{"id":3879,"url":"\/distributions\/3879\/click?bit=1&hash=3ae3cc7f0de7b3e8392a20caa7b030b077b14da533fc17553614433c391a1402","title":"\u041a\u0443\u0434\u0430 \u0443\u0442\u0435\u043a\u0430\u0435\u0442 \u043c\u043e\u0439 \u0431\u044e\u0434\u0436\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0443?","buttonText":"\u041a \u043c\u043e\u0448\u0435\u043d\u043d\u0438\u043a\u0430\u043c","imageUuid":"f14d918a-59c9-5701-b718-30025e0ce469","isPaidAndBannersEnabled":false}
jidomasonsky

Архивы альтфака

Рылся в старье и нашел древнюю пасту, которую я писал почти 10 лет назад для паблика Lurkmore втентакле.

Настроения в Уютненьком тогда уже были упаднические. В очередной раз удивился, насколько все циклично и прозаично, а каждое коммьюнити, в целом, постигает одна и та же судьба. Ето конечно кринж, но для первого поста самое оно.

Дисклеймер: пунктуацию и орфографию не менял, пасту не редактировал, все в первозданном виде. Граммарнаци заранее прошу покинуть тредик, будет больно.

Холодный свет от монитора слабо освещал захламленное небольшое помещение. В углу аккуратно сложенными стопками лежали винтажные комиксы, на стеллажах возвышавшихся до самого потолка, пылилось невероятное количество книг и компакт дисков. Стены полностью заклеены постерами разной степени пристойности, с нарисованными от руки японскими девушками. Комнату заполнял убаюкивающий гул исходивший от огромного сервера, стоявшего рядом с обшарпанным антикварным столом из красного дерева, непонятно как очутившемся в этом, совсем не подходящем для него, месте. На столе царил хаос из флешек, компактов, окурков и бумаг. На жалобно поскрипывающем офисном кресле, сидел пожилой мужчина с грустным уставшим взглядом и седой бородой, одетый в истертые рваные джинсы, изношенные до дыр "конверсы", майку с растянутым горлом, с принтом большеглазой девочки с рыжими волосами, и старую потрепанную кожаную жилетку, увешенную значками, на спине у которой была нашита оранжевая молния. На шее болтались огромные лопухи "синхайзер" в которых чуть слышно играл Ноктюрно N2, Шопена. В руках у него обреченно тлела сигарета. Раздался настойчивый стук в железную дверь. Условный сигнал. 3 раза - пауза- 2 раза - пауза -4 раза. Тишина.

-- Разъеби тебя рак! 2 часа ночи! Кого там принесло!? -- заворчал мужчина, хриплым от курева голосом и нехотя пошел к двери.

-- Кто!?

-- Открывай, конспиратор хренов! Таки, свои! -- послышалось по ту сторону старой проржавевшей двери.

Невыносимо режущим ухо скрежетом, разразились древние, как и сам хозяин, механизмы замков. Жалобно завизжали петли и дверь неспешно отворилась.

-- Здорова, Эдгар! С вылазки? Куда ходил на этот раз? -- не особо заботясь о гостеприимстве, поинтересовался мужчина у гостя.

-- Мог бы хоть чаю предложить с дороги, пердун старый. Никакого воспитания! -- раздраженно ответил Эдгар и не дожидаясь предложения вошел в комнату. -- В Уютненьком был. Кое чего удалось урвать.

-- Знаем такой. Хаживал по-молодости. Годнота есть?

-- Годноту ему подавай! Думаешь легко эту годноту достать? Там сейчас совсем люто стало. Тяжело прикидываться одним из них. Знаешь, чего мне стоят эти вылазки? Хожу по лезвию. Иногда кажется, что еще немного и...

-- Мне не ной, жене дома будешь крипоту на ночь рассказывать, а я ее и без тебя навидался, щегол. Показывай, что принес!

-- Олдфаг, херов! Ладно. Вот, все что удалось достать. Подавись. -- фыркнул Эдгар, вываливая содержимое заплечного мешка прямо на пол.

-- Будет тебе. Не строй из себя целку. Так-с, что тут у нас? -- старик присел на корточки, слегка подрагивающими руками принялся рыться в кучке стаффа принесенного гостем и на миг показалось, что в его глазах блеснул огонек надежды, а на лице стала проступать загадочная улыбка, но через долю секунды все исчезло и его выражение лица опять стало привычно хмурым и грустным.

-- Опять мусор принес. 5 паст, 8 пикчей и еще тележка баянов. Я же тебе говорил, что бы ты не таскал все подряд. На этом лулзов не срубишь! Ориджинал надо! Годнота!

-- Где я тебе, блядь, орджинал достану? Сейчас нигде его нет! Ты же сам знаешь, что стало с теми, кто мог годноту пилить. Все полегли от рака.

-- Это да. С ориджиналом нынче туго. Ладно. За все 350 лулзов и не больше.

-- Ты что, хочешь меня по миру пустить, скряга!? Дай хотя бы 500! Мне семью кормить! Я и так каждый день свою задницу под клешни сую, что бы тебе хоть что-то принести. Будь ты человеком!

-- Хуй с тобой. Только из уважения к тебе дам 400, но это говно дороже не стоит. Мне с этого тоже заработать еще надо. Так что бери 400 и целуй мою дряхлую задницу за её великодушие и щедрость, или забирай этот хлам и топай отсюда бодрым шагом!

-- Капчу тебе в пост! Вот ведь мудила старый. Удавиться готов за лишнюю сотню лулзов. Забирай за 400.

Хозяин не спеша подошел к столу, снял с шеи цепочку, на которой болтался ключ выполненный в виде оранжевой молнии, открыл им ящик, скрупулезно отсчитал и пересыпал в бархатный мешочек что-то блестящее, повернулся и кинул мешочек Эдгару. Он поймал мешок на лету, молча развернулся и пошел к двери. У порога гость остановился, помялся немного, а потом повернулся к старику.

-- Дед, как раньше ведь уже никогда не будет? -- тихо спросил он, пристально всматриваясь в хмурое лицо старика.

-- Не будет, сынок. Никогда. -- почти прошептал старик, опустив глаза в пол. Дверь с диким грохотом захлопнулась, все замки автоматически закрылись. Хозяин подошел к разбросанной по среди комнаты куче хлама, бережно переложил все в картонную коробку, запечатал ее скотчем, что-то подписал на ней оранжевым маркером и поставил в дальний угол к множеству таких же коробок. Потом не спеша вернулся к своему любимому столу из красного дерева, закурил сигарету, одел "Синхайзеры", в которых снова играл Ноктюрн N2 Шопена. И на миг показалось что в уголке глаз что-то блеснуло...

-- Никогда... -- почти не слышно, прошептал старик.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null