[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Данил Ильясов", "author_type": "self", "tags": ["titanfall","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 20, "likes": 17, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
2 392

Мнение: Titanfall 2 не стоило продвигать как чистокровный шутер

Сама принадлежность к популярному жанру уже не «продаёт».

Поделиться

В избранное

В избранном

За 2016 год вышло сразу несколько игр, стартовые продажи которых не оправдывали ожиданий издателей. По мнению редактор Eurogamer Криса Донлана (Chris Donlan), в случае с Titanfall 2 причиной могло быть то, что Respawn и EA позиционировали её как чистокровный шутер.

По словам Донлана, изначально он не хотел играть в Titanfall 2 после первой части, поскольку знал, что там будет кампания, и обычно это масса заскриптованных сцен, бесконечные коридоры и надоевшие клише.

Кампания Titanfall 2 абсолютно иная. Безусловно, вам приходится много стрелять, но дизайнеры умело внедрили паркур, придающий уровням необычные формы, и массу других идей, «сверкающих» по десять минут, прежде чем настаёт время чего-то нового.

Крис Донлан, редактор Eurogamer

В качестве примера захватывающего момента из кампании Titanfall 2 Донлан привёл эпизод, где главный герой может по нажатию кнопки мгновенно перемещаться во времени, таким образом решая головоломки. При этом, эпизод можно пройти с минимальным количеством выстрелов.

В один момент, когда я прыгал между обвалами в полу, переключая время, я понял, что переигрываю любимый уровень из Super Mario 3D World.

Крис Донлан, редактор Eurogamer

Он считает, в отношении Titanfall 2 термин «шутер» попросту не передаёт всех особенностей игры. Это игра без определённого жанра, представляющая из себя сумму эффектов других удачных игр.

В [Titanfall 2] действительно действительно есть что-то от Call of Duty, но при этом она сочетает элементы платформеров Nintendo, инди-нарратив, классические пазлы Valve и кто знает что ещё? У этой игры много источников вдохновения.

Крис Донлан, редактор Eurogamer

Донлан пришёл к выводу, что жанровые рамки, из которых разработчики всё чаще пытаются вырваться, лишь мешают играм.

Всё это время люди задаются вопросом, когда кто-то сделает столь же отличный шутер как Half-Life 2. Но в чём он был отличен? Глядя через призму Titanfall 2, Half-Life 2 кажется не столько шутером, сколько игрой о том, насколько важно выйти за рамки обычного шутера.

Крис Донлан, редактор Eurogamer

Несмотря на слабые стартовые продажи, руководство издательства Electronic Arts по-прежнему верит в долгосрочный успех Titanfall 2.

Игра вышла на PS4, Xbox One и ПК 28 октября, через неделю после релиза другого шутера Electronic Arts — Battlefield 1. Разработчиком выступила Respawn Entertainment, созданная бывшими сотрудниками Infinity Ward.

Оригинальная Titanfall вышла в марте 2014 года на Xbox 360, Xbox One и ПК.

#titanfall #мнения

Статьи по теме
Низкие цифровые продажи Titanfall 2 не покрыли слабые результаты в рознице
Отец Call of Duty Винс Зампелла — о разработке Titanfall 2, конкуренции с Infinite Warfare и ужасах войны
Лучший боевик 2016 года: где приятно стрелять
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться