Не только «Ведьмак»: гид по польской фантастике и фэнтези Статьи редакции

Рассказываем о польской экспансии на российские книжные прилавки.

Долгое время знание о польской фантастике у массовой аудитории ограничивалось лишь одним именем — Станиславом Лемом. А потом наступили 90-е, и вышел «Ведьмак». На волне успеха книг о приключениях Геральта российские издатели попытались было выпустить ещё несколько польских авторов, вслед за Сапковским работавших в жанре фэнтези, но ни один из них и близко не возымел схожего успеха.

После этого отечественные издательства махнули на западных соседей рукой, лишь изредка предпринимая вялые попытки сделать «второго Сапковского» то из Феликса Креса, то из Яцека Пекары. Но несколько лет назад на прилавки наших книжных магазинов обрушилась настоящая лавина польской фантастики.

Внезапно оказалось, что за тридцать лет, прошедших с краха социалистического блока, в Польше развился совершенно самобытный рынок, представленный множеством авторов, регулярно выдающих необычные, яркие вещи с колоритными героями, оригинальными мирами и интересными идеями.

Современная польская фантастика — это и многотомные эпические фэнтезийные саги, по размаху способные сравниться с лучшими англоязычными образцами, и космическая опера, и настолько твёрдая научная фантастика, что об неё с наскоку можно всерьёз обломать зубы, и увлекательные боевики, в которых фантастика смешивается с фэнтези, а скандинавская мифология с гуманитарными идеями, словно бы шагнувшими из книг Стругацких.

В этом многообразии жанров, имён и книг легко найти книгу себе по душе, но ещё проще запутаться, поэтому мы подготовили для вас обстоятельный гид.

Многообразие жанров

Современная польская фантастика родилась на стыке восьмидесятых и девяностых, когда с крахом железного занавеса в страну хлынул огромный вал переводной литературы. Польские читатели разом открыли для себя Толкина и Говарда, Желязны и Ле Гуин, Хайнлайна и Шекли, Саймака и Азимова, Фрица Лейбера и Гарри Гаррисона. Поначалу англоязычная фантастика настолько поразила воображение читателей, что издательства попросту отказывались публиковать книги с польскими фамилиями на обложке.

Однако издатели быстро убедились, что доморощенные авторы не утратили способности вызывать немалый читательский интерес. Паровозом, пробившим стену недоверия к польским фантастам, стал, разумеется, Анджей Сапковский, чей «Ведьмак» на заре девяностых, когда средний тираж по жанру составлял 2-3 тысячи экземпляров, играючи расходился тиражами в 40-50 тысяч экземпляров. Следом за Сапковским издательства начали медленно и осторожно публиковать и других авторов.

Получилось далеко не сразу. Одни пытались подражать Толкину, вторые — самому Сапковскому, третьи слишком увлеклись славянскими мотивами, но постепенно среди имитаторов и откровенных плагиаторов появились новые и молодые авторы, которым было уже не интересно за кем-то повторять.

Современная польская фантастика удивительно многогранна. Каждый уважающий себя писатель стремится перещеголять коллег в оригинальности мира, изысканности языка или извилистости сюжета. Авторы регулярно пробуют что-то новое, не ограничивают себя какими-то определёнными рамками и постоянно пытаются экспериментировать с формой или жанрами, порой даже в рамках одного и того же произведения, и уж точно не собираются всю жизнь писать одно и тоже.

Создатель эпического фэнтези «Сказания Меекханского пограничья» Роберт М. Вегнер признался, что после окончания работы над циклом планирует заняться научной фантастикой. До тетралогии «Владыка ледяного сада», в которой научная фантастика причудливо перемешивается с фантамасгорией, фэнтези и мифом, Ярослав Гжендович писал преимущественно ужастики, а после выдал злободневную научную фантастику ближнего прицела «Гелий-3». А каждый новый роман Яцека Дукая представляет собой отдельный жанр сам по себе.

В Польше при этом отсутствуют целые жанры, популярные в других странах. Здесь почти нет женского романтического фэнтези, немногим лучше обстоят дела с альтернативной историей. По словам эксперта по польской фантастике Павла Лауданьского, «несколько лет назад в стране наделали шума несколько «компенсирующих» романов о том, как вмешательство отдельных солдат или целых подразделений современной польской армии меняло ход Второй мировой войны», но развития эта тема не получила и со временем заглохла.

Правда, это обстоятельство не помешало профессиональному историку Яцеке Комуде сделать себе карьеру на книгах, действие которых разворачивается в альтернативной версии сарматской Польши или во время Смуты в Московии. Сегодня по тиражам Комуда уступает только Сапковскому и обходит даже невероятно популярный «Меекхан» Роберта Вегнера.

Впрочем, одного тренда не удалось избежать и полякам. В Польше, как и в России, оказался очень востребован постапокалпсис, в частности, «Сталкер» и «Метро 2033». Причём если «Сталкер» пишут третьесортные по здешним меркам литераторы, то над «Метро 2033» успели поработать и местные звёзды — Роберт Шмидт и Павел Майка.

На мой взгляд, «Метро 2033» обязано своей популярностью [в Польше] нескольким факторам. Во-первых, в Польше в принципе пользуется спросом постапокалиптическая проза. Во-вторых, сам оригинальный роман Глуховского привлёк внимание читателей своей мощной эстетикой и атмосферой. В третьих, межавторский цикл отлично сыграл на желании людей поучаствовать в создании мира. Ну и в-четвёртых, успех мира был поддержан популярной серией видеоигр.

Ежи Жимовский
главный редактор журнала «Новая фантастика»

Мне кажется, на успехе «Метро» в Польше сказалась общая незаеженность и оригинальность темы и некоторая её экзотичность для нашего читателя. В Польше метро есть только в Варшаве, да и оно состоит из одной законченной линии и наполовину недостроенной второй.

Павел Лауданьский
переводчик, редактор, публицист, критик

Когда польские издатели предложили мне написать роман по миру «Метро 2033», я знал эту вселенную исключительно по оригинальному роману Дмитрия Глуховского. Мне понравилась атмосфера печали, которой пронизан текст. Это книга не о смелых победителях мутантов, а о людях и о том, что люди сами себе злейшие враги.

Павел Майка
автор романов «Метро 2033: Район обетованный» и «Мир миров»

Поляки в России

В советские годы польская фантастика на русском языке начиналась и заканчивалась на Станиславе Леме. Причём в СССР издавались далеко не все его произведения и далеко не всегда без сокращений.

В середине девяностых российские издатели открыли для себя Анджея Сапковского, и на волне популярности «Ведьмака» перевели ещё несколько польских авторов — в «АСТ» вышли романы Томаша Колодзейчака и Артура Баневича, а «Азбука» выпустила три первые книги из цикла Феликса Креса «Книга Всего». Они прошли мимо читающей публики, и в следующий раз издательства вспомнили о существовании польской фантастики где-то через десять лет.

В 2010 году «ЭКСМО» взялось за переиздание «Книги Всего», а «Рипол-Классик» два года спустя выпустило первый том цикла Яцека Пекары об инквизиторе Мордимере Маддердине. Оба начинания нельзя назвать удачными. «Книга Всего» — по всем меркам жуткий середняк, а «Рипол» подвела неудачная стратегия: издание получилось слишком дорогим и прошло мимо основной части аудитории. Уже переведённый второй том так и не увидел свет.

В 2014 году редакция «Астрель-СПб» выпустила роман Яцека Дукая «Иные песни». Книга удостоилась крайне тёплых отзывов от читателей, тираж разошёлся в ноль, на этом всё и закончилось.

А затем, два года спустя в той же редакции вышел «Север-Юг», первый том цикла Роберта М. Вегнера «Сказания Меекханского пограничья». И вот тут, что называется, прорвало. Книги польских авторов начали появляться едва ли не ежемесячно. За четыре года на русском языке появились романы Роберта М. Вегнера, Ярослава Гжендовича, Цезария Збешховского, Кшиштофа Пискорского, Павла Майки, Яцека Комуды, Рафала Косика, Марцина Подлевского, Адама Пшехшты, Томаша Низиньского и других заметных авторов.

При этом совсем уж откровенных промахов не случалось — прежде чем выйти в России, практически все переводимые романы наводили шороху на родине. Так что, пожалуй, судить обо всей польской фантастике на основе той её части, что издаётся на востоке, не совсем верно — благодаря содействию литератора, агента и специалиста по польскому рынку Владимира Аренева российские издатели, что называются, собирают все «сливки».

Вам, русским, очень повезло, у вас переводятся и издаются только лучшие вещи из того, что выходило у нас за последние годы. За это надо сказать спасибо Володе Ареневу и его пониманию особенностей нашего рынка, потому что очень важно выбирать для перевода действительно лучшее, а не то, что называют лучшим ушлые агенты и местные издатели.

Павел Лауданьский
переводчик, редактор, публицист, критик

Фэнтези

Анджей Сапковский

«Ведьмак» — главный, но не единственным труд Анджея Сапковского. В своих интервью, посвящённых завершению похождений Геральта и Цири, писатель говорил, что жанр фэнтези делится на восемь поджанров, и он бы хотел написать по книге в каждом. И хотя сейчас, двадцать лет спустя, эти слова воспринимаются пустым обещанием, сразу после «Ведьмака» Сапковский, казалось бы, всерьёз собрался перепробовать все поджанры и переключился на фэнтези историческое.

Действие его нового цикла, известного как «Сага о Рейневане», развернулось на нашей Земле в средние века во время гуситских войн — жестокого вооружённого конфликта на религиозной почве, бушевавшего на территории современной Чехии с 1419 по 1434 года. Сами войны стали лишь фоном, на котором разворачивались приключения главных героев цикла. Рейневан из Белявы и его спутники Самсон и Шарлей немало пошатались по дорогам охваченных войной Чехии и Силезии, регулярно впутываясь в самые разные передряги.

Многие события цикла взяты прямиком из истории, но в то же время Сапковский никогда не забывал, что пишет хоть и историческое, но всё-таки фэнтези, поэтому в книгах не обошлось без магии, алхимии, ведьм, ангелов и прочих сверхъестественных элементов.

В Польше мне нередко говорят, что из «Саги о Рейневане» получилось бы замечательное чисто историческое произведение, и удивляются, зачем там мистика, колдуны и ведьмы. Мол, без всего этого получился бы настоящий исторический цикл, который вполне мог бы завоевать литературные награды. Не то что фантастика.

Анджей Сапковский

Главный же сюрприз поджидал поклонников Сапковского после завершения «Саги о Рейневане»: следующей книгой оказалась «Змея», трёхсотстраничная повесть, действие которой разворачивалось во время войны в Афганистане, а главным героем был советский прапорщик с польскими корнями Павел Леварт. Повесть настолько достоверно передает детали солдатского быта, что во время чтения невольно задаёшься вопросом, не бывал ли сам пан за речкой во время войны.

Конечно, Сапковский не был бы Сапковским, если бы ограничился просто повестью о буднях советских солдат в Афганистане. Помимо линии Леварта в книге есть ещё две сюжетные ветки, действие одной разворачивается при правлении Александра Македонского, второй — во времена Большой Игры и расцвета Британской империи. Объединяет эти сюжетные линии мистическая золотая змея, которая якобы является хранительницей суровых гор, но на самом деле всех героев объединяет война, сломавшая их жизни и покорёжившая души.

Горький, печальный, пронзительный и немного ироничный текст насквозь пропитан антивоенной тематикой и попытками автора донести до читателя, что решать мировые проблемы на поле брани — не самый действенный способ. Впрочем, Сапковский не шибко верит в благоразумность людей, поэтому в эпилоге повести в Афганистан входят новые солдаты.

Томаш Колодзейчак

Томаш Колодзейчак начинал примерно в одно время с Сапковским, и его книги оказались переведены на русский одними из первых. Он не ограничивал себя одним жанром и успел поработать как с научной фантастикой, так и с фэнтези. В начале двухтысячных в России вышли все ранние произведения автора — космические оперы «Цвета штандартов» и «Последнее решение» и реалистичное фэнтези «Когда прольётся кровь».

Но вот самый известный цикл автора, «Последняя Речь Посполитая», повествующий о мире, в котором после столкновения двух вселенных изменились законы мироздания, перемешались магия и высокие технологии, а профессия географа стала одной из самых опасных и престижных в мире, на русский долгое время не переводился. И лишь буквально на днях издательство fanzon пообещало выпустить в обозримом будущем омнибус, в который войдут сборник повестей «Красный туман» и роман «Черный горизонт».

Яцек Пекара

Яцек Пекара — автор «Цикла о Мордимере Маддердине», а ещё по-хорошему наглый и смелый человек. А как ещё назвать того, кто в насквозь католической Польше придумал мир, в котором Иисус сошёл с креста, взял в руки меч, залил улицы Иерусалима кровью, разрушил Рим, покарал неверующих и лично убил императора? Казалось бы, столь суровое проявление божественной силы должно было бы на корню перекрыть кислород различным еретикам, отступникам и прочим иноверцам, но на практике ничего не изменилось.

Коррупция цветёт пышным цветом, грабежи, убийства и изнасилования — обычное дело, во всяких захолустьях множится ересь, да и служители церкви порой забывают, кому поклялись служить. Да ещё и ведьмы, демоны и колдуны вполне реальны. В общем, огромное непаханое поле для инквизиторов, которые борются со всем, что угрожает бессмертной человеческой душе. Порой вопреки желаниям обладателей этой самой души.

Сам Маддердин тоже не похож на паладина без страха и упрёка — ленив, жесток, берёт взятки, не дурак выпить и покувыркаться с красотками. Но как только дело доходит до непосредственного выполнения служебных обязательств, инквизитор превращается в непоколебимого, неподкупного и кристально честного профессионала, который искренне верует в Бога и в своё предназначение.

Читать о приключениях Маддердина интересно, но к сожалению, на русский официально переведён только первый том, состоящий из шести повестей, которые скорее знакомили читателя с миром и вводили в курс происходящего, чем закладывали основу для будущих событий. Правда, учитывая, что недавно по циклу Пекары анонсировали игру, возможно, ситуация скоро и изменится.

Феликс Крес

Цикл Феликса Креса «Книга Всего» в России запускали аж дважды. Сначала, в 2000 году это попыталась сделать «Азбука», а десять лет спустя эстафету перехватило ЭКСМО.

Цикл — настоящее тёмное фэнтези, настолько тёмное, что попахивает откровенной чернухой. У Креса просто откровенный переизбыток жестоких, подробных и натуралистических (зачастую не играющих никакой роли для сюжета) сцен, все герои откровенные мерзавцы или как минимум жуткие эгоисты. А к женщинам у автора и вовсе жуткое предубеждение: если девушка красива, то обязательно порочна, если умна — то жуткая стерва, а если вдруг чиста и невинна, то не переживайте — её обязательно или убьют, или изнасилуют, или просто опорочат. А уж как автор описывает секс...

Она протянула руку и коснулась его щеки.

— Извини за всё сегодняшнее. И предупреждаю: не командуй мной больше, ибо я и в самом деле не знаю, что с тобой сделаю.

Она сняла куртку.

— Хочешь?

Он хотел.

Она дала.

Персонажи цикла проповедуют крайне сомнительную мораль: личное важнее общественного, для достижения цели все средства хороши, «добро» и «зло» — понятия относительные, прав тот, кто сильнее, а любовь и вовсе суть извращённая и деструктивная версия дружбы.

Когда до финала цикла оставалось всего чуть-чуть, Крес и вовсе припас для тех читателей, кто выдержал все вышедшие тома, грандиозный сюрприз — заявил, что исписался и объявил о завершении писательской карьеры. Правда, с тех пор он вроде бы успел передумать, но новых книг так и не вышло. Пока что.

Роберт М. Вегнер

«Меекхан» Роберта М. Вегнера — один из главных циклов современного польского фэнтези. Автор описывает суровый и мрачный мир, напоминающий средневековую Европу, только объединённую в Империю. И если в центре пока относительно тихо, то на границах постепенно становится неспокойно.

По структуре «Меекхан» (как, кстати, и многие другие польские циклы) напоминает «Ведьмака» — первые две книги представляют собой сборники рассказов, собранные по частям света. В каждой свои герои, и начиная с третьей книги их сюжетные линии пересекаются: сначала встречаются герои «Севера» и «Востока», затем «Юга» и «Запада», а в пятой книге автор наконец-то сводит всех своих персонажей под одной обложкой.

Первые две книги предназначены для знакомства с героями и мира. Вегнер постепенно пробует свои силы, дополняет картину Меекхана новыми красками, а читатели проникаются симпатией к действующим лицам. Рассказы написаны в разных жанрах — тут есть и приключенческое фэнтези, и героическое, и эпическое, они посвящены локальным проблемам и обладают законченными историями, исход которых влияет на общий сюжет.

Начиная с третьей книги размах происходящего возрастает, и к пятой персонажи уже оказываются замешаны в конфликт, от которого может зависеть судьба не только всей империи, но и целого мира. На страницах цикла есть место и для эпических событий, и для масштабных сражений, и для героических приключений, политических и детективных интриг и войн древних богов.

Цикл пока ещё далёк от завершения, а все написанные книги оперативно переведены на русский язык. Пишет Вегнер довольно быстро, и новые тома выходят на польском с разницей в пару лет. Шестой должен был появиться в 2020 году, но пандемия слегка смешала автору карты: Вегнер пишет только в свободное от основной работы время, а когда ты заперт в четырёх стенах с требующими внимания детьми, количество этого свободного времени стремится к нулю.

Ярослав Гжендович

Действие цикла Ярослава Гжендовича «Владыка Ледяного сада» разворачивается в будущем, в котором люди уже начали расселяться по галактике и нашли один обитаемый мир — планету Мидгард, на которой творятся невообразимые вещи, не работает электроника и реальна самая настоящая магия.

Прямой конфликт с аборигенами запрещён, поэтому земные исследователи отправляются туда под видом местных. Когда одна из таких экспедиций бесследно исчезает, на её поиски отправляется косморазведчик Вукко Драккайнен.

Гжендович умело смешивает фэнтези и социальную фантастику, науку и магию, скандинавские мифы и босхианские мотивы и приправляет весь этот коктейль экшеном и приличной дозой сатиры. Обычный человек на Земле XXII века по Гжендовичу — лишённый самостоятельности винтик в бюрократической машине, поэтому задание на Мидгарде для Драккайнена, одного из последних романтиков в мире, подобно глотку чистого воздуха.

По сути, перед нами не столько тетралогия, сколько единый роман в четырёх томах, поэтому многие сюжетные линии сквозной стрелой проходят через все тома и разрешаются лишь в четвёртой книге. Однако концовка не разочарует, Гжендович обязательно ответит на все вопросы и даст логичные и непротиворечивые объяснения всех загадок и тайн «Владыки».

Томаш Низинский

«Танец марионеток» Томаша Низиньского напоминает смесь «Меекхана» с «Чёрным отрядом» Глена Кука. Действие романа разворачивается в Каэллархе, очередном зажопье мира, где расквартирован Седьмой наёмничий полк, состоящий на службе у королевского дома Эреи, государства, оккупировавшего Каэлларх пару поколений назад.

Местное население никак не желает расставаться с мечтами о независимости, поэтому дел у наёмников хоть отбавляй — искореняй ересь, вяжи языков, режь бунтовщиков, допрашивай заговорщиков, ну и о своей выгоде не забывай. Главный герой, поручик Исевдир Норгаард, не стесняется подрабатывать на стороне, но что он будет делать, когда интересы его сторонних «работодателей» разойдутся с интересами полка?

Читается роман влёт. «Танец марионеток» — крайне остроумное тёмное фэнтези, с ярким главным героем, искромётным юмором и интересным сюжетом. Это первый том цикла, и, судя по концовке, самое интересное ждёт нас впереди.

Марцин А. Гузек

Орден Серых плащей призван оберегать некогда великую Империю от ведьм, колдунов и прочей нечисти, однако на задворках Империи плащеносцам приходится брать на себя роли и судебных арбитров, и легионеров, и сельских участковых, разве что роды у скотины они пока не принимают. На границе с Великой чащей службу несёт отряд новобранцев, и на их долю выпадают совсем уж сложные испытания: то суккуб в холмах заведётся, то культисты головы поднимут, то варвары из-за границы полезут.

По сути, перед нами роман в новеллах, своего рода сериал с законченными историями в каждой главе и сквозными сюжетными линиями, связывающими новеллы между собой. Персонажи у автора получились яркими и разношёрстыми, но далеко не всем уделено равное время. Некоторым из них уготована роль «красных рубашек», поэтому несколько читательских любимчиков до финала не доживут.

«Серые плащи» — дебютный цикл автора, так что в нём ощущается какая-то поверхностность. Вроде бы и идёт повествование бойко, и к героям быстро привыкаешь, но персонажи получились излишне стереотипными, мир чересчур вторичным, слепленным словно из кучи разных исторических элементов, а сюжету недостаёт глубины и проработки.

А ещё автор перебарщивает с подачей информации через диалоги, поэтому действующие лица поголовно страдают словесным недержанием и привычкой вываливать содержание парочки учебников в одном диалоге.

Петр Гурский

«Закон ордена» Петра Гурского — отлично написанный роман с чёткой структурой, высоким темпом повествования и большой плотностью событий, изящно переплетенными сюжетными линиями главных героев и многогранными, яркими персонажами.

Это мрачное, кровавое, тёмное фэнтези, поэтому все действующие лица — те ещё засранцы (ну а что вы хотели, жизнь такая), а главный герой — профессиональный ловец, охотник за головами, который отлавливает преступников и возвращает заказчикам за вознаграждение. Свою очередную цель он находит уже в первой главе, но с этого его неприятности только начинаются, обычный с виду заказ имеет все шансы отправить ловца на тот свет...

Есть ли у книги минусы? Только один, она ещё не вышла на русском.

Яцек Комуда

Яцек Комуда, один из сценаристов первого «Ведьмака», по основной профессии историк, поэтому большинство его книг отталкивается от прочной исторической основы.

Действие его цикла о Франсуа Вийоне, целиком уместившегося в омнибус «Имя зверя. Ересиарх», разворачивается во Франции второй половины XV века. Вот только Европа Комуды сильно отличается от привычной нам по учебникам истории: Ад здесь совершенно реален, по лесам бродят демоны и монстры, а живые мертвецы берут штурмом города. Проводник по столь негостеприимному миру читателю нужен соответствующий, и тут Комуда нас не подводит. Франсуа Вийон — талантливый поэт, жестокий убийца, падший авантюрист, бродяга, мошенник и вор. В общем, неприятная личность.

И хотя до масштабов Креса Комуда не дотягивает, с чернухой он немного переборщил. Главный герой — настоящая скотина, остальные действующие лица ничем не лучше и не вызывают ни симпатии или сочувствия читателей, а в тексте перебор с жёсткими сценами и натуралистичными описаниями. Однако мистические загадки, детективная интрига и лихо закрученный сюжет не позволяют откладывать книгу в сторону (слишком уж часто).

Скоро на русском языке выйдет и другой цикл автора — «Якса». Сюжет цикла основан на славянской мифологии, но действие разворачивается во вторичном мире.

Королевство Лендия пало на колени перед дикой ордой кочевников. В лесах воспрянули колдуны, призвавшие старых богов, и на разорённую землю ступили древние чудовища. Посреди всего этого хаоса пытается уцелеть Якса, обречённый на смерть воин, с самого рождения проклятый из-за грехов родителей.

«Якса» тоже относится к категории тёмного фэнтези, это мрачная и жесткая книга, но, в отличие от «Вийона», главный герой вызывает куда больше симпатий.

Кшиштоф Пискорский

В отличие от большинства своих соотечественников, Кшиштоф Пискорский специализируется на захватывающих одиночных произведениях, в которых классическое фэнтези перемешивается с лучшими образцами приключенческих романов жанра «плаща и шпаги».

Действие «Тенеграфа» разворачивается в фэнтезийной версии Испании. Шесть грандов сражаются за власть над южным портовым городом, но главный герой, опытный учитель фехтования, мечтает лишь заработать достаточно денег, чтобы покинуть город и обезопасить нескольких близких людей. Но у судьбы другие планы на дона Арахона Каранзу Мартенеса И’Гренату И’Барратору, и когда в руки к фехтовальщику попадает загадочный тенеграф, герой неожиданно влипает в самый центр запутанной истории, проложить из которой выход без рапиры не получится.

Пискорский объединил в одном флаконе эстетику фехтования «Капитана Алатристе» с магией и колдунами, добавил целую галерею ярких и запоминающихся персонажей, предложил несколько крайне оригинальных магических концепций и лихо закрутил полный неожиданных поворотов динамичный сюжет.

Марта Краевская

«Иди и жди морозов» — первая часть трилогии о Волчьей долине, тёмного славянского фэнтези с примесью романтики и хоррора. Главная героиня, юная дочка и ученица Хранителя, должна срочно занять место своего внезапно погибшего отца и оберегать покой долины, где среди людей живут русалки, стрыги и упыри, а юные девы совокупляются с духами мертвецов у кладбищенских ворот. В последнее время в долине неспокойно, всякая хтонь поднимает головы, маленькая девочка пророчествует о пробуждении древнего зла, а героине ещё и своих проблем хватает...

Проблема «Волчьей долины» кроется в том, что книга излишне романтична для поклонников тёмного фэнтези и слишком темна для фанатов романтики — всё же в ромфанте как-то не принято безжалостно убивать лишнего члена любовного треугольника в середине первой книги трилогии, обычно такие потрясения приберегаются под финал третьей.

Майя Лидия Коссаковская

Если «Иди и жди морозов» — всё же в первую очередь тёмное фэнтези с примесью романтики, то «Сеятель ветра» — в первую очередь романтическое фэнтези в декорациях христианской мифологии. А надвигающийся Апокалипсис, разборки в Аду и поиски дезертировавшего бога служат лишь фоном для внезапных романтических приключений и страданий смертельно уставших от вечной жизни бессмертных (и картонных в придачу) существ.

Фантастика

Яцек Дукай

Яцек Дукай — один из самых сложных для восприятия авторов современной Польши. Каждый его роман — литературный или лингвистический эксперимент, упражнение с новыми элементами, идеями или даже формами языка.

Действие «Идеального несовершенства» разворачивается в XXIX столетии, в мире, в котором люди давно эволюционировали до ступени, где для нормального функционирования уже не требуется живое тело или обычная реальность, а отдельные сущности и вовсе способны создавать новые вселенные с иными законами физики.

Специально для романа Дукай смоделировал далёкое будущее человеческой и даже уже постчеловеческой цивилизации и для этой модели придумал новую систему обозначений существ, находящихся вне существующего гендерного деления.

Читательским проводником по новому миру служит Адам Замойский, погибший в конце XXI века космонавт, которого воскрешают после нахождения останков его экспедиции. Новое общество настолько же необычно Адаму, как и аудитории, поэтому познавать его законы персонажу и читателю приходится вместе.

А чтобы герой не заскучал, Дукай подбросил в повествование две проблемы. Первая: ДНК Замойского не совпадает с данными ни одного из отправившихся в экспедицию космонавтов. И вторая: из так называемого «колодца времени» поступила информация о крайней важности «попаданца» для всей цивилизации.

В «Иных песнях» Дукай и вовсе заново воссоздаёт всю вселенную, придумывает для неё новый кодекс законов и тщательно прописывает новые правила игры.

Это не просто альтернативная история, но ещё и альтернативная физика, химия, география и биология с социологией. Очень сложный для восприятия и необычайно насыщенный разнообразными идеями и концепциями роман, причём концентрация идей настолько велика, что другому автору их хватило бы на целое собрание сочинений.

Цезарий Збешховский

В романе «Всесожжение» Цезарий Збешховский рисует причудливое будущее нашего мира, в котором уже стёрлась всякая грань между материальным и виртуальным, Бог в прямом смысле слова покинул планету, а сама цивилизация зависла на пороге гибели.

Вселенная «Всесожжения» довольно необычна, оригинальна и полна сложных идей. С одной стороны, человечество уже победило смерть и достигло цифрового бессмертия, искусственный интеллект управляет многими аспектами жизни общества. При этом в мире действительно существовал Бог, и все проблемы начались после того, как он покинул Землю, и начался самый настоящий Апокалипсис, с массовым безумием, кровавыми битвами и прочей жестью.

Ярослав Гжендович

Следом за «Владыкой Ледяного сада» Ярослав Гжендович написал «Гелий-3» — смесь сатиры, антиутопии и киберпанка с НФ ближнего прицела и космобоевиком.

Действие романа разворачивается в 2058 году в мире, где нефть обесценилась, ролики из меганета вытеснили СМИ и культуру, а главными поставщиками информации стали ивентщики — влогеры-папарацци, которые шляются по миру, снимают все мало-мальски значимое и интересное и заливают в сеть. Чем интереснее и значимее событие — тем больше просмотров, чем больше просмотров — тем выше гонорар. При условии, что тебя не убьют в процессе, разумеется.

А тем временем на Луне находят огромные залежи элемента, способного стать неисчерпаемым источником энергии — пары грузовиков хватит, чтобы год снабжать электричеством Соединённые Штаты. Наверняка ведь земные правительства смогут договориться и мирно поделить богатейшие залежи, правда?

«Гелий-3» смешал в себя и абсолютно неполиткорректную и гротескную сатиру на современное общество (в которой досталось всем, от арабов и Евросоюза до восточного польского соседа, превратившегося в Новые Советы), шпионский боевик и зубодробительный боевик космический.

Эпизодами книга выглядит просто замечательно, но вот сквозная сюжетная линия, объединяющая отдельные эпизоды в единый сюжет, порой прихрамывает на обе ноги, да и экшен как таковой начинается страниц за пятьдесят до конца, после чего повествование обрывается самым неожиданным образом.

Марцин Подлевский

«Глубина» — представитель крайне редкого жанра польской космооперы. Действие книги разворачивается в отдалённом будущем, в котором человечество уничтожило не только Землю, но и большую часть галактики, и теперь немногие уцелевшие пытаются выжить на развалинах цивилизации, утратившей большую часть знаний и даже не представляющей, как функционируют пока ещё сохранившиеся технологии.

Главный герой книги, капитан Миртон Грюнвальд, в кредит покупает новый корабль и набирает экипаж после гибели своей последней команды, после чего собирается снова отправиться к звёздам. Но дела как-то сразу не складываются. Корабль оказывается проклят, у каждого члена разношёрстного экипажа свой набор скелетов в шкафу, да ещё и галактические правительства, шпионы и религиозные секты норовят навставлять метафорических палок в метафорические колёса.

Простенький по сути сюжет замешивает довольно пестрый коктейль из научной фантастики, шпионского триллера и киберпанка. Пространные описания принципов устройства мира несколько тормозят повествование, зато работают на погружение в атмосферу.

Городское фэнтези

Павел Майка

Начало «Мира миров» напоминает «Войну миров» Герберта Уэллса: на заре XX века на Землю вторгаются инопланетяне, что оборачивается катастрофой для обоих рас. После того, как пришельцы сбрасывают на врага мифобомбы, на Земле оживают все когда-либо придуманные существа кроме богов монотеистических религий: герои литературных произведений, персонажи мифов, легенд и сказок и прочий сброд.

Большая часть инопланетного флота погибла, а оставшиеся пришельцы (для удобства их стали называть марсианами) застряли на Земле и принялись помогать с восстановлением цивилизации. И вот в таких вот декорациях группа из шести человек совершает массовое жертвоприношение в попытке создать собственного бога. Но одна из их жертв остаётся в живых и теперь одержима жаждой мести.

«Мир миров» — это крайне необычная книга, где мифологическое фэнтези смешалось с литературным капустником, автор озвучивает несколько интересных идей о природе веры, а количество отловленных в тексте «пасхалок» прямо пропорциональна культурному багажу читателя.

При этом в романе есть магистральная сюжетная линия, к разношёрстному мироустройству быстро привыкаешь, да и мотивы, толкающие вперёд главного героя, понятны каждому. Пожалуй, смущает в этой книге лишь обилие не нужных деталей да откровенная ненависть автора к идеям коммунизма.

Адам Пшехшта

Совсем недавно на русском языке вышло мрачное городское фэнтези в исторических декорациях «Адепт». Действие романа разворачивается в начале XX века в мире, где на горизонте уже маячит Первая мировая, но при этом совершенно реальны маги, алхимики и демоны из другого измерения.

Всё это стало известно благодаря анклавам — специальным зонам с иной материей (её и называют первичной), возникшим посреди крупных городов по всему миру и отделённым от соседних кварталов серебряными решётками. Алхимики порой выбираются в такие анклавы за материей и встречающимися там артефактами — этакий «Сталкер» на минималках в декорациях Польши начала XX века, с демонами вместо кровососов.

Главный герой романа, алхимик Олаф Рудницкий, во время очередной вылазки в анклав сталкивается там с отрядом русских военных под командованием Александра Самарина. Рудницкий и Самарин быстро находят общий язык и начинают вместе разгадывать тайну природы анклавов, разбираться с демонами, расследовать заговоры и распутывать политические интриги.

«Адепт» отличается увлекательным, насыщенным событиями и крайне динамичным сюжетом, да яркими, пусть и несколько шаблонными персонажами и оригинальным и атмосферным миром. Это первая книга трилогии «Первичная материя». Вторая часть уже в переводе.

0
85 комментариев
Написать комментарий...
Гриня Медведков

Меекхан топ!

Ответить
Развернуть ветку
Semyon Kaunov

Мне понравилось гораздо больше земного круга Аберкромби. Особенно бои — действительно напряжённые и с тактикой

Справедливости ради, новые книги начиная с Немного ненависти у Аберкромби превзошли первую трилогию. Перенос в индустриальное время определенно пошел серии на пользу

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Константин Надоненко

Про горную стражу история которую Веллергорф рассказывает прям настолько до мурашек, что слов нет!

Ответить
Развернуть ветку
6 комментариев
Хендай Панда

О да,сюжет понравился. Хочу фильм прям по первым книгам

Ответить
Развернуть ветку
My Song

Вот после прочтения вашей ветки заинтересовался этим циклом. Подумывал даже заказать книги, но вот только не смог найти ни в одном магазине все книги этого цикла. В некоторых магазинах есть книги(с романами), но вот первые две книги, где содержатся сборник рассказов вообще нигде нет. Проблема наверняка в том, что тираж этих книг в общем - 6000 . Придется походу на электронку брать, а так хотелось для коллекции на полку.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Роман Кошевой

Определенно.

Ответить
Развернуть ветку
hede

Рекомендую тогда Глен Кук Черный отряд.

Ответить
Развернуть ветку
Judge Jameson

Ого сколько было произведений переведено. Прям "польское вторжение" какое-то.

Ответить
Развернуть ветку
Darkusoid

Речь Книжная

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Ионов
Автор

Оно и есть) причём годноты очень много, как по мне)

Ответить
Развернуть ветку
o hellou-mark

Ахахааххаахаахаахаха-ха-ха-ха
Я обосрался

Ответить
Развернуть ветку
Генеральный хот-дог

Сейчас будет немного едко, но:
Меекхан - очевидный топ, хотя первые книги с рассказами и лучше тех где цикл стал уже романами и свел все линии.
"Владыка ледяного сада" Гжендовича может поспорить с "50-ю оттенками серого" в номинации "Худшие эротические сцены в популярной литературе" и выиграть. Алсо, страшно затянут, развитие сюжета заканчивается на второй главе второй книги, дальше почти до самого конца четвертой тянутся бесконечные филеры. Но первая книга была хороша. Но читать дальше тяжело и беспощадно. Бонус: полторы главы про то, как героя похитила и насилует толстая и некрасивая боевая доминатрикс с хлыстом! Бесплатно без смс, автор как-то умудрился написать глупо и смешно на совершенно несмешную тему.
"Застава на окраине империи" - бодрый дарковый янг эдалт, легко зайдет как книга на вечер. Проблемы вроде "меня не любит вон та девочка" сочетаются с "вчера упыри расчленили ребенка на глазах у матери". 
"Тенеграф" - я прочла почти 20% книги и за это время там не произошло ничего, кроме любования на главного героя. Говорят, дальше лучше, но я слаба, я не смогла.
Яцек Дукай в процессе, интересно, необычно, сильного мнения пока про него нет.

Ответить
Развернуть ветку
Semyon Kaunov

Абсолютно не согласен по поводу меекхан, Роман выделяется от других в первую очередь отличным лором, который в первых двух книгах лишь очерчивает границы и раскидывает удочки. Да и вообще за сплетенными сюжетными линиями героев наблюдать интереснее. Не говоря уже о том ,что самые напряжённые и эпичные баталии происходят там.

С остальным согласен

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Слышный украинец

Владыка ледяного сада хорош, запоем прочитал.
А Застава уже попроще, первая книга неплоха, но как-то слишком простая все уже не раз видено и читано, для любителей сойдёт. Вторую пока не смог осилить, она немного другая.
Меекхан пока первую книгу прочитал, понравились эти истории, такие, почти как Ведьмак.

А Адепт начинается очень хорошо, немного бладборном отдавало, а потом скатилось в такую банальщину, и персонажи там говорящие болванки. Чем дальше тем больше интерес угасал. Но мир там прикольный, автору бы над персонажами и диалогами поработать.

И вообще, у меня был месяц польского фэнтэзи, и эти книги у меня в голове перемешались. С трудом вспоминается, в какой книге было то или это)

Ответить
Развернуть ветку
Semyon Kaunov

А чем понравился гжендович? Прочитал владыку, и как-то ничего выдающегося кроме атмосферы не нашел. Я бы с бОльшим удовольствием прочитал целую книгу про принца — главы с ним прям очень интересные —, а в остальных сюжет вообще не затягивал

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Свободный мангал

Такое же впечатление от Адепта осталось. Я после аннотации ожидала лайт-версию Мьевиля в Польше, ну или хотя бы сталкера в очень красивых декорациях. Ничего из этого, конечно, там не оказалось.

Ответить
Развернуть ветку
Во Лар

Меекхан потом будет больше похож на Аберкромби)))

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Сигабатулин

Хочу теперь прочесть ВСЁ. А ведь ещё новый Сандерсон лежит.

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Ионов
Автор

Начни с Меекхана, а там уже можно и Сандерсона)

Ответить
Развернуть ветку
Марк из кекподдержки

тактак, гражданин, а предъявите-ка название нового Сандерсона. из какого цикла?

Ответить
Развернуть ветку
9 комментариев
Никита Морозов

Дукай очень крут. За статью спасибо, Польша может в космос)

Ответить
Развернуть ветку
Александр

Прекрасная компиляция. Но к чести надо заметить, что отборного трешака здесь довольно много. Человек, который никогда не читал польскую фентези, кроме Сапковского советую только *меекхан* Вегнера и *иные песни* Дукая. Все остальное на свой страх и риск.

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Липчанский

Меекхан первая книга хороша, вторую осилил со скрипом, третья показалась жуткой банальщиной, наверно я просто перечитал фентези.

Гжендович (владыка ледяного сада) - худшее что я читал за последние пару лет, впечатление что чувак просто наигрался в рпгшки и решил а чего бы книжонку не написать.

Иные песни Дукая зашли сложно, но зашли, такое надо перечитывать.

Ответить
Развернуть ветку
prepare uranus

У меня с Меекханом обратные впечатления, первую книгу кое-как с третьей попытки с перерывами по полгода осилил, вторая лучше пошла, остальные прочитал запоем за 4 дня)

Ответить
Развернуть ветку
4 комментария
Константин Китманов

Меекхан огонь.
Тенеграф тоже клевый, очень самобытный.
Маддердин очень уж чернушный, как по мне, но тоже запомнился. Впрочем, у автора есть более веселые вещи, про Аривальда, например.

Остальное положил в закладки.

Ответить
Развернуть ветку
Сказки Сутеева

Павел Лауданьский, упомянутый в тексте, ох как не врет. Как и у нас, в Польше всякого доморощенноого фэнтези-шлака поначалу хватало с лихвой. Сапек тоже иронизировал над потугами молодых сородичей в своем эссе "Пируг или Нет золота в Серых горах", хотя и упоминал Креса и Пекару, что они писали более-менее НИЧО, пока паразитировали на парадигмах Толкина. Однако стоило им начать делать что посамобытнее, как неумолимо скатывались в нечто нечитаемое.

Как же я рофлил с главы "Поляк тоже кой-чего могёт": "Внезапно в нашей фэнтези сделалось как-то славянско, красно и квасно, молодцевато и холодцевато, холстинно и посконно. Свойски. Запахло городищем, дерёвней и срубом в лапу, повеяло, как говорят приятели-москали: летом, цветом и - звыняйте - гавном".

Ответить
Развернуть ветку
Свободный мангал

Описание Феликса Креса... интересное. Никогда о нем раньше не слышала, и видимо не зря.

Яцек Дукай три раза привел меня в полнейший восторг. Сначала покорил Собором, а потом добил Иными Песнями и Идеальным Несовершенством. Фантастическое допущение в последнем очень круто отличается от более часто используемых авторами представлений о пост-сингулярности — и это было прекрасно.

Марта Краевская неожиданно очень понравилась. "Темнота" идёт на пользу деревенской языческой романтике с участием оборотня. И написано довольно бодро.

Пшехшта вообще не зашёл, хотя ожидала я от него многого. Очень сухой и бедный язык, почти не описан лор, изначально представлявшийся мне главной ценностью этой серии. Понравилось только, что, несмотря на марти-сьюшность главного героя, на протяжении всего текста есть ощущение, что им все вертят в своих целях.

Гжендович вроде классный, но мне было скучновато читать.

Очень хочу познакомиться с творчеством Майки, Пекары, и Всесожжение прочитать.

Огромное спасибо за обзор!

Ответить
Развернуть ветку
prepare uranus

Бесит постоянное попадание заставы на границе империи Гузека в подобные подборки. Плоская хуета без нормального сюжета, персонажей и сеттинга.
Меекхан реально топовый, Владыка ледяного сада - проходняк, как по мне, а тенеграфу точно требуется если не продолжение, то хотя бы еще одна книга в том же сеттинге.

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Ионов
Автор

Так это же подборка, я постарался включить всё, что вышло
Хотя уже ещё пара анонсов появилась, что сюда не вошла)

Ответить
Развернуть ветку
Екатерина

Аберкромби еще большая херота, но ее принято хвалить. Пофиг на шаблонные говорящие картонки, ,,этожДжо,,!!!

Ответить
Развернуть ветку
Екатерина

Аберкромби еще большая херота, но ее принято хвалить. Пофиг на шаблонные говорящие картонки, ,,этожДжо,,!!!

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Sora17

Спасибо за статью. Постоянно вижу польское фэнтези в подборках и анонсах, а тут наконец все по полочкам. Сейчас читаю вторую книгу Меекхана, очень нравится мир.

Ответить
Развернуть ветку
aiken

Идеальное несовершенство Дукая некисло так ломает мозг. На уровне Квантового вора Райянеми или романов Игана. Но продолжения не будет. Облом.
Всесожжение хорош идеей, но сам роман бардак и хаос. Читать было сложно, возможно виноват переводчик.

Ответить
Развернуть ветку
евгеньич

Это прекрасно, автору царь-спасибо за пост, давно ждал такого, делай ещё

Ответить
Развернуть ветку
Кровавый Барон

Очень рад, что про "Сагу о Рейневане" написали, очень редко ее в топах встретишь. Произведение очень стоящее, серьезное. Есть над чем задуматься, как раз повзрослевшим юношам после "Вельмака" читать. В остальном даже удивлен такому обилию качественных штук от поляков, кроме Сапковского и Пшехшты да и не знал никого, буду изучать. Особенно Вегнер зацепил, еще и Ведьмака напонимает - точно в моем стиле. Нравится темное средневековье и чтобы было поменьше магии, как в "Саге о Рейневане" или "Чистилище" Джерома Морриса. Кстати "Чистилище" (автор вроде не поляк) тоже достойная фэнтезюха, любителям сочных сражений и убедительной чернухи советую

Ответить
Развернуть ветку
Роман Кошевой

Алексей.

Огромное вам спасибо!
Дождался)

Ответить
Развернуть ветку
Марк из кекподдержки

Гжендович топ, и Гелий-3 и Владыка Ледяного сада зашли на ура, залпом

Ответить
Развернуть ветку
Nurlan Tlegenov

После "Владыки ледяного сада" окончательно решил для себя, что устал от фентези и годик отдохну. Отлично и интересно написано - но,ТАКАЯ мешанина из всего, что ппц. Иногда скатывается в откровенный фарс.

Может это на фоне того, что прямо до него прочитал все по Меекхану и присытился.

Фантастику польскую записал. Спасибо за пост.

Ответить
Развернуть ветку
ss7877

Большущее спасибо. Наметил для себя несколько новых книг для прочтения.

Ответить
Развернуть ветку
Марк Полещук

Огромное спасибо! Кучу книг в «хотелки» добавил!

Ответить
Развернуть ветку
Eugene Girin
 Пожалуй, смущает в этой книге лишь обилие не нужных деталей да откровенная ненависть автора к идеям коммунизма.

щас бы за ненависть к коммунизму смущаться

Ответить
Развернуть ветку
Кирилл Шавриков

Меекхан отличный. А вот Книга Всего не сказал бы что прям темное-темное фэнтези, прочитал 3 или 4 книги из цикла и ярко запомнилась только Громбелардская легенда, финал там, конечно, смог меня удивить. А так наши локализаторы молодцы, выбирают лучшее.

Ответить
Развернуть ветку
md2k15

Люто-бешено плюсую., еще "Сеятель ветра" мутотень - вроде ангелы\архангелы, ведут себя как недалекие люди. Если такой проходняк попадаут через фильтр, боюсь знать что мы не видим. Очень жду Моримера Моддерина и  продолжение "Прыгуна"

Ответить
Развернуть ветку
Древний Орзэмэс

Очень понравился Колодзейчак с Цветами штандартов и Последним решением. Добротная фантастика. Жаль нет продолжения.

Ответить
Развернуть ветку
Bigtiger

Хорошая статья. Но стоило бы и упомянуть польский ежемесячник "Fantastyka" с его премией, который и дал возможность публиковаться многим молодым фантастам.

Ответить
Развернуть ветку
Artemiy Astashkin

Отличный лонгрид, думал , что фэнзон будет в очередной раз пиарить свои 2,5 новинки , а оказалось наоборот.

Ответить
Развернуть ветку
KRḀMB

в своё время с чудовищным скрипом одолел Несовершенство Дукая, хотя в принципе люблю навороченный сайфай, но тут прямо уже перебор, начиная от вот этих гендерных наименований (а между прочим польские трансквиркто-то-там взяли на вооружение) и заканчивая совершенно уже нелепым нагромождением всевозможных философских идей, категорически не советую, замысел автора хоть и понятен но реализован крайне скучно.  

Ответить
Развернуть ветку
Henri Pierre Dejano

Вот, а вы говорите только в России популярны книги про попаданцев с тупым и иллюстрациями на обложке, сюжеты которых будто написаны под влиянием хронического спермотоксикозного учителя истории младших классов провинциального городка.

Обожаю унылое подростковое безумие))

Ответить
Развернуть ветку
vfhufhby

Раз уж тут пошла тема польских авторов, может кто подскажет реально ли найти в интернете на русском языке книгу Михал Галковский - Мытарь?

Ответить
Развернуть ветку
SOME HANDSOME

наверное тот факт, что Пан Сапковский в своё время работал переводчиком с английского и спиздил образ и всё остальное у Майкла Муркока (Сага об Элрике..) для Ведьмака своего - лучше не упоминать 

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Иван Калашник

Хотелось бы экранизацию "Цвета Штандартов", ну или все же дождаться "Гиперион".

Ответить
Развернуть ветку
Борис Агейчев

А как же Ежи Жулавский?

Ответить
Развернуть ветку
Александр Дмитриев

Танец марионеток как раз в сеть слили

Ответить
Развернуть ветку
S. как доллар

"Владыка ледяного сада" и "Гелий 3" Гжендовича -  отличные, местами аж до мурашек по коже.

Ответить
Развернуть ветку
Al Sark

Большинство польских пейсателей генерят рандомный графоманский мусор.

Ответить
Развернуть ветку
Екатерина

Чем больше пиара - тем меньше литературной ценности. Пекару читала в любительском переводе и купила бы, но переиздают одно и то же фуфло типа Аберкромби. КАК фанаты жанра могут тащиться от него не понимаю. Главное для мальчиков описания войнушки что ли?
Мною у Гузека не замечено ,,персонажи получились излишне стереотипными и мир плохо прописан,, как этого в переизбытке у Джо. Убери имя и фиг угадаешь кто говорит.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 85 комментариев
null