[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Иван Попцов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 8, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
583

Дюнкерк. Войны не выигрываются эвакуациями, а можно ли выиграть ими Оскар?

Довольно удивительно, что Кристофер Нолан, режиссер, снимающий кино, прямо скажем, далекое от историчности взялся за Дюнкерк, который является рассказом об одной из важнейших операций сил Союзников на раннем этапе разгорающейся мировой войны. Много рассказывать об этой операции смысла нет, так как информации о ней полно в интернете, а теперь у нас есть ещё и полтора часа фильма, рассказывающего об этом.

Поделиться

В избранное

В избранном

Весь фильм является кратким пересказом основных событий операции, мы, так или иначе, увидим каждый ключевой момент в операции. Нам покажут, что в первую очередь эвакуировали раненных, как реквизировали гражданские суда, как инженеры сооружали импровизированные причалы из грузовиков, как обороняли уцелевшие участки пристани, как сражались в небе, и мы услышим про первоначальный план спасения всего лишь тридцати тысяч человек. И в конце мы услышим знаменитую речь Уинстона Черчилля про то, что войны эвакуациями не выигрывают. Но это не будет глобально, почти все действия будут очень локальными и нам покажут это на примере нескольких людей.

Хотя, посмотрев на такую толпу, не скажешь, что локально

И ни один из героев, за которыми мы следим, не может быть назван однозначно главным. Каждый персонаж в фильме получает примерно одинаковую долю экранного времени, что обесценивает личную историю каждого, но прибавляет цене основной. Нолан всегда умел вплести личную драму в глобальную историю, и в этот раз он, возможно, перебрал с этим, попытавшись глубоко копнуть в душу одновременно всем персонажам.

Даже он был на море этим летом, пусть и не очень удачно

Актерский состав справляется со своей задачей хорошо, даже не смотря на скудность звёздных имён в составе. Однако это компенсируется указанным выше отсутствием главного героя в привычном понимании. Все справляются со своей ролью, всем, так или иначе, веришь. Но больше всего веришь Тому Харди. У него получилась очень интересная роль в плане отыгрыша. Девяносто девять процентов того времени, что ему выделено на экране, он сидит в кресле истребителя и почти всё время его лицо закрыто почти полностью и он играет по сути только глазами. Но, чёрт возьми, как же уверенно он это делает. А говорит он, кажется, ещё меньше, чем в Безумном Максе, хотя, казалось бы, куда уж ещё.

Летит к успеху. Или нет?

И вот здесь мы подходим к одной из особенностей фильма – малое количество диалогов. Нам не столько рассказывают историю, сколько её показывают. Очень многое мы узнаем через картинку, молчаливые действия персонажей, игру лицом и телом, а не через диалоги. Весь фильм ты должен всматриваться и вслушиваться в окружение, так как оно рассказывает больше историй, чем разговоры героев. Скажем так, бросаемые фразы задают вектор развития, обращают наше внимание на что-то, а затем кадр и звук развивают это событие.

Примерно так сейчас окунаются в шквал рецензий

И надо признать, делают это на все сто процентов. От первого налета юнкерсов я действительно вжался в кресло и по телу у меня побежали мурашки. Иногда фильм создает потрясающий эффект присутствия, что достигается огромным количеством массовки и тем, что камера время от времени переносит нас непосредственно в толпу, кабину истребителя или трюм корабля. Фильм нужно смотреть строго в формате IMAX, ведь только там вы сможете рассмотреть всё в мельчайших подробностях. Цветокоррекция картинки довольно грамотно сделана, пляж выдержан в холодных цветах, передающих всё отчаяние солдат, находящихся там, а мирная Англия довольно ярка и насыщенна цветами. А схватки в небе просто потрясающие, пусть и не изобилуют фигурами высшего пилотажа и лишними маневрами. Звук выстроен довольно интересно в моментах со стрельбой. Всегда, так или иначе, выстрелы немцев звучат громче союзнических. Как вариант, это было сделано для показания превосходства немцев в данной ситуации, однако первоначальную идею нам может рассказать только режиссер, нам остается лишь только строить догадки.

И если говорить о звуке, то невозможно обойти стороной упоминание Циммера. Честно, я не могу оценивать его объективно, потому что он мне надоел ещё лет пять назад из-за своего однообразия. Но он всегда делает всё как надо. Там где должна звучать тревожная скрипка, она присутствует, где музыка должна стать легче, она становится легче. Но не ни одной запоминающейся мелодии уже давно. Всё сделано правильно, шаблонно, без особых экспериментов и творчества. Как сочинение по русскому языку на ЕГЭ, где за отход от критериев тебя скоро будет ждать расстрел, видимо.

И в конце хотелось бы осмыслить ещё один тезис о фильме, часто звучавший на стадии производства. Мол, Нолан целится на “Оскар” этим фильмом. Откровенно говоря, очень маловероятно, что картина получит эту награду. Да, она вполне возможно будет в претендентах, но точно не получит заветную статуэтку. Потому что в последние годы балом правят социальные драмы, рассказы про общество, а никак не про войны. Войны не выигрываются эвакуациями, а Оскары не выигрываются военными драмами.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться