[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","e32017"], "comments": 20, "likes": 49, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
7 997

Машина времени: почему трейлер Beyond Good & Evil 2 — важнейшее событие Е3

О прошлом и будущем.

Поделиться

В избранное

В избранном

Когда одноклассник одолжил мне диск с Beyond Good & Evil мне было восемь лет и, потратив на игру несколько месяцев, я больше не возвращался к ней. Несмотря на это, трейлер второй части, показанный на конференции Ubisoft, вызвал больше эмоций, чем любой другой проект с Е3 2017.

Профессия — репортёр

Beyond Good & Evil рассказывает историю девушки Джейд, подрабатывающей фотографом и помогающей свину по имени Пей’дж, которого она зовёт дядей, содержать детский приют. Впоследствии главной героине предстоит раскрыть правительственный заговор, сразиться с инопланетной расой и, как это обычно бывает, узнать своё истинное предназначение и спасти мир.

Главным отличием Beyond Good & Evil от других приключенческих игр с точки зрения геймдизайна стало то, что главным оружием Джейд до самого конца была фотокамера. Несмотря на то, что ближе к финалу героиня начинала эффектно «раскидывать» врагов шестом и точно стреляла из дискомёта, авторы игры всячески старались напомнить вам о том, что в первую очередь вы — репортёр.

Именно с помощью фотографии вы открывали глаза жителей вымышленной планеты Хиллии на махинации правительства, а также зарабатывали очки улучшения техники. Использовать камеру можно было при каждой удобной возможности, а иногда и при неудобной — периодически ради наград приходилось фотографировать врагов, большая часть из которых негативно относилась к прессе.

Эта игровая механика влияла не только на геймплей, но и на то, как я воспринимал главную героиню. Благодаря своей профессии Джейд выглядела значительно интереснее персонажей из других проектов, которые попадались мне в детстве.

Монстра за спиной у Джейд тоже можно (и нужно) сфотографировать

Дом у моря

Одна из сильнейших сторон игры — персонажи. Помимо Джейд и Пей'джа, которого надолго похищают в начале истории, сразу вспоминаются слепой участник антиправительственной организации, который регулярно шутил про свой недуг, и потерявший память боец сопротивления Аш-Два.

Последний напоминал одновременно многих героев боевиков, которые я видел в детстве, и при этом регулярно попадал в комичные ситуации, из которых его и выручала главная героиня. Сейчас Аш-Два кажется мне образцовым героем второго плана в видеоигре — он помогал раскрыть Джейд как сильного персонажа, способного защитить себя и других, но в то же время сам приносил пользу и совершенно не раздражал.

Аш-Два

Злодеи — тоже на высоте. До сих пор помню, как мне не хотелось заходить в комнату со страшным и злым инопланетянином, а также фразу: «Паук-людоед приглашает на обед!», — которую произносит один из боссов перед боем. Я играл в Beyond Good & Evil 14 лет назад, так что эти воспоминания значат много.

Но главное здесь — игровой мир. Под конец игры планета Хиллия, дизайн которой словно был взят из фантастических мультфильмов Disney, казалась вторым домом — по её улицам было приятно гулять, а её жители фактически стали для меня семьёй, которую во что бы то ни стало нужно защитить.

Приют, который содержали Джейд и Пей'дж

Творческий рост

Очередной анонс второй части Beyond Good & Evil вызывает множество вопросов. Например, непонятно, как разработчики обошлись с проектом, который показывали в 2009 году после того, как решили, что будущая игра будет приквелом.

Помимо этого возникают вопросы к тону проекта. Первая часть Beyond Good & Evil могла напугать или растрогать, но несмотря на это оставалась наивным произведением, которое вполне можно было рекомендовать детям. Герои трейлера второй части, в свою очередь, звучно матерятся, пьют и проводят время в компании девушек с глубоким декольте.

Также непонятно, какой будет главная геймплейная фишка проекта — без Джейд у разработчиков не получится провернуть трюк с фотокамерой, а что придёт на его место пока не ясно.

Но, несмотря на то, что вопросов сейчас гораздо больше, чем ответов, в Beyond Good & Evil 2 хочется верить. Особенно после того, как видишь слёзы геймдизайнера Мишеля Анселя и понимаешь, что для него это проект важен ничуть не меньше, чем для тебя.

Мишель Ансель плачет

Когда я думаю о второй части Beyond Good & Evil, на ум приходят поклонники «Твин-Пикс», ждавшие продолжения своего любимого сериала с 1991 года, и фанаты «Светлячка», с 2002 года надеющиеся услышать о перезапуске сериала.

Не ясно, каким именно получится вторая часть произведения Анселя, но точно понятно одно — сейчас мне больше всего хочется оказаться на месте фанатов «Твин-Пикс», получивших наконец третий сезон сериала Дэвида Линча.

Для того, чтобы присоединиться ко мне многого не надо — цена первой части в Steam составляет всего 299 рублей. Было бы здорово через неделю увидеть её на верхних строчках чартов.

#мнения #E32017

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться