[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Richard Butt", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 18, "likes": 22, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "12062" }
Richard Butt
870
Блоги

Сюжет Wolfenstein II и теория заговора — мнение со спойлерами

Следует сразу пояснить — это текст не о теории заговора внутри сюжета игры, а о пока хрупкой фанатской догадке. В тексте будет масса спойлеров. Скорее всего, все эти предположения окажутся ошибочными; мнение выстроено на основе двух игр и является скорее темой для обсуждения, чем утверждением.

Поделиться

В избранное

В избранном

It was space aliens, man!

Думаю, многие из вас заметили, что подача истории в игре очень контрастна. Вплоть до момента, когда Би Джей попадает в плен, тон повествования продолжает идеи первой части, рисуя нам мрачное будущее с очень плотной атмосферой обречённости. Потеряв, казалось бы, всех своих друзей при неудачной попытке бегства, герой проваливается в сон. Проходят недели, в сцене суда Уильям переживает реалистичное видение о своём чудесном освобождении, нереальность которого осознаёт, встретив свою мать в том виде, какой он её запомнил. Здесь он говорит важную фразу о том, что устал сражаться и не хочет возвращаться на поле боя.

Переломный момент.

При попытке освобождения героя из плена, описывая план побега, Супер Спеш произносит фразу "у нас есть козыри в рукаве". После невероятного спасения головы Блазковича из топки крематория и возвращения на Eva's Hammer Уильям в диалоге с Аней спрашивает её о том, как же они выжили в гараже здания суда, где их по указанию фрау Энгель должны были расстрелять, на что та отвечает "у нас были козыри в рукаве". Би Джей в явном смятении спрашивает у неё, реально ли всё происходящее, жив ли он, но не получает прямого ответа.

Разумеется, это звучит несколько притянуто за уши, но я считаю, что это намёк от авторов сценария на то, что Би Джей и все его товарищи мертвы, а режим чистого зла одержал полную победу. Революции не случилось, смерть Блазко транслировали по телевидению, и настоящее дальнейшее развитие событий должны додумать мы сами. На это намекает

Развитие сюжета в игре.

После казни игра превращается из депрессивно-мрачной истории, продолжающей тон первой части, в би-муви, грайндхаус, чёрную комедию, и добавляет в повествование абсолютно шизанутые моменты. Удачно раздобытое безсосковое тело репликанта, к которому совершенно без проблем прицепилась голова (а ведь мы видели, как приживалась рука Фергюса, если выбрали его ветку)? Боевые ходули и корсет? Секс дочери Энгель с Бомбате? Маразматик Адольф, блюющий и ссущий вокруг себя и на старости лет ставший режиссёром на Венере? В конце концов, окровавленная голая Аня, взрывающая панцерхунд в паре метров от себя из двух автоматов, сидя верхом на Блазко, без какого-либо вреда для своей беременности? Финальная сцена, где все живы и счастливы, а Би Джей делает Ане предложение, стоя на колене на фоне трупа Энгель, убитой гипертрофированно жесточайшим образом?

Вишенкой на торте становится наполненная пафосом и патриотизмом речь о революции, завершающаяся титрами с песней, пафоснее которой в контексте могла бы быть только We Are The Champions.

Суть.

Есть предположение, согласно которому сознание перед смертью генерирует человеку всё, о чём он мечтал, погружая его в мир вечных грёз, подобный сновидениям. Конечно, это избитый приём, но я предпочитаю считать, что всё произошедшее после казни — это подобные сцене в суде образы в угасающем разуме Уильяма. Я очень надеюсь, что разработчики, даже если и не поддержат это предположение напрямую, всё же дадут нам какие-нибудь намёки.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться