[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u044e\u043d\u043a\u0435\u0440\u043a","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 11, "likes": 42, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
9 575

«Звезда этого фильма — сам Нолан»: первые рецензии на «Дюнкерк»

17 июля в сети появились обзоры на военную драму «Дюнкерк» — первый фильм Кристофера Нолана («Тёмный рыцарь», «Начало»), основанный на исторических событиях. DTF выбрал из рецензий главное.

Поделиться

В избранное

В избранном

Обозреватель Variety Питер Дебрюж (Peter Debruge) поставил «Дюнкерк» в один ряд с военными драмами Стивена Спилберга и Клинта Иствуда. По словам критика, если бы Нолан не прибег к свои любимым хитростям с повествованием, его картина могла бы быть похожа на голливудскую классику с Джоном Уэйном в главной роли.

​Нет сомнений в том, что звезда этого фильма — сам Нолан, которому удаётся захватить внимание зрителей тремя сюжетными линиями, хронологическими, но не синхронными, и найти уникальный и немного запутанный способ собрать это всё воедино.

Хотя тема фильма далека от «Начала» и «Тёмного рыцаря», результат можно определённо назвать «фильмом Нолана» — начиная от эффекта полного погружения и заканчивая тем, как режиссёр управляет пространством и временем.

Питер Дебрюж, обозреватель Variety

Критик выделил особенности повествования фильма, в котором события демонстрируются с точки зрения разных солдат, запомнивших произошедшее по-разному. Подобный конфликт воспоминаний часто используется в сериале «Любовники» (The Affair). Более того, Нолан идёт дальше и вообще не показывает события со стороны немецких сил, концентрируясь на впечатлениях британцев.

Дебрюж нашёл у фильма и минусы, которые касаются повествования.

​Временами разделённые сюжетные линии слишком запутаны и не воспринимаются так же интересно в качестве загадки, как история «Помни», но зато они позволяют режиссёру рассказать историю с трёх точек зрения.

Питер Дебрюж, обозреватель Variety

Тодд Маккарти из The Hollywood Reporter тоже почти не нашёл плохих слов для «Дюнкерка». Обозреватель похвалил Нолана за почти полный отказ от диалогов в пользу эффекта погружения.

У всех фильмов Нолана интенсивный визуальный ряд, но у «Дюнкерка» — особенно, учитывая разреженность и чистую функциональность диалогов.

Это не военный фильм с вдохновляющими речами, рассказами о любимых, которые ждут дома, и надеждами на будущее. Это история о том, что происходит здесь и сейчас, совмещающая в себе времена бесконечного ожидания и моменты, когда надо действовать за секунды.

В фильме всего пара десятков строк диалогов, а актёры в основном играют глазами, что получается очень хорошо. В то же время никто из состава не выделяется: каждый просто делает свою работу.

Тодд Маккарти, обозреватель The Hollywood Reporter

По словам Маккарти, как и у солдат, у зрителей впечатления от фильма могут сильно отличаться: Нолан не создаёт специальных трагичных сцен под грустную музыку, а показывает события как есть — и не каждый фрагмент все зрители воспримут одинаково.

Критик также отдельно выделил саундтрек Ханса Циммера, чья музыка «глубоко внедрена в структуру фильма» и то уходит на задний план, то резво вырывается вперёд, превращаясь в главный элемент картины.

Наиболее низкую оценку фильму (75 из 100) поставил обозреватель Screen Crush Мэтт Сингер (Matt Singer), который назвал фильм «визуальным шедевром» и похвалил Нолана за почти полное отсутствие спецэффектов и съёмку на IMAX-камеры: всё это позволяет зрителям стать почти свидетелями трагических событий прошлого.

Сингер тем не менее отметил, что картина не всегда работает на эмоциональном уровне.

​На экране в «Дюнкерке» тысячи солдат, но только у нескольких из них есть объём. [Марк] Райлэнс получил единственного персонажа, у которого есть хоть какое-то наполнение и чьи реплики не всегда представляют собой крики ужаса между выстрелами. [...]

[Фильм даёт почувствовать, что ощущают эти солдаты], но очень редко даёт возможность почувствовать что-то по отношению к ним или подумать о чём-то кроме высокого напряжения от происходящих событий, которое лишь изредка сходит на нет.

Мэтт Сингер, обозреватель Screen Crush

На момент написания заметки рейтинг «Дюнкерка» на Metacritic составляет 96 из 100 при 20 обзорах.

#дюнкерк #кино #мнения

Статьи по теме
Кристофер Нолан рассказал, как лучше смотреть «Дюнкерк»
Аналитики предсказали «Дюнкерку» самый слабый старт для Нолана со времён «Престижа»
Wargaming объявила о партнёрстве с Warner Bros. в преддверии релиза картины «Дюнкерк»
«С каких пор позорное бегство меняет мир?»: рунет прохладно встретил трейлер «Дюнкерка» Кристофера Нолана
Вышел первый трейлер «Дюнкерка» Кристофера Нолана
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться