[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 4, "likes": 29, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 171

«Я начал подходить ко всему в своей жизни как геймдизайнер»: разработка игры во время борьбы с раком

Амбициозный инди-проект Crashlands помог его создателю победить смертельную болезнь.

Поделиться

В избранное

В избранном

В 2013 году врачи объявили Сэмуэлю Костеру (Samuel Coster), что у него четвёртая стадия лимфомы и его шансы на выживание составляют всего 7%. Разработчик, которому на тот момент было всего 23 года, объединил усилия со своими братьями Сетом и Адамом и параллельно с лечением начал работу над игрой Crashlands, которая стала для него делом жизни. Свою историю Костер рассказал на проходящей с 27 февраля по 3 марта Games Developer Conference.

Crashlands

По словам разработчика всё началось со странных галюцинаций — ему казалось, что из его груди вырывается кровавый дракон. Костер попробовал изменить диету и режим сна, но странные видения никуда не уходили. Тогда он решил обратиться к врачу, который объявил ему, что тот болен раком. Костер заявил, что самым тяжёлым для него стало чувство безысходности, которое пришло вместе с диагнозом. 

Увидев результаты моих анализов, медсестра буквально выбежала из кабинета. Она вернулась с доктором и они объявили мне диагноз. Мне пришлось столкнуться с мыслью о том, что я, вероятно, скоро умру.

Самуэль Костер, независимый разработчик

После первой сессии химиотерапии Костер и его брат Сет, основавшие студию Butterscotch Shenanigans, начали работать над концепцией игры-раннера, которую они не успели довести до конца. По словам разработчика, он хотел, чтобы проект был более амбициозным и придал ему сил бороться за свою жизнь. Так братьям пришла идея Crashlands — приключенческой игры с развитой системой крафта.

Какую игру я бы сделал, если бы мне оставалось жить всего год? Очень хотелось, чтобы этот проект был действительно важным, а не чем-то сделанным ради денег. 

Самуэль Костер, независимый разработчик

Костер работал над дизайном игры, не вставая с больничной койки, в то время как его брат-программист занимался техническими аспектами проекта. Подобный труд стал своего рода терапией для обоих членов семьи.

Я начал подходить ко всему в своей жизни как геймдизайнер. Постоянно спрашивал себя нужно ли мне делать те или иные вещи, чувствую ли я себя живым, когда занимаюсь ими? Стоят ли они того времени, что у меня осталось? Работа над проектом помогла моему брату не меньше, чем мне. Он чувствовал себя полезным в ситуации, на которую он никак не мог повлиять.

Самуэль Костер , независимый разработчик

В 2014 году  Butterscotch Shenanigans привезла свою игру на GDC. По словам разработчиков, проект не впечатлил посетителей конференции, но несмотря на это они получили заряд вдохновения от того, чего уже смогли добиться. В это же время начала давать результат химиотерапия. Впрочем, радость братьев была недолгой — рак возвращался ещё несколько раз.

Я понял, что у меня есть шансы на выживание и впереди ещё много работы. Но потом врачи объявили, что мне нужно ещё больше сеансов химиотерапии потому что рак вернулся. Я был обескуражен. Не было сил, чтобы начинать борьбу сначала.

Самуэль Костер , независимый разработчик
Самуэль Костер

В этот момент разработка Crashlands также превратилась в рутину. Два года, потраченные на работу над игрой, так и не приблизили её к релизу. Костер признался, что в этот момент он начал терять надежду, но, несмотря на это продолжал трудиться над игрой.

Это было очень мрачное время. Я не верил в то, что у меня есть будущее. Каждые несколько часов меня тошнило. Надежды оставалось всё меньше. Но я продолжал добавлять в игру всё новые и новые элементы.

Самуэль Костер , независимый разработчик

Несмотря на запреты врачей, Самуэль, Сет и примкнувший к ним третий брат Адам поехали на GDC 2015, чтобы представить более яркую и весёлую версию Crashlands. Впоследствии иммунитет Костера настолько ослаб, что после операции по пересадки стволовых клеток он мог уделять проекту не больше двух-трёх минут в день. Летом 2015 года игра была одобрена программой Steam Greenlight.

В декабре разработчик пошёл сдавать очередные анализы. По словам Костера, ему казалось, что он провёл в кабинете врача целую вечность. На этот раз результаты были обнадёживающими— болезнь окончательно отступила. На следующий день Butterscotch Shenanigans объявила дату релиза Chrashlands — 21 января 2016 года.

Несмотря на то, что болезнь Костера никак не отразилась на мире и истории игры, разработчик утверждает, что именно она помогла ему пережить свалившиеся на него невзгоды.

Медсестра принесла мне чистые результаты сканирования. Кровавый дракон отступил. Знаете, момент, когда мы объявили дату релиза был очень похож на тот, когда я сидел в кабинете врача. Я понимал, что мы сделали всё, что могли. Оставалось лишь узнать, было ли этого достаточно. 

Немного странно осознавать, что моя лучшая игра была разработана после того, как я заболел раком, но это так. Crashlands стала моей защитой от проблем, которые я испытывал в реальном мире. 

Самуэль Костер , независимый разработчик

Crashlands вышла на ПК, Mac. iOS и Android. Пользователи положительно оценили игру и средств её продаж хватило на её дальнейшее развитие студии и разработку новых проектов.

#истории

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться