[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["callofduty","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 96, "likes": 44, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12227" }
Вадим Елистратов
5 344

Мне ко второй — обзор Call of Duty: WWII

Серия Call of Duty вернулась во Вторую мировую, но поменяла источники вдохновения.

Поделиться

В избранное

В избранном

С высоты прошедших лет можно сказать, что Call of Duty чуть не погубили две вещи. Во-первых, это смена консольных поколений, из-за которой мы получили невнятную и технически слабую Ghosts (DICE справилась с переходным периодом намного лучше). Во-вторых, это чуждая серии мода на джетпаки и паркур.

К счастью, три года назад Activision одумалась и снарядила Sledgehammer Games делать Call of Duty: WWII.

Опять всё сначала

С момента своего основания Sledgehammer Games стала для издателя местом экспериментов и инноваций. Именно в Advanced Warfare серия впервые обзавелась звёздным злодеем в лице Кевина Спейси. И именно в Advanced Warfare Call of Duty наконец-то перестала быть «гадким утёнком» — качество звука и картинки резко подскочило, а шутки про графику в этой франшизе, кажется, навсегда остались в прошлом.

В WWII на плечи Sledgehammer взвалили не менее сложную задачу. Разработчикам предстояло придумать, во что же превратить Call of Duty без пробежек по отвесным стенам, за последние годы ставших чуть ли не главной особенностью серии.

После отказа от футуристического сеттинга разработчикам пришлось искать новые источники вдохновения. И среди них оказались Uncharted, Destiny и Team Fortress 2.

Кампания — смесь Uncharted и классических частей Call of Duty

Сюжетная кампания WWII начинается до зевоты предсказуемо — мы снова высаживаемся в Нормандии и пытаемся добраться до немецких бункеров, утопая в смеси из песка, морской воды и крови.

Sledgehammer могла бы обойтись и без подобных банальностей, начав сюжет с какой-либо другой исторической точки, но эта сцена успешно работает на ностальгию. Так и хочется сказать «Чуи, мы дома», уткнувшись лицом в виртуальный нормандский песок.

Но разработчики очень быстро дают понять, что это не ещё одна Call of Duty 2 с улучшенной графикой. Через несколько минут после начала высадки еврейского медика по фамилии Цуссман тяжело ранят, и главному герою приходится тащить его на себе, отстреливаясь от наседающих противников.

Так в WWII появляется первый персонаж, на которого нам не плевать.

Цуссман, вынесенный на обложку этого текста, символизирует главную особенность Call of Duty: WWII. Кампания в этой части — это не набор сухих брифингов, связывающих между собой миссии-аттракционы, а внятно рассказанная история с несколькими запоминающимися героями, чьи отношения постепенно развиваются.

Мы не удивляемся, когда видим нечто подобное в играх вроде Wolfenstein II, но для Call of Duty это всё ещё довольно ново.

Работая над логикой повествования в WWII, Sledgehammer Games явно смотрела в сторону Uncharted. Миссии плавно вытекают друг из друга и строятся на коммуникации нескольких ключевых персонажей, а цели отдельных заданий иногда резко меняются в зависимости от возникших в процессе обстоятельств.

Например, в середине кампании главные герои находят в подвале отбитого у немцев здания группу гражданских, после чего военным приходится искать транспорт, чтобы вывести людей из опасной зоны. И этот поворот почти на пустом месте порождает множество интересных геймплейных моментов, включая суетливую беготню безоружного главного героя по винным погребам.

Наконец, у встреченных на пути героев даже появились небольшие личные сюжетные арки, что в целом мало похоже на Call of Duty.

Благодаря обновлённому формату в кампании Call of Duty появляется осмысленность, которой раньше так не хватало. WWII не скармливает игроку один тир за другим, а внятно объясняет ему что, когда и почему он делает.

Привычные для серии экшен-сцены теперь тоже больше напоминают Uncharted, чем какую-нибудь Call of Duty 2. Они не только выполнены с размахом и вниманием к деталям на уровне последних работ Naughty Dog, но и ещё сильнее, чем прежде, вплетены в геймплей.

Чего стоит только бегство главного героя от падающего колокола, разрушающего всё на своём пути. В Call of Duty: WWII, в отличие от предыдущих частей серии, игрок чаще становится непосредственным участником грандиозных экшен-сцен, а не их зрителем.

В свои лучшие моменты Call of Duty: WWII больше похожа на приключенческое кино, чем на военное.

Особенно сильно в кампании выделяются погоня за поездом, как будто украденная The Lost Legacy, и шпионская миссия. В последней мы играем за французскую шпионку, которой нужно найти связного в немецком штабе в центре Парижа.

Этот эпизод не только удачно разбавляет стрельбу, но и показывает, что при желании Call of Duty может впитать элементы самых неожиданных для себя жанров — например, полноценного интерактивного кино с возможностью выбирать варианты ответов в диалогах.

В лучшую сторону изменились и отрезки с использованием транспорта. Никаких «рельсов» нет. Машинами игрок управляет почти всегда самостоятельно, и едут они по расширенным линейным уровням, создающим иллюзию свободы. Выглядит и играется это просто потрясающе — в этих сценах WWII постоянно создаёт впечатление, что главный герой едва избежал смерти или чудом вписался в нужный поворот. Подобные элементы были ещё в Black Ops 2, но в WWII эти эпизоды выполнены на совсем другом уровне.

Вернулось и подобие полноценного стелса из Infinite Warfare. Если до определённого момента в играх серии прятаться надо было только в заранее предусмотренных местах, то теперь «тихие» уровни стали более открытыми, а у противников появилось «зрение» и индикатор обнаружения. При этом стелс, как и в какой-нибудь Far Cry 3, всегда остаётся опцией — как только героя замечают, начинается стандартная для CoD пальба.

На пользу кампании пошло и возвращение аптечек взамен привычной регенерации. Главный герой теперь вынужден вручную собирать ресурсы или просить их у членов отряда. Кто-то может дать медпакет, кто-то гранаты, кто-то — патроны, а в особых случаях можно вызвать авиаудар или подсветить позиции врагов.

Ресурсы, выдаваемые коллегами, не бесконечны и возобновляются с помощью убийств, так что отсидеться в кустах и восстановиться получается не всегда. Но и рваться вперёд как раньше тоже не дадут — WWII вынуждает игрока быть более аккуратным и следить за шкалой здоровья.

На многие из плюсов кампании есть свои «но». Например, хоть герои и получились запоминающимися, но искреннее сопереживать получается только Цуссману, вокруг которого построена главная сюжетная интрига.

Остальные персонажи, включая самого главного героя — набор клише. Тут и капитан, который страдает от того, что когда-то потерял целый отряд, и типичный начитанный очкарик с фотоаппаратом, и техасский вояка, который только что узнал, что его девушка беременна, и фантазирует о возвращении домой. Всё это мы уже сотни раз видели в фильмах и сериалах на ту же тему.

Наконец, Call of Duty: WWII, в отличие от прошлогодней Infinite Warfare, за свои семь часов так и не делает хоть сколько-нибудь интересного высказывания о войне. Сценаристов хватает только на мысли уровня «Холокост — это плохо», «мы своих не бросаем» и «наверное, наши враги — тоже люди, которых дома ждут близкие». Но ждать от WWII эпатажа в духе Wolfenstein II было бы как минимум странно. Всё-таки это блокбастер, который должен был понравиться максимальному количеству людей, поэтому Sledgehammer приходилось сглаживать углы.

Также строго не рекомендуется искать в WWII историческую правду и справедливость. Игру, в которой немцы воюют с ППШ, всё-таки лучше не воспринимать с абсолютной серьёзностью. Так всем будет проще.

Мультиплеер — стандартная Call of Duty с примесями Destiny и Team Fortress 2

Destiny — одна из самых успешных новых франшиз последних лет, поэтому не удивительно, что Activision попыталась перенести в Call of Duty её частичку.

В многопользовательском режиме WWII появился социальный хаб. Здесь можно назначать себе челленджи на время (например, убить 100 противников в «Командном бое» за 40 минут), зарабатывать коллекционные предметы, покупать и открывать лутбоксы, рассматривать своего персонажа (по умолчанию включён вид от третьего лица) и просто развлекаться с друзьями.

На практике хаб в WWII — это всего лишь игровое меню, превращённое в виртуальное пространство, но в будущем он может стать основой для глобальных изменений в серии. Если эта концепция выстрелит, то Activision может привязать эту социальную зону не только к PvP-активностям, но и к PvE, превратив CoD в подобие MMO-шутера.

Пока же мультиплеер WWII — это традиционный набор разрозненных режимов, среди которых в этом году есть лишь один по-настоящему новый и достойный детального обсуждения. Это «Война», о которой мы уже не раз писали.

В «Войне» Call of Duty превращается в нечто среднее между Team Fortress 2 и режимом Rush из Battlefield. Одна команда выполняет на большой (но линейной) карте серию разнообразных заданий (починить мост, заправить танк, захватить бункер), тогда как вторая всеми силами пытается ей помешать.

«Война» придаёт всему, что происходит в мультиплерее Call of Duty, осмысленность. Если тот же «Командный бой» — это рулетка, в которой игроки по очереди убивают друг друга со спины, то в «Войне» за свой тыл беспокоиться не нужно. Здесь результат матча зависит от совместных усилий всех членов команды.

Танки в WWII не менее условны, чем вагонетки в Team Fortress 2 или Overwatch, и ездят по невидимым «рельсам», но они всё равно делают многопользовательский режим намного более интересным и кинематографичным.

Судя по матчам, которые я провёл в «Войне», карты получились достаточно сбалансированными. Непроходимых «бутылочных горлышек», как в каком-нибудь Battlefield: Bad Company 2 — Vietnam, на первый взгляд, нет. Везде можно найти способ прорваться дальше — будь то обходной путь или вовремя брошенная дымовая граната. Впрочем, ситуация может измениться через несколько недель после релиза — когда в онлайне останутся более опытные игроки.

И потенциал «Войны» для Call of Duty огромен не только с точки зрения геймплея, но и с точки зрения зрелищности. Например, на одной из карт игроки могут разыграть упрощённую версию высадки в Нормандии, где одна сторона удерживает бункеры, а другая пытается закрепиться на пляже.

Чтобы добавить происходящему кинематографичности, разработчики добавили на уровень компьютерных противников, за убийство которых дают немного опыта — как в Titanfall 2.

«Война» — это именно то, что нужно было Call of Duty. Во многом благодаря этому режиму игру хочется запускать вновь и вновь. В то же время общая «приземлённость» WWII пошла на пользу и другим типам игры. Call of Duty в этом году стала чуть медленнее — в ней больше места тактике. И для многих игроков это станет серьёзным поводом вернуться.

Я знаю, что неторопливый темп WWII после беты пришёлся по душе не всем. Но тут на помощь всегда готова прийти та же Black Ops 3, у которой до сих пор есть солидная онлайн-аудитория — по крайней мере, на консолях.

Зомби-режим — эволюция в правильном направлении

Кооперативный режим в духе Left 4 Dead появился в Call of Duty: World at War и за последующие годы стал постоянным атрибутом серии.

До релиза WWII разработчики из Sledgehammer всеми силами намекали на то, что в этот раз в зомби-кампании будет полноценная хоррор-составляющая. Это действительно так, но лишь отчасти — по-настоящему испугаются только совсем уж впечатлительные люди. Да и сути происходящего это почти не меняет.

После короткого кинематографичного вступления игрок в компании ещё трёх человек оказывается в тихом городке, под которым сокрыт гигантский бункер, где фашисты проводили страшные эксперименты. Собственно, именно это подземелье в зомби-режиме и предстоит изучать, убивая толпы зомби, получая за это очки и тратя их на оружие и апгрейды.

Четырёх персонажей, по традиции, озвучивают известные (но не слишком) актёры, среди которых Винг Реймс («Криминальное чтиво»), Кэтрин Винник («Викинги»), Элоди Юнг (Электра из «Сорвиголовы») и Дэвид Теннант («Доктор Кто», «Джессика Джонс»).

Как вы уже, вероятно, поняли из этого текста, главное слово, характеризующее WWII — «осмысленность». То же самое можно сказать и о зомби-режиме. Теперь игроки не просто скитаются по огромному пространству, нажимая на разные кнопки в надежде продвинуться дальше. Последующие цели в WWII подсвечиваются, давая пользователям возможность действовать более слаженно. Зомби-режим в этот раз больше похож на полноценную мини-кампанию c гигантским боссом в финале.

Доступная на релизе карта огромна и полна сюрпризов, так что изучать её можно долго — особенно, если придётся полагаться на случайных игроков, а не надёжных напарников. Чем слаженнее команда, тем больше волн зомби удастся пережить.

Кстати, в самих зомби стрелять теперь намного веселее. Sledgehammer довела шутинг в этом режиме почти до совершенства. Возможно, это прозвучит странно, но WWII — первая Call of Duty, где головы зомби взрываются как надо.

Humble Call of Duty Bundle

Обзор Call of Duty: WWII не хочется заканчивать стандартной рекомендацией «брать — не брать», потому что все и так знают, что у игры под капотом. Каждый год Activision продаёт своей аудитории нечто вроде бандла из трёх игр — кампании, мультиплеера и зомби-режима. И каждый год этот «бандл» расходится огромным тиражом, потому что он понятен и предсказуем — меняются только детали.

Однако Call of Duty: WWII — определённо самая удачная часть серии за последние годы. Здесь и с кампанией всё в порядке, и с зомби-режимом, и с мультиплеером.

И даже любители передовой графики в этот раз не останутся недовольными. WWII при заявленных 60 кадрах в секунду на консолях удивительным образом выглядит лучше, чем большинство шутеров этого поколения. Местами картинка очень близко подходит к фотореализму — и речь не о пререндеренных роликах.

На фоне зародившейся в последнее время дискуссии о закате линейных одиночных игр AAA-класса ценность Call of Duty только растёт. Каким бы ни был мультиплеер, эта серия по-прежнему кажется немыслимой без кампании — короткой, но насыщенной и до абсурдного дорогой.

Так уж сложилось, что только Activision создала необходимые условия для того, чтобы ежегодно в одно и то же время выпускать сюжетные шутеры, где на каждую минуту потрачены сотни тысяч долларов и десятки тысяч человеко-часов.

И эта расточительность по-прежнему подкупает.

#callofduty #обзоры

Статьи по теме
В мультиплеере Call of Duty: WWII впервые вызвали «ядерный» взрыв
WWII показала лучшие для Call of Duty результаты в Steam за пять лет
Call of Duty: WWII дебютировала в британской рознице в полтора раза лучше предыдущей части
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться