[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u0438\u0437\u0440\u0430\u043a\u0432\u0434\u043e\u0441\u043f\u0435\u0445\u0430\u0445","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 22, "likes": 44, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5506" }
Вадим Елистратов
8 942

«Фильм уважает дух оригинала, но не скатывается до уровня рабского косплея»

Обзор первых рецензий на «Призрака в доспехах».

Поделиться

В избранное

В избранном

Как и предполагалось, картина, окружённая аурой скандальности, вызвала у критиков полярные мнения. Однако, вопреки ожиданиям, меньше всего споров вызвала кандидатура Скарлетт Йоханнсон, сыгравшей главную роль.

Как оказалось, авторы фильма перестраховались и придумали сюжетное объяснение тому, что протагонистка не является азиаткой, а сама актриса, по мнению обозревателей, достойно справилась с ролью — как с драматургической точки зрения, так и с физиологической.

На момент публикации материала больше всего фильм пришёлся по душе критику Гаю Лоджу (Guy Lodge) из Variety. Обозреватель назвал картину умным развлечением, которое «уважает дух оригинала, но не скатывается до рабского косплея». По мнению критика, динамичный и красивый фильм может понравиться некоторым зрителям даже больше, чем оригинал.

Лодж отметил, что «Призрак» 2017 года хоть идёт 107 минут, но при этом умудряется быть стремительнее и насыщеннее, чем на 30 минут более короткая анимационная версия 1995-го.

Критик посоветовал избегать спойлеров даже фанатам оригинала, потому что сценаристы голливудской версии переписали финал так, чтобы на базе фильма можно было построить франшизу. Лодж этой идеей остался вполне доволен.

​Оператор Джесс Холл и армия VFX-художников нарисовали вымышленную вселенную самыми гладкими и при этом сияющими глянцем мазками из всех возможных. 

Пожалуй, единственные, кто [в этом фильме] не дотянул — это композиторы Клинт Мэнселл и Лорн Балф. Большую часть времени их музыка едва заметна на заднем плане, и только к финальным титрам им хватает смелости сделать отсылку к оригинальной теме Кэндзи Каваи, написанной для фильма 1995 года.

Пожалуй, это единственная часть в этой волнующей адаптации, в которой [авторам] не помешало бы осмелиться более жадно присосаться к оригиналу.

Гай Лодж, критик Variety

Редактору The Telegraph фильм также пришёлся по душе. По его мнению, пуристы, критиковавшие картину до премьеры, оказались неправы.

​В некоторых сценах фильм в деталях воспроизводит лучшие задумки Осии, но с настоящими декорациями и актёрами, демонстрирующими похожее на балет трюковое караоке. При этом история получилась куда более понятной, более упорядоченной. [...]

Для Йоханссон фильм легко может стать началом большой франшизы — её собственного футуристического постчеловеческого аналога «Джона Уика» или «Борна». Конечно, [картине] для этого нужно привлечь внимание аудитории, но с такими привлекающими внимание и соблазнительными элементами трудно представить, что от этого предложения кто-то сможет отказаться.

Тим Роби, критик The Telegraph

Обозревателю The Hollywood Reporter Джордану Минцеру (Jordan Mintzer ), напротив, не понравились моменты, которые пришлись по душе редактору Variety. Критик отметил, что фильм наверняка ждёт кассовый успех, но при этом он убеждён, что, в отличие от оригинала, новый «Призрак в доспехах» быстро выветрится из памяти большинства зрителей.

Главная проблема «Призрака в доспехах» — не столько в whitewashing (голливудская практика, при которой роли этнических меньшинств отдаются белым актёрам — DTF), сколько brainwashing («промывание мозгов» — DTF).

Не отпускает чувство, что сценаристы старательно избегали провокационных тем первоисточника, чтобы получить прямолинейный экшен, который скачет от одной боевой сцены к другой почти без размышлений в промежутках.

Джордан Минцер, критик The Hollywood Reporter

Минцер считает, что в голливудской адаптации «Призрак в доспехах» перестал быть уникальным сочетанием жестокости и философии, когда-то породившим «Матрицу», превратившись в более прямолинейную историю о борьбе добра со злом.

По словам критика, новый финал убивает всё интересное, что было в оригинале, однако Минцер, как и Лодж, восторгается красотой фильма и хвалит Йоханссон. Впрочем, редактор The Hollywood Reporter отмечает, что она хоть и справилась с работой, но по сути ей было нечего играть в этом «гладком и безжизненном» фильме.

И если авторы Variety и The Hollywood Reporter пока представляют собой две крайности, то остальные обозреватели находятся где-то посередине. В чём все критики сходятся, так это в том, что фильм получился красивым, но глуповатым в сравнении с оригиналом.

​Данные, собранные из фильма Осии циркулируют внутри новой картины, но никогда не набирают критической массы. В итоге мы получаем «Призрак в доспехах» для поколения Твиттера.

Майк МакКэхил, критик IndieWire

«Призрак в доспехах» выходит в прокат РФ 30 марта. На текущий момент рейтинг картины на Metacritic составляет 64 из 100.

#призраквдоспехах #мнения #кино

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться