[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 9, "likes": 23, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
1 395

«Люди хотят чего-то осязаемого»: зачем игровые саундтреки выпускают на виниле

Главное из интервью Kotaku с издателями игровых саундтреков на виниле.

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналист Kotaku Итан Гэч (Ethan Gach) поговорил с тремя владельцами небольших компаний, выпускающих саундтреки к играм на виниловых пластинках. Предприниматели рассказали о трудностях производства альбомов с игровой музыкой и причинах популярности винила в цифровую эпоху.

Мы выбрали главное из интервью.

Джон Гибсон (John Gibson), владелец iam8bit, начал выпускать саундтреки игр на виниле в 2015 году. Со временем всё больше издателей и разработчиков стали давать ему лицензии на производство пластинок. На данный момент он поработал над сборниками по Hotline Miami 2, Hyper Light Drifter, Monument Valley, Uncharted 4 и другим играм.

В прошлом году в iam8bit решили сделать юбилейный выпуск саундтрека для Rez — музыкального рельсового шутера 2001 года. Для этого Гибсон обратился к своему другу, Марку Макдональду (Mark McDonald), который в тот момент находился в Японии, и попросил его связаться с геймдизайнером Rez — Тетсуей Мидзугути (Tetsuya Mizuguchi). К счастью для Гибсона, Макдональд как раз помогал разработчикам Rez с переизданием игры для PlayStation 4 и PSVR.

Мидзугути дал лицензию на выпуск сборника из двух пластинок и артбука, после чего начался тяжёлый производственный процесс.

Если честно, это было ужасно. По-настоящему красивые, интересные и уникальные вещи требуют очень много времени, исследования и проектирования. Тебе выдают лицензию, а потом ты несколько месяцев собираешь информацию. Часами разговариваешь по Skype с Мидзугути и остальными. Составляешь мини-рассказ о разработке игры. Потребовалось несколько прототипов, чтобы всё наконец соответствовало нашим стандартам. Краска на конвертах неправильно затвердевала, и фирменный для Rez оранжевый цвет выглядел не так, как было нужно. Приходилось отсылать всё обратно.

Джон Гибсон, владелец компании iam8bit

Джейми Крук (Jaimie Crook), сооснователь компании Data Discs, выпустивший саундтреки к таким ретро-проектам, как OutRun и Golden Axe, поделился с журналистом деталями о производстве альбома с музыкой из Streets of Rage.

Крук общался с Sega и композитором игры Юдзо Косиро (Yuzo Koshiro) на протяжении нескольких лет до того, как пластинка вышла.

Косиро-сан прислал нам оригинальные файлы с NEC-PC88 (компьютера, на котором он писал музыку в поздних 80-х), и мы соединили их с высококачественными записями с Mega Drive.

Джейми Крук, сооснователь компании Data Discs

Получившиеся треки были обработаны так, чтобы они передавали особенное звучание звукового чипа YM2612 из Mega Drive. Альбом пришлось свести несколько раз, чтобы добиться нужного эффекта.

Также Крук объяснил, в чём, по его мнению, причина популярности винила.

​Сам носитель и его производственный процесс влияют на музыку так, как цифровые форматы никогда не смогут. Популярность не связана с огромной обложкой или «осязаемостью продукта». Те, кто по-настоящему любят винил, любят именно музыку и ничего больше, и это никогда не изменится.

Джейми Крук, сооснователь компании Data Discs

Мо Шафик (Mo Shafeek) из лейбла Mondo, выпустившего саундтрек к The Last Of Us, считает, что дело всё же в притягательности физических носителей.

Винил прошёл через 90-е и ранние 2000-е благодаря инди-рок группам, и со временем эти коллективы становились всё популярнее, и количество людей, покупавших музыку на виниле, росло. Я думаю, подъём индустрии пластинок — не искусственно раздутый «пузырь», а симптом желания фанатов тратить деньги на физически осязаемую музыку в то время, как мир становится всё более цифровым.

Мо Шафик, руководитель лейбла Mondo Music

Такого же мнения придерживается и владелец iam8bit.

Люди любят аналоговые пластинки потому, что когда они кладут их в проигрыватель и опускают на них иглу, то соединяют физический объект с чем-то волшебным. Музыка, исходящая из аналогового проигрывателя, — это как минимум странно. Видеоигры, хранящиеся на чипе картриджа, — точно так же странно.

Выпуск виниловых пластинок — это ответ на изменения в психологии людей, появившиеся от постоянного присутствия в цифровом мире, на цифровом рынке и в цифровом социальном пространстве. Люди хотят чего-то осязаемого.

Джон Гибсон, владелец компании iam8bit

#мнения #истории

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться