[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Антон Датий", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0442\u043e\u0433\u04382016"], "comments": 12, "likes": 29, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
7 182

Лучший боевик 2016 года: где приятно стрелять

Gears of War 4, DOOM, Titanfall 2 — вспоминаем боевики уходящего года и выбираем лучший.

Поделиться

В избранное

В избранном

2016 год стал для жанра экшенов, наверное, самым плодотворным если не за десять, то за пять лет точно. Чтобы пересчитать все боевики, с которыми мы рекомендуем ознакомиться, не хватит пальцев одной руки — внимания заслуживают абсолютно все участники подборки.

Важная ремарка — в этой номинации мы рассматриваем только сюжетные кампании, для мультиплеера будет отдельная рубрика.

Весной вышли Uncharted 4 и Quantum Break — очень не похожие друг на друга и по-своему увлекательные истории. Финальная часть саги о Натане Дрейке вновь показала, что на поприще постановочных блокбастеров Naughty Dog всё ещё нет равных — несмотря на несколько переносов и смену руководителя проекта в середине разработки, игра получилась бесподобной. Кроме того, Uncharted 4 ощутимо подняла планку качества графики и анимации — в технологическом плане она стала самой красивой игрой на PS4.

Uncharted 4

Создатели Max Payne из финской студии Remedy провели успешный эксперимент, смешав игру и киносериал со звёздным актёрским составом в единый научно-фантастический триллер в лучших традициях Айзека Азимова.

Но релиз главных премьер, как обычно, пришёлся на осень. Причём на каждую из них возлагались большие надежды. Фанаты разделились на два лагеря — одни были уверены, что новые части известных серий, что говорится, «смогут», другие же были готовы махнуть на них рукой. «Смогли» все.

Quantum Break

Gears of War 4, которую делала новая студия Coalition, пафосно запустила новую трилогию о борьбе человечества с Саранчой, которая теперь называется Роем. Действие игры происходит спустя 25 лет после финала Gears of War 3, у Маркуса Феникса вырос сын, а якобы побежденная армия Саранчи всё это время окукливалась под землей, ожидая своего часа.

Четвертые «гири» в целом сохранили геймплейную структуру оригинальных частей, которыми в эпоху Xbox 360 занималась Epic Games, но при этом игра воспринимается свежо — здесь новые герои, история, механики, ситуации и типы врагов. В кооперативе все ещё играется лучше всего.

Gears of War 4

Новую Call of Duty сообщество не взлюбило ещё во время анонса — премьерный трейлер шутера собрал на YouTube рекордное количество дизлайков, а руководству Activision пришлось оправдываться, мол, негативный фидбэк тоже полезен.

Скепсис был оправдан. Во-первых, из всех последних попыток серии выбраться из стагнации успешной можно считать разве что Advanced Warfare. Во-вторых, увольнение половины сотрудников Infinity Ward (в 2009 разработчик и издатель не поделили деньги после успеха Modern Warfare 2) сильно сказалось на качестве двух последующих проектов. После Modern Warfare 3 и Ghosts кредит доверия к некогда сильнейшему производителю Call of Duty почти исчерпался. Но Infinite Warfare, к удивлению многих, вернула франшизе вау-эффект, который она практически полностью растеряла.

Благодаря космическому сеттингу, грамотным геймдизайнерским решениям, из-за которых игра одновременно ощущается и как «старая Call of Duty», и как современный научно-фантастический экшен, кампания Infinite Warfare стала запоминающимся и эффектным приключением.

Call of Duty: Infinite Warfare

Electronic Arts подготовила к горячему сезону сразу две «бомбы» — Titanfall 2 и Battlefield 1. Продолжение Titanfall (чьи создатели — и есть те самые уволившиеся сотрудники Infinity Ward, что делает выход Titanfall 2 аккурат перед Infinite Warfare довольно ироничным) рассказало мощную историю о дружбе солдата и огромного шагающего робота и выстроило динамичный геймплей с помощью механик бега по стенам, игры за Титана и интересного дизайна уровней. У первой части сюжетной кампании вообще не было, поэтому от сиквела ждали вех и свершений. Многие считают, что он получился на уровне Half-Life 2.

Titanfall 2

А вот Battlefield 1 — единственный шутер 2016-го, чья тематика никак не соприкасается с научной фантастикой, что в последнее время стало трендом в жанре. Впервые в новейшей истории франшизы (кроме распространявшейся только в «цифре» Battlefield 1943, построенной на базе первой Bad Company) она выступила не в сеттинге современной войны. При этом вернуться DICE решили не ко Второй, а к Первой мировой — дорогих боевиков на эту тему раньше вообще не выходило.

Шведы решили отказаться от классической линейной истории и подали сюжет Battlefield 1 через несколько сюжетных линий с разными главными героями и геймплейными особенностями — к примеру, одну ветку посвятили танкистам (получилось что-то наподобие фильма «Ярость»), другая история рассказывала о Лоуренсе Аравийском и восстании бедуинов против турецкой армии.

Несколько коротких кампаний вместо одной большой помогли очередной части Battlefield избавиться от своей традиционной проблемы — слабой истории. Как только один театр боевых действий надоедает, ему на смену приходит другой. В самой игре появился какой-никакой стелс с возможностью заранее помечать часовых. Подсмотреть кое-какие механики у Far Cry было хорошей идеей: ведь DICE тоже любят большие уровни.

Боевик года — DOOM

После выхода Wolfenstein: The New Order на ремейк DOOM, к тому времени уже считавшийся долгостроем, обратили ещё больше внимания. Игра, анонсированная Джоном Кармаком ещё в 2007 году, попала в «производственный ад» и пережила несколько встрясок — приобретение студии id Software издателем ZeniMax Media, уход Кармака в Oculus VR, полный перезапуск разработки. Новую DOOM окрестили «второй Duke Nukem Forever» — большинство потеряло надежду и решило, что если проект и дотянет до релиза, то уже не оправдает ничьих ожиданий.

А потом она всё-таки вышла.

И оказалась самым злым, динамичным и кровавым экшеном за долгие годы. id взяли ключевой элемент ДНК оригинальной игры — ритмичный «поток», в котором игрок переходит от одной мясной перестрелки с монстрами к другой, на лету меняя арсенал в зависимости от ситуации — и перевела его на новые рельсы.

DOOM — это торжество формы над содержанием, геймплея над сюжетом, «олдскульного» геймдизайна с аренами и аптечками над скрупулёзно построенными заскриптованными коридорами и регенерацией здоровья. Это непрекращающийся шестичасовой фестиваль хард-рока, цепных бензопил, ручных пулемётов, оторванных конечностей и размозженных черепов. Это попадание в десятку и по аудитории фанатов, хорошо помнящих оригинал 1993 года, и по молодым игрокам, желающим приобщиться к атмосфере Doom.

Такие игры нынче выходят слишком редко, чтобы позволить DOOM затеряться в массовке.

Другие номинации, а также розыгрыш Xbox One S — на странице нашего большого спецпроекта «Итоги 2016».

#итоги2016

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться