Офтоп
Stories Untold
527

Киберспорт на кончиках пальцев

Что делать государству, если оно хочет поддержать киберспорт и почему ему стоит избегать организации турниров?

В закладки

15 июня на «ЦСКА Арене» прошел турнир по FIFA под названием FIFA Moscow Cyber CUP, который внезапно стал одним из самых обсуждаемых в России киберспортивных турниров. Про эту историю очень много говорили, но на всякий случай я напомню: турнир по нишевой киберспортивной дисциплине организовывали за счет бюджетных средств, на него пришло около 10 человек, а про саму эту историю в итоге написали не только профильные издания, но и многие общественные СМИ.

И, конечно, история этого чемпионата является продолжением долгой истории взаимоотношений власти и киберспорта: от условных “Кубков Москвы” по Dota 2 до этого чемпионата рукой подать. Эта же история стала громкой именно из-за разницы в заявленном бюджете и итоговом успехе мероприятия: СМИ заявляли, что при бюджете в 37,5 миллионов на сам чемпионат пришло 10 человек, чемпионат внезапно стал не международным, а призовой фонд изначально составлял 1 млн рублей, а потом, за неделю до турнира упал до 160 тысяч рублей (якобы из-за официального регламента EA).

Проблемы всей этой некрасивой истории начинают растекаться и из-за того, что СМИ явно преувеличили финальный бюджет мероприятия: они совершают ту же ошибку, что и Мария Командная, которая увидела свою фамилию в документах госзакупок и решила, что организаторы турнира за счет её раздули бюджет на 450 тысяч рублей, при этом не пригласив ее на турнир. В реальности все немного сложнее: в документах она была указана как имя, обосновывающее верхнюю заложенную планку контракта. И аукцион на контракт выиграла компания, которая предложила цену в 176 тысяч.

Те же операции можно провести и со всеми другими аукционами на закупки по турниру и в итоге получить сумму вдвое ниже максимально возможной планки. Иначе говоря: турнир стоил не 36 млн рублей, а намного меньше. Но меняет ли это хоть что-то? Даже учитывая, что реальная цена мероприятия в два раза меньше, она все равно ощущается необоснованной. И тут мы подходим ко второй проблеме. Общественно популярные данные о киберспорте, размере его аудитории и его рыночных перспективах серьезно преувеличены, хотя и имеют свою основу.

Это, конечно, не значит что киберспорт прямо завтра рухнет и оставит инвесторов без денег. Проблема заключается скорее в другом. Не так давно на vc.ru вышел материал предоставляющий крайне интересную точку зрения на то, как сейчас развивается киберспорт. Материал предоставляет из себя перевод статьи Сесилии Д’Анастасио для Kotaku, в котором она приводит ряд аргументов за то, что поверхностный статистический анализ трансляций и раздутые цены на лицензии приводят к тому, что инвесторы вкладывают нереалистично большие суммы денег в то, что может никогда не окупиться. Индустрия энергично всасывает деньги, но многие ее области даже не близки к окупаемости.

Пример этого турнира по FIFA только подтверждает это: инвесторы переоценивают масштаб киберспорта и приносят в него слишком много денег. При этом денег именно как на организацию оффлайн турниров, так и на более затратные проекты, вроде построения инфраструктуры и, например, стадионов. И уже тут появляются серьезные проблемы, связанные с переоценкой прибыльности таких предприятий. Достаточно взглянуть на цитаты, который приводит Сесилия Д’Анастасио в своей статье:

Я не считаю, что ответственность за рост индустрии лежит на стадионах. Зарабатывать на фанатах можно другими способами, не копируя традиционные виды спорта. Надо только понять, как сделать этот рост органичным за счёт Twitch, YouTube и других платформ для монетизации.

Андреас Торстенссон
бывший профессиональный игрок в Counter-Strike, капитан команды SK Gaming, работавший в сфере венчурного капитализма и киберспортивной аналитики, сооснователь киберспортивной компании Popdog

Если учесть затраты на строительство стадиона(футбольного, например) для команды, прибылью там и не пахнет. В большом городе после продажи билетов, эксклюзивов, прав на название он ещё может окупиться, но это происходит очень редко. Даже в ноль стадионы уходят редко.

Нил Демос
спортивный журналист

“Стадионность” киберспорта может только навредить ему, потому что частные инвесторы ждут от стадионов и турниров денег. Турниры или стримы теоретически могут принести прибыль, но оффлайновая инфраструктура далеко не всегда. В итоге цены на проведение мероприятий вырастают, потому что инвесторы хотят окупиться, растет бюджет на турнир, организациям и организаторам нужно больше денег, они ищут больше у инвесторов и так далее. При этом очевидно, что если рынок лопнет, то люди играть не перестанут. В России люди играли на турнирах с огромной аудиторией, даже когда не было еще понимания, что есть огромная индустрия.

И именно поэтому на киберспорт нужно обращать внимание прежде всего как на социальный феномен, не экономический. Другая ситуация с государством: ему может быть не так интересна моментальная прибыль, сколько инфраструктура и культурная значимость.

В оригинальной статье Д’Анастасио не уверена, что государству это вообще интересно. С другой стороны в России в киберспорт государство вкладываться пытается, но с переменным успехом. Сказываются и масштабы коррупции, но хуже всего на это влияет любовь к гигантомании, которая сильнее всего может повредить репутации киберспорта, как видно по примеру FIFA Moscow Cyber CUP.

Наполнение пространства города разноплановыми социально- и культурно- значимыми местами и мероприятиями — принципиально важная часть развития самого города и его пространства. Осуществление проектов, помогающих киберспорту чувствовать землю под ногами важно именно потому что бесполезные турниры на 35 млн могут уйти.

Играющие люди же никуда пропадать не собираются, даже наоборот, их все больше каждый год и они хотят ощущать городские пространства как часть своей жизни. Если же их хобби не находит отзыва в городе, то пропадает и его ощущение как пространства для жизни. Я веду к тому, что организация мероприятий не должна быть инвестиционным вектором, в отличии от создания пространств, в которые люди могут приходить и отдыхать со своими друзьями играя в киберфутбол или Dota 2.

Накачивать деньгами и без того несколько надутую индустрию за счет турниров, говоря, что таким образом развивается культурная сфера города и страны — это нулевой шаг для государственных денег, который подводит пока еще нестабильную индустрию к росту цен на организацию. Пространства же вроде клубов и стадионов могут стать кластерами для появления новых талантов и социальных связей, какими в свое время были футбольные площадки или спортивные залы. Появление таких кластеров уже происходит, достаточно взглянуть на формирования вроде Yota Arena. Другое дело, что такие кластеры также сложно назвать первостепенной задачей.

Перспектива сталкивается с другой проблемой: доступность дешевого и стабильного интернета. Киберспорт и видеоигры связывает самых разных людей по всей стране, образуя сложное сообщество, живущее одним делом. Но для его полноценного функционирования у каждого из участников должна быть стабильная возможность быть его частью. Для многих это невозможно, хотя и желание у людей есть.

Государство может предоставлять как реальную пользу киберспорту, так и реальную опасность. Если помощь социальному феномену в виде интернетизации страны или легитимизации инфраструктуры могла бы быть полезной, то турниры с раздутыми бюджетами или усложнение интернет-инфраструктуры наоборот могут привести появлению стигматизированного сообщества. Размером примерно в 10 млн. человек.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Stories Untold", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 16, "likes": -2, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 56471, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 27 Jun 2019 19:55:35 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 56471, "author_id": 146117, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/56471\/get","add":"\/comments\/56471\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/56471"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64955, "last_count_and_date": null }
16 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
7

хоть убей, не понимаю почему государство должно финансировать какие то спортивные состязания, будь это спорт или киберспорт.

Построили спортивную площадку во дворе, это отлично. Купили компьютеры в школе, здорово, так и нужно, но нахера поощрять задротов которые себя калечат в зале или на стуле.

Ответить
0

Потому что у нас из бизнеса никто не может спонсировать подобные соревнования, только крупные игроки, которых на рынке раз два и обчелся, но и им это не очень интересно.

Плюс это хороший способ отвлечь народ от насущных проблем в государстве, поддержание патриотизма, один из поводов для народа гордиться своей Родиной.

А так же проведение крупных труниров это дополнительный приток капитала при минимальных вложениях для региональных бюджетов и для людей (вспомним квартиры за 200к в месяц на время проведения футбольных мероприятий). Ну и поддержания имиджа страны на международной арене, чтобы заграницей не думали что мы страна 3-го мира и у нас вместо общественного транспорта ходят медведи.

Ответить
5

социальный феномен

О, опять феномены пошли. Что не попсовый фильм или сериал - то сразу феномен мирового масштаба. Надеюсь, за каждое слово феномен применённое к продвигаемому чему-то платят дополнительно? Или вы просто за другими обезьянничаете?

Ответить
0

Феномен - доступное человеческому познанию явление.

Переносное значение: О человеке или явлении, выдающемся, исключительном в каком-н. отношении.

Так в чем проблема?

Ответить
0

Во-первых, хорошо бы использовать определение какого-нибудь разбирающегося человека уровня академика или, хотя бы профессора, а не хера с горы.

Во-вторых, где тут что-то исключительное или выдающееся? Когда из каждой табуретки вещают для привлечения аудитории, удивительно, но эта самая аудиторию привлекается. И вопрос. А в чём феномен-то? В скорости, в размере привлечения аудитории или в методах? Вы, наверное могли заметить из предыдущего поста, что я имею ввиду не только киберспорт. И что словом "феномен" на этом сайте маркируют всё подряд, хоть сколько-нибудь популярное. Или хотят представить это популярным.

Ответить
2

Может я чего то не понимаю. И весь мой 20 летний геймерский стаж только мешает понять.
Но не могли ли вы мне пояснить одну вещь? Зачем смотреть футбольный турнир по видео игре, если можно смотреть реальный турнир по реальному футболу? Происходящее на экране ничем не отличается. В реальном даже картинка РЕАЛЬНАЯ.

Что не так с людьми?

Ответить

Комментарий удален

0

Мне кажется тут немного другое. В реальном футболе ты болеешь за реальную команду, в данном случае за игрока и его умение играть, создавать команду.
Я не очень люблю футбол, практически не смотрю. Но, когда был турнир, не уверен, на DTF с приглашенными блогерами и стримерами по FIFA. Я понял, что чувствуют фанаты настоящего футбола от просмотра матчей в прямом эфире.

Ответить
0

Открою страшный секрет: далеко не все игроки в FIFA из ее многомиллионной армии смотрят реальный футбол. "Футбол" в FIFA дает более веселую картинку и по эмоциям может отбиваться куда быстрее: 12-минутные виртуальные матчи с обилием голов против реальной тягомотины на 90+ минут, где даже может голов и не быть вовсе.

Ответить
2

Я могу сказать что им не нужно делать: ставить цель попилить бабки.

Ответить
0

Это невозможно.

Ответить
1

В статье бред какой-то разбавленный водой.

Ответить
1

Вот только за это , можно разносить статью в пух и прах . Ты что пытался сказать ? Что потратили не 30 млн, а 10? Мне от этого легче стало ? Что эти собаки на мои деньги икрой обмазываются ?!?

Ответить
0

Что это за высер то ? Ты ща че, пытался кого то выгородить ?

Ответить
0

Непонравилось, но плюс поставил.

Ответить
0

И на том спасибо.)

Ответить
0

Стаття немножко бред, но за лонгрид поставил плюсик.

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]