссёра.

Ответить
2

Душная хуйня без художественной ценности, рыбачит этим фильмом на наградки всякие.

Ответить

Студенческий историк

1

Ничего не видел, мне заплатят

Ответить
1

Я Вам заплачу, если Вы скажете, что ничего не видели.

Ответить

Студенческий историк

Адми
0

Готово!

Ответить
0

Куда кидать номер кошелька?

Ответить
1

Спасибо, сэкономил трафик на торренте.

Ответить
1

Три раза прочёл фамилию как Балаганов.
Фильм Сына Лейтинанта Шмидта

Ответить

Последний франт

0

Фильм очень красивый и психологически достоверный. Таких историй было много.
Чрезмерно навязчивая игра с формой - ну, должно же что-то развлекать зрителя.

Ответить
0

глупые надуманные выводы.

Ответить
0

не туда, сорян 8(

Ответить

Прямой эфир

{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }