[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Денис Лисовски", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","wow"], "comments": 53, "likes": 103, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "11839", "is_wide": "" }
Денис Лисовски
10 407
Блоги
Редактирование закрыто

Проклятое наследие: войны пиратских серверов World of Warcraft

Драмы бывают не только в EVE Online.

Поделиться

В избранное

В избранном

Пиратские сервера WoW — штука сама по себе давно не новая. Относятся к ним по-разному как игроки, так и сама Blizzard. Уходят туда по разным причинам: одних не устраивает нынешний контент, других — цены на подписку. Кому-то хочется вернуться в прошлое и тряхнуть стариной, кому-то — прикоснуться к истории.

До прошлого года тема пиратских серверов оставалась в тени, и Blizzard закрывала глаза на большинство из них. Однако прошлогодний скандал с закрытием сервера Nostalrius показал, что проблема «наследия» в комьюнити стоит довольно остро.

Краткая история эпох

Долгое время основными версиями «пираток» были дополнения последних лет — Wrath of the Lich King, Cataclysm и Mists of Pandaria. Практически полное отсутствие серверов классики и The Burning Crusade как таковых было связано не столько с техническими возможностями, сколько с нежеланием игроков ковыряться в старье, ибо тогда оно было неактуально. Но в последнюю пару лет, в связи с тотальным упрощением актуального WoW, многие игроки возжелали «того самого хардкора» и начали искать классические сервера, на которых можно было прикоснуться к святой истории.

Большая проблема пиратских серверов заключается в зашкаливающем количестве доната. За реальные деньги гейм-мастера готовы рисовать маунтов, золото и экипировку (много лет назад на локальном челнинском сервере TBC гуляла байка о девушке, переспавшей с ГМ ради феникса). Но в один момент появился сервер Nostalrius, чья команда поставила своей целью не заработок на сервере, а возрождение давно похороненной самими Blizzard эпохи классики. У них не было ни кэш-шопа, ни платного функционала — они лишь старались приблизить свой сервер к реалиям десятилетней давности.

К сожалению, в один прекрасный момент популяция сервера перевалила за ту отметку, после которой на сервер упал взгляд Blizzard. Закрытие сервера под давлением DMCA вызвало шквал негодования комьюнити, мощный общественный резонанс и породило ставшую мемом фразу «You think you do, but you don't», чётко показывающую позицию Blizzard и их нежелание возвращаться к предыдущему контенту в какой бы то ни было форме. Петиция о сохранении сервера на Change.org собрала порядка 280 000 подписей, но это никак не повлияло на окончательное решение закрыть Nostalrius.

Единственное, что оставалось сделать умирающему серверу — передать свою базу данных с сохранёнными кодом, персонажами и прогрессом идейным наследникам. Так появился Elysium Project.

VanillaGate

Первое время Elysium действительно казался достойным наследником: минимальное, в сравнении с остальными серверами, количество падений и откатов, отсутствие кэш-шопа, приходящая и растущая публика. Однако через несколько месяцев на форуме почившего проекта Nostalrius вышло официальное заявление, в котором сообщалось, что передача наработок команде Elysium Project была ошибкой и разочарованием. Там же содержалась просьба в адрес Elysium — прекратить использование их ядра.

С того самого момента началась целая череда драм на реддите (раздел r/wowservers). При том, что Elysium оставался единственным «вменяемым» ванилла-проектом с солидной популяцией (и всё так же без явного доната), у сервера начались проблемы с репутацией. Отвалы сервера и откаты стали происходить всё чаще, пошли слухи о том, что руководству проекта не хватает денег на зарплату разработчикам. Посыпались обвинения в коррумпированности администрации.

Многочисленные претензии в адрес Шенны — куратора проекта — о сокрытии статистики пожертвований и их расходов оставались проигнорированными. Обвинения в «рисовании» и клонировании аккаунтов, продаже внутриигрового золота в адрес системного администратора Whitekidney и руководителя проекта Crogge также долгое время оставались без внимания. Тем не менее, «мыши плакали, кололись…»: больше прогрессивных (начинающих со старта и запускающих рейдовый контент по чётко построенному графику) серверов «ваниллы» на тот момент не было.

А потом случился массовый слив компромата, и всё посыпалось.

Полная и наиболее правдоподобная версия произошедшего детально расписана на сабреддите Элизиума (на английском), там же, в посте и комментах — все сливы и пруфы.

Системный администратор проекта Whitekidney увёл с собой порядка 80% команды разработчиков и ГМов, сделал себе полные актуальные бэкапы БД и ядра проекта, а затем стёр все данные с серверов. Причина, по которой он это сделал, заключалась в следующем: Crogge, руководитель проекта, был пойман с поличным на массовых махинациях. С незатёртых логов на сервере выяснилось, что тот продавал внутриигровое золото китайским голдселлерам, чтобы затем банить персонажей, покупавших золото у них. Рисовал и клонировал персонажей с той же целью.

Позже в дискорде сам Crogge подтвердил эту информацию, утверждая, что эти деньги уходили на новое серверное оборудование, а «левые» голдселлеры продолжали баниться. Там же, в дискорде, и впоследствии на форумах, всплыло много других не менее интересных подробностей. О том, что Шенна действительно увела с кошелька для пожертвований порядка 3 000 долларов (по другим данным — 5 000) единовременно и по 500-700 долларов ежемесячно впоследствии. О том, что сам Whitekidney изначально тоже «рисовал» золото и персонажей на продажу, но впоследствии прекратил. О том, что такие махинации на сервере продолжались 7-8 месяцев.

Диалог, в котором Whitekidney интересуется происходящим у Шенны, а та в ответ заявляет, что ей плевать и сообщество того не стоит

Впоследствии Elysium Project восстанавливает данные из бэкапа месячной давности, а ушедшая команда во главе с Whitekidney и его свежим бэкапом создают сервер Light’s Hope, который получает поддержку со стороны первых разработчиков Nostalrius.

Как итог — раскол на два сервера с почти одинаковыми базами персонажей, доверие сообщества подорвано безвозвратно, игроки брошены без стабильного убежища, и вновь начинается война за игроков.

Не классикой единой

Войны «ванильных» серверов — не единственная беда в пиратском сообществе. Остаётся ещё как минимум один пласт, который суммарно несёт в себе ещё больше проблем, — сервера The Burning Crusade. «Золотая эпоха WoW» тянет за собой проклятое дополнение — оно на текущий момент остаётся единственным, чьё сообщество децентрализовано, а сервера каждый раз находятся на грани закрытия.

Проблема заключается в том, что код ядра и эмуляторов TBC, со слов большинства разработчиков, невероятно кривой и дырявый, что очень сильно мешает его настройке и отладке. К тому же, после закрытия Nostalrius Blizzard стали уделять особое внимание TBC-серверам. Так, уже была новость о закрытии самого ожидаемого сообществом сервера TBC, курируемого разработчиком под ником Gummy52. До релиза сервера Гамми существовало несколько конкурирующих серверов, дравшихся за кусок аудитории, но в итоге всё заканчивалось одним и тем же — железо энтузиастов банально оказалось не готово выдержать наплыв нескольких тысяч игроков, сервера то и дело падали.

Расстроенная аудитория бегала от сервера к серверу, а после закрытия сервера Гамми окончательно забила на это дело. На текущий момент два оставшихся «живых» сервера TBC — старенький Excalibur и относительно молодой Warmane. У первого — аудитория, сколоченная годами на правах единственного живого сервера за долгие годы, у второго — игроки, пришедшие с других серверов (Warmane является ключевым пиратским кластером Европы). И там, и там — донатный магазин. Но больше серверов TBC не осталось.

Мыши плакали, кололись…

Парадокс доната

Скриншот с r/wowservers

Парадоксальна и ситуация с кэш-шопами, вокруг которых неизменно вспыхивают жаркие дискуссии, полные негодования. С одной стороны, кэш-шоп — это, как минимум, очень сильный удар по балансировке игры. Не то чтобы игра сразу превращается в «pay-to-win», но становится очень близка к этому: руки руками, но топовый обвес в ранних дополнениях решал очень многое.

Но, с другой стороны, присутствие доната в бесплатной игре — это, по факту, главный хлеб сервера. Имея прибыль с донатного магазина, сервер может позволить себе платить нормальную зарплату разработчикам и ГМам, модифицировать серверное оборудование до приличного уровня и хоститься там, куда не дотянутся руки юристов из Blizzard. И более парадоксальной ситуация становится с осознанием того, что единственные не отвалившиеся, живые и работоспособные сервера, по каким-то причинам не прикрытые Blizzard — это именно сервера с кэш-шопом. Чего стоит один только небезызвестный СНГ-кластер WoWCircle, об который юристы Blizzard разбивались несколько раз (а воз и ныне там).

Так или иначе, на фоне всего происходящего вопрос классических серверов снова набирает обороты, и BlizzCon совсем скоро. И кто же знает, может быть, в этот раз они всё-таки что-то выскажут по этому поводу.

#истории #wow

Материал дополнен редакцией
Статьи по теме
Четыре года против пяти часов
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться