Почитать
Ефим Гугнин
46 432

«Текст прост и примитивен»: как «Росмэн» переводил «Гарри Поттера» Материал редакции

Ошибки, «отсебятина» и халтурное отношение переводчиков к работе.

В закладки
Аудио

В своём твиттере шеф-редактор сайта ComicsBoom Александр Куликов запустил интересное обсуждение, в котором он взялся разрушить предубеждения насчёт разных переводов серии книг о Гарри Поттере.

По его мнению, массовая критика переводов Марии Спивак не оправдана. Она продиктована лишь недовольством по поводу адаптации имён собственных — тех самых легендарных Жукпуков, Думбльдора и Злотеуса Злея — многие из которых, к тому же, исправили с выпуском печатной версии (изначально свои переводы Спивак выкладывала в интернет).

А вот перевод «Росмэн», многими считающийся эталонным, напротив, содержит немало фактических ошибок и «отсебятины». Да и сделан он людьми, которые, в отличие от Спивак, плевать хотели на книги Джоан Роулинг.

В начале 00-х шитый из разных лоскутков перевод «Росмэна» не ругал только ленивый. Ему даже антипремию «Абзац» выдали. Сомнений не возникало ни у кого: домашний, некоммерческий перевод Спивак — единственный верный. Люди осознанно читали распечатки перевода Спивак в знак протеста.

Первый «росмэновский» переводчик «Гарри Поттера», Игорь Оранский, на момент выхода книги писал статьи для журналов «Экспресс-газета» и «СЭ» и изредка подрабатывал переводами литературы.

За первый роман Роулинг он взялся по до конца не выясненным и довольно сомнительным причинам: по официальной версии компании, он выиграл некий конкурс. Вот только ни о каком конкурсе никто никогда не слышал.

Сам Оранский был не то чтобы не фанатом «Гарри Поттера» — он открыто высказывал неприязнь по отношению к книге и самой Роулинг, опускаясь до комментариев насчёт внешности писательницы и её семейного положения.

Текст прост и примитивен — да что ещё могла создать женщина, в жизни ничего не написавшая и взявшаяся за книгу от безысходности.

Игорь Оранский
переводчик

Игорь Оранский перевёл первые три книги серии, но до выпуска дошла только его версия «Гарри Поттера и философского камня».

Причём, судя по сохранившимся отзывам о пресс-копии романа, в изначальном переводе Оранского с названиями всё было куда хуже, чем у той же Спивак: квиддич у него стал «квиддитчем», Хогвартс — Хогвардом, Дурсли — Дурслеями, а Волан-де-Морт — безобидным Вольдемаром.

​Вырезка из ранней рецензии на книгу «Гарри Поттер и философский камень», написанной по той самой пресс-копии

В выпущенной в продажу версии весь текст был сильно отредактирован, и имена собственные с названиями локаций приобрели более-менее знакомый нам вид.

Вот только в некоторых местах редакторы сильно увлеклись и зачем-то начали «дополнять» оригинал Роулинг ненужными деталями. В итоге простые фразы превращались в целые сложносочинённые абзацы, где российские локализаторы упражнялись в писательском мастерстве.

Например, здесь весь абзац, начинающийся со слова «Великан»​, полностью выдуман работниками «Росмэна»

Куликов сравнивает вольности «Росмэна» с известным мемом про переводы «Властелина колец», где простая фраза Boromir smiled превращалась в «Тень улыбки промелькнула на бледном, без кровинки, лице Боромира».

Хотите отсебятины похлеще? Пожалуйте. Оригинал: "Just looking," he said, and he sloped away with Crabbe and Goyle behind him.
Перевод снова на двух фотках 🤯 Да, это тот же самый абзац. https://t.co/2eQeceAXh6

После выхода первой книги в «Росмэн» сменили переводчика и вместо Оранского пригласили Марину Литвинову — на тот момент уже разменявшую восьмой десяток лингвиста-шекспироведа. Литвинова считалась мастером переводческого дела (и до сих пор заслуженно считается), но именно две её работы над «Гарри Поттером» получили литературную антипремию «Абзац».

Причина этому проста: Литвинова не переводила «Гарри Поттера». Будучи занятой куда более важной работой, она отдала перевод «низкохудожественной» детской книжки своим студентам. Которых, по-видимому, даже никто толком не редактировал (хотя Литвинова и утверждает иначе).

В итоге «росмэновские» версии «Тайной комнаты», «Узника Азкабана» и, особенно, «Кубка огня» кишат фактическими ошибками и неточностями перевода.

Особенно заметно, что переводом занималось сразу несколько людей без чуткого надзора свыше. Имена одних и тех же героев в пределах одного романа тут могут писаться совершенно по-разному.

Следите за руками:
стр. 158 — Невилл из Долгопупса на мгновение вновь становится Лонгботтомом
стр. 169 — Шляпа определяет в Слайверин
стр. 221 — Сычик Рона превращается в Воробушка
стр. 569 — Грозный Глаз исчезает, чтобы уступить место таинственному Зоркусу (моё любимое). https://t.co/Dp5vXmPRea

Стилистических проблем тоже хватает. Как и Оранский, Марина Литвинова не была в восторге от писательских способностей Роулинг, и её команда пыталась всячески «облагородить» оригинальный текст.

Перевод «Кубка огня» удостоился антипремим «Абзац» за худшую редактуру (до этого «Тайная комната» от той же Литвиновой получила и «худшую редактуру», и «худший перевод»), и на фоне возмущений читателей «Росмэн» вновь сменили переводчиков.

Теперь «Гарри Поттером» занялись сразу три выдающихся лингвиста: Виктор Голышев (автор перевода «1984» Оруэлла, «Света в августе» Фолкнера и многих других книг), Владимир Бобков и Леонид Мотылёв. А начиная с шестой книги их сменили Сергей Ильин и Майя Лахути.

Виктор Голышев

Их переводы уже не отличались таким количеством ошибок и в целом считаются достойными. Но снисходительный подход к оригиналу никуда не делся — Виктор Голышев, например, писал, что не переживал из-за текста, и что «чтобы переводить Джоан Роулинг, не надо особенно напрягать организм».

Вырезка из интервью с Виктором Голышевым​

К тому же переводчики жаловались на жёсткие сроки работы. Сергей Ильин рассказывал, что на перевод довольно внушительного «Принца-полукровки» им дали всего три недели. А на «Дары смерти» — две.

В итоге переводчики успевали лишь по разу перечитать всё, что они написали — при том, что в нормальных условиях это надо делать раза три. А редактор вообще был вынужден «пробежаться» по тексту за неделю — больше времени не давало издательство, боявшееся потерять деньги.

В конце Куликов подмечает, что его критика «Росмэна» не отрицает того факта, что и перевод Спивак далёк от совершенства. «Гарри Поттерам», по его мнению, в принципе не сильно повезло с локализацией в России.

Но, в отличие от коммерческого «Росмэна», в адаптации Спивак хотя бы видна любовь к оригиналу — пускай она порой и выливается в странные названия и не всегда оправданные «говорящие» имена.

{ "author_name": "Ефим Гугнин", "author_type": "editor", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0433\u0430\u0440\u0440\u0438\u043f\u043e\u0442\u0442\u0435\u0440"], "comments": 645, "likes": 456, "favorites": 405, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 93124, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Wed, 15 Jan 2020 12:25:46 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 93124, "author_id": 36827, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/93124\/get","add":"\/comments\/93124\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/93124"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64958, "last_count_and_date": null }
645 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
6

Спасибо Росмэн за моё счастливое детство. Если они вольностями перевода не испортили, а сделали такие прекрасные книги лучше для русскоговорящих детей, то моё почтение им.

Ответить
5

Это синдром утенка

Вышел бы перевод Спивак раньше, его бы так же любили

Мое детство тоже сделал Росмэн, но они просто получили контракт раньше, какой то прям профессиональной заслуги тут нет

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ] { "token": "eyJhbGciOiJIUzI1NiIsInR5cCI6IkpXVCJ9.eyJwcm9qZWN0SWQiOiI1ZTRmZjUyNjYyOGE2Yzc4NDQxNWY0ZGMiLCJpYXQiOjE1ODI1MzY0Nzd9.BFsYFBgalfu_3oH9Fj-oBhiEgVx976VQfprRahAELFQ", "release": "1a3ceffd" }
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }