[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043a\u043e\u0434\u0437\u0438\u043c\u0430","\u043a\u043e\u043d\u0433\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0432\u0447\u0435\u0440\u0435\u043f\u0430","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 10, "likes": 35, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5149" }
Вадим Елистратов
4 318

Хидео Кодзима написал эссе о том, как фильм «Конг: Остров черепа» заново изобретает знаменитого монстра

Геймдизайнер Хидео Кодзима убеждён, что режиссёру Джордану Вот-Робертсу удалось вдохнуть в легендарного монстра новую жизнь. Об этом он написал в эссе для портала Glixel.

Поделиться

В избранное

В избранном

Своё эссе Кодзима начал с исторической справки. Он отметил, что в прошлом фильмы о Кинг Конге прежде всего были демонстрацией технических возможностей кино.

Картина 1933 года удивила зрителей кукольной анимацией, версия 1976 года — спецэффектами и использованием актёра в костюме, а блокбастер Питера Джексона стал проверкой на прочность для технологии захвата движений.

Кодзима сравнил старые картины о монстре с блокбастером «Безумный Макс: Дорога ярости» — «шедевром, который захватил суть раннего кинематографа, совместив последние технологии с лаконичными диалогами и тем самым позволив самому действию рассказать историю».

По словам Кодзимы, новая версия «Конга» хоть и отличается качественными спецэффектами, но не полагается на них целиком: она впервые развивает самого персонажа.

Геймдизайнер обратил внимание на то, что в большинстве версий знаменитой истории монстр становился жертвой капитализма. Например, действие картины 1933 года происходило во время Великой депрессии, а Конг в ней выступил в качестве метафоры развлекательного бизнеса. Ведь именно ради монстра режиссёр, отправившийся на Остров черепа, в конечном итоге отказался от своей кинокарьеры.  Схожее развитие событий было и в картине 1976 года, действие которого происходило во время нефтяного кризиса, и в вариации Питера Джексона.

В последних трёх фильмах Конга в качестве экспоната и бизнес-инструмента привозят из неразвитого поселения в капиталистический город, который поглощает и убивает его. Конг, которому преподносили жертвы и которого считали богом, сам становится жертвой цивилизованного мира. Зачем? Для того, чтобы оживить и стабилизировать цивилизацию, которая стагнирует во время экономической и социальной неопределённости.

Хидео Кодзима, геймдизайнер

Однако версия 2017 года, отмечает Кодзима, значительно отличается от предыдущих. В ней Конга показывают как монстра из японской культуры, который не становится жертвой капитализма, а спокойно возвращается к себе домой после битвы.

​[В фильме Вот-Робертса] людей забрасывают в дикую среду Острова черепа, и они сражаются не столько с самим Конгом, сколько с их окружением.

Хидео Кодзима
геймдизайнер

По словам, Кодзимы «Остров черепа» смотрится свежо как раз потому, что напоминает работы Артура Конан Дойля («Затеряный мир») и Жюля Верна («Таинственный остров», «Путешествие к центру Земли»).

Вместо того, чтобы в очередной раз принести монстра в жертву, Вот-Робертс пытается вернуть людям страх и уважение к неизвестному, которое, несмотря на повсеместные спутники и другие средства наблюдения, всё ещё осталось в этом мире, считает геймдизайнер.

​Культуры и системы не оживают, когда в нашем мире появляется нечто неизведанное. Мы должны отправиться в неизвестные места сами, чтобы обновиться индивидуально. Именно эту роль должны выполнять современные фильмы.

Джордан-Вот Робертс успешно показал Кинг Конга в новом свете и одновременно оживил само медиа. Для меня «Остров черепа» заново определяет жанр фильмов о монстрах и одновременно знакомит следующее поколение с [классической] историей.

Хидео Кодзима
геймдизайнер

Пристальное внимание Кодзимы к фильму Робертса связано в том числе и с тем, что режиссёр уже несколько лет ведёт подготовку к экранизации Metal Gear Solid.

#кино #кодзима #конгостровчерепа #мнения

Статьи по теме
Не только Годзилла: кто ещё может потягаться с Кинг-Конгом
Внештатная ситуация: обзор блокбастера «Конг: Остров черепа»
Legendary Pictures собрала команду сценаристов для создания «Годзиллы против Конга»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться