[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438"], "comments": 4, "likes": 18, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
2 575

Второй план: почему китайские актёры нужнее Голливуду, чем он им

Несмотря на то, что спрос на китайских актёров, наличие которых в кадре необходимо для того, чтобы фильм попал в прокат азиатской республики, растёт, многие из них отказываются от предложений голливудских продюсеров. Портал The Hollywood Reporter разобрался в причинах, по которым азиатские артисты не хотят сниматься в американских фильмах.

Поделиться

В избранное

В избранном

Донни Йен и Цзян Вэнь в картине «Изгой-один. Звёздные войны: Истории»

В период с 2011 по 2016 год суммы, которые приносит китайский прокат, возросли более, чем в три раза — с двух до почти семи миллиардов долларов. Несмотря на это, кино Китая на данный момент не имеет достаточного количества звёздных актёров и опытных постановщиков. Именно поэтому представители индустрии, которые успели полюбиться фанатам, могут получать до 15 миллионов долларов за съёмки в ТВ-шоу или небольшом фильме. При этом средний бюджет китайской картины составляет порядка 30 миллионов.

Несмотря на то, что в конце 2016 правительство республики потребовало от кинокомпаний рационализировать траты, реальных изменений так и не последовало. Китайские кинокомпании продолжают платить звёздам огромные деньги и заполняют их графики настолько, что в течение года у них попросту может не быть времени на другие проекты.

При этом съёмки одной картины в Китае длятся гораздо меньше, чем в США. Об этом рассказала Джессика Чен (Jessica Chen) — основатель агентства талантов Easy Entertainment, одним из клиентов которого является, возможно, самый востребованный актёр КНР Лу Хань (Luhan), недавно исполнивший роль второго плана в блокбастере «Великая стена».

Если мои клиенты снимаются на западе, у них уходит гораздо больше времени, чем на съёмки в китайском фильме. В добавок, в Китае они могут одновременно снимать в кино, рекламе и ТВ-шоу, так что соглашаясь на роль в Голливуде, они отказываются сразу от нескольких источников дохода.

Джессика Чен, основатель Easy Entertainment
Лу Хань в картине «Великая стена»

Именно поэтому китайские звёзды хотят, чтобы роли, которые им предлагают в Голливуде, имели больший вес, чем сейчас. Зачастую сцены с актёрами из КНР, которые добавляют в свои картины американские продюсеры, вызывают у публики раздражение. Например, момент в «Железном человеке 3», в котором Тони Старк отправляется в китайскую клинику, был раскритикован зрителями за то, что не вписывался в повествование фильма и содержал в себе навязчивую рекламу.

По словам кастинг-директора По Пинг Ау Юн (PoPing AuYeung), пригласившей актёра Цзян Вэня (Jiang Wen) в картину «Изгой-один. Звёздные войны: Истории» , тот долгое время отказывался от роли, поскольку предполагал, что она будет незначительной. Переубедить Вэня смог его сын — давний фанат «Звёздных войн». В итоге роли, исполненные актёром и его соотечественником Донни Йеном, были отмечены критиками и стали своего рода прорывом для китайских артистов. 

Несмотря на это Ау Юн отмечает, что достойных предложений для актёров из КНР всё ещё немного. Кастинг-директор отметила, что с ростом китайской киноиндустрии артисты будут всё реже соглашаться на незначительные роли второго плана.

Я продолжаю говорить американским продюсерам, что нам нужны значительные роли. Раньше это было совершенно не важно, но ситуация изменилась. Первое, о чём спрашивают мои клиенты — насколько будет важен их персонаж.

По Пинг Ау Юн , кастинг-директор

Со своей коллегой согласна и Чен, которая подчеркнула важность того, чтобы предложение, полученное китайским актёром было выгодно и с финансовой точки зрения.

В том случае, если актёр нужен продюсерам только для того, чтобы рекламировать свой фильм в Китае, они должны быть готовы раскошелиться. 

Джессика Чен, основатель Easy Entertainment
Донни Йен в картине «Три икса: Мировое господство»

Китайский прокат — второй по величине кинорынок мира. Представители специальной комиссии существующей в КНР проводят тщательный отбор иностранных картин, попадающих на большие экраны азиатской республики. Помимо культурной ценности, из-за которой чиновники не пропустили «Отряд самоубийц» и «Дедпула», продюсерам необходимо, чтобы их фильм был создан совместно с китайской кинокомпанией или имел как минимум одного азиатского персонажа.

Даже те картины, которые соответствуют всем требованиям, могут не попасть в кинотеатры КНР из-за ограниченной квоты на иностранные фильмы (34 картины в год). Несмотря на это многие студии прикладывают все усилия, чтобы попасть в китайский прокат, поскольку сборы в азиатской республике могут помочь окупиться даже заведомо провальной картине. Например, фильм «Варкрафт» заработал в Китае около 220 миллионов долларов при общих сборах в 433 миллиона.

Впрочем, несмотря на всю важность китайского проката для Голливудских студий, они не спешат доверять актёрам из КНР по-настоящему значительные роли. На данный момент весомого статуса на западе добился лишь Донни Йен (Donnie Yeun), помимо «Изгоя-один», сыгравший ключевого персонажа в картине «Три икса: Мировое господство» и назначенный на главную роль в запланированной создателями «Форсажа» экранизации Sleeping Dogs.

#кино #деньги

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться