[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Степан Прохоренко ", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
70

Австралийские разработчики выпустили браузерную игру об исчезающем языке аборигенов

6 октября 2016 года несколько разработчиков из Австралии выпустили игру My Grandmother's Lingo. В ней рассказывается история одного из языков австралийских аборигенов на котором сегодня практически никто не говорит.

Авторы хотят спасти родной диалект от исчезновения.

Поделиться

В избранное

В избранном

В My Grandmother's Lingo простая механика — игрокам нужно проговаривать слова или вовремя нажимать на определённые предметы. Она доступна прямо в браузере.

Над игрой работали дизайнеры, предки которых были аборигенами. Художник проекта Джейк Дучински заявил, что история ему очень близка, потому что в его семье тоже забыли свой язык.

Это история, которая близка моей жизни. Моя семья прошла через подобный процесс, мы забыли свой родной язык. Его не осталось, кроме как на кассете, которая была записана очень давно.

художник Джейк Дучински

В 2016 году на марра говорит небольшая группа людей, которая живёт на севере Австралии. Разработчики тесно общались с представителями разных племён, чтобы точно передать символы и образы культуры.

Для работы над My Grandmother's Lingo авторы пригласили девушку из этого региона по имени Анджелина Джошуа.

Анджелина Джошуа озвучивает игру, объясняя значения основных слов. Параллельно с этим рассказывает историю своей бабушки, которая свободно общалась на марра.

Для меня это очень важно. Мой отец, моя бабушка, две младшие сестры — все свободно владели марра. Я росла в окружении этого языка. [Выучить его] моя мечта. Это очень важно.

Анджелина Джошуа

Разработчики выбрали для своей игры стиль детского рисунка. Авторы надеются, что так игрокам будет приятнее учить язык. В первую очередь они хотят, чтобы им заинтересовались потомки аборигенов, чьи предки говорили на марра.

В 2016 году более 90% первобытных языков Австралии находятся под угрозой исчезновения.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться