[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","ea","\u043f\u0438\u0440\u0430\u0442\u0441\u0442\u0432\u043e"], "comments": 13, "likes": 21, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
7 473

Spore — игра, ставшая пиратским хитом из-за своей антипиратской защиты

И рассадником для вирусов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналистка Kotaku Сесилия Д'Анастасио (Cecilia D'Anastasio) поделилась историей о том, как попытка нелегального скачивания Spore в 2008 году привела к выводу её ноутбука из строя.

Вскоре после релиза Spore многие начали скачивать её нелегально в качестве протеста против DRM-системы, которую EA встроили в игру. DRM-программа требовала активировать Spore после каждой установки, а установок не могло быть больше трёх (чтобы поставить игру ещё раз, приходилось звонить в поддержку).

Эти меры осуществлялись с помощью программы SecuROM, которая устанавливалась вместе с игрой и следила за действиями пользователя. Удалить её можно было, только отформатировав жёсткий диск.

Журналистка предположила, что именно из-за строгой системы защиты Spore в огромном количестве скачивали с торрентов. Спустя месяц после релиза в сентябре 2008 года её скачали, по некоторым данным, около 200 тысяч раз. В декабре это число предположительно достигло 1,7 миллиона. Пираты поощряли друг друга скачать игру, чтобы наказать EA.

Д'Анастасио тоже решила скачать игру нелегально. Для этого она пришла к подруге со своим ноутбуком.

Это посоветовал мне парень моей подруги, Нэйт. «Это крутая вещь, — сказал он, — и все качают её бесплатно». Я подключила свой ноутбук к её интернету и открыла Limewire, популярную в 2008 году программу для коллективного доступа к файлам.

Сесилия Д'Анастасио, журналистка Kotaku

Как вспоминает журналистка, когда она попыталась запустить скачанную игру, её экран застыл, стал синим, а потом чёрным. Они с Нэйтом попытались перезагрузить ноутбук, но через некоторое время он перестал включаться.

Уже в 2017 году Д'Анастасио связалась с Эрнесто (Ernesto) — главным редактором портала TorrentFreak.com, чтобы узнать, что это могло быть. Он объяснил ей, что Spore была популярной игрой на тот момент, и многие злоумышленники использовали её название в качестве приманки, чтобы заставлять пользователей скачивать вирусы. По словам Эрнесто, среди файлов, которые Д'Анастасио скачала, вряд ли вообще была сама игра.

Как отмечает журналистка, геймеры называли SecuROM «официальным вирусом» из-за предназначения программы — следить за пользователями — и невозможности её удаления. Через две недели после релиза Spore на EA подали в суд из-за того, что компания нигде не указала, что вместе с игрой будет установлена сторонняя программа. В итоге иск был добровольно отозван.

После всего, что я узнала, я не уверена, что хуже: корпорация, которая распространяет программы, предположительно нарушающие право пользователей на личную жизнь, или несколько придурков, размещающих опасные для компьютера вирусы на Limewire.

Сесилия Д'Анастасио, журналистка Kotaku

#истории #ea #пиратство

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться