[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Влад Бабаев", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0433\u0440\u0430\u043f\u0440\u0435\u0441\u0442\u043e\u043b\u043e\u0432"], "comments": 67, "likes": 25, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9745" }
Влад Бабаев
7 088

«Запретные фантазии всегда будут приносить удовольствие»: как относиться к инцесту в «Игре престолов»

Мнения прессы, фанатов и психологов относительно финальной серии седьмого сезона «Игры престолов».

Поделиться

В избранное

В избранном

27 августа в эфире телеканала HBO показали заключительную серию седьмого сезона «Игры престолов». В эпизоде присутствует постельная сцена между Джоном Сноу и Дейенерис Таргариен, параллельно с которой зрители узнают об их кровном родстве. Серия породила множество дискуссий между фанатами, а СМИ обозначили свои позиции относительно инцеста.

Что говорят авторы сериала

В серии шоу Inside the Episode, посвящённой заключительному эпизоду седьмого сезона «Дракон и Волк», шоураннеры Дэвид Бениофф и Дэн Уайсс объяснили, какой смысл вкладывали в сцену с Джоном Сноу и Дейенерис Таргариен. По словам сценаристов, фрагмент с близостью героев послужит «информационной бомбой, которая взорвёт всё вокруг».

Одновременно с тем, как мы видим сцену близости Джона и Дейенерис, мы узнаём подробности, которые, если и не станут для них серьёзным шоком, то уж точно повлекут проблемы в их отношениях. Она же его тётя.

Дэн Уайсс, шоураннер «Игры престолов»

Бениофф подтвердил, что это событие осложнит абсолютно все отношения героев на политическом и личном уровне, а также в целом «сгущает краски».

Что говорят актёры

В интервью изданию Rolling Stone Кит Харингтон пояснил, что постельная сцена между Джоном Сноу и Дейенерис была ожидаема.

​Я думаю, они оба понимают, что поступают неправильно, что их действия повлекут последствия, но суть в другом. Когда ты по-настоящему испытываешь к кому-то чувства, когда вас столько объединяет, события развиваются стремительно, будто поезд, потерявший управление и несущийся вперёд.

Кит Харингтон, актёр

Тем не менее оба актёра признали, что сцена получилась довольно неловкой и противоречивой.

Для нас как артистов всё было несколько странно. Реальность же в том, что они родственники… Думаю, реакцией на сцену могут быть усмешки.

Эмилия Кларк, актриса

Питер Динклэйдж, исполняющий роль Тириона Ланнистера, также прокомментировал сцену и сказал, что последствия окажутся опасными для всех, кто вовлечён в интригу.

Что говорят СМИ​

Издание New York Post посчитало финал седьмого сезона весьма достойным и назвала сцену лучшим событием эпизода. Редактор газеты считает, что отношения между Джоном Сноу и Дейенерис Таргариен открывают простор для грядущих сюжетных перипетий.

По мнению автора портала Refinery29, финал получился эмоциональным. Редактор отметил, насколько находчиво авторы подали шокирующую для зрителя информацию.

Одна сцена точно останется в нашей памяти надолго: Джон Сноу и Дейенерис Таргариен занимались сексом, и в это же время Брандон Старк подтвердил, что они на сто процентов кровные родственники.

Мэдисон Медейрос, редактор Refinery29

Автор издания The Atlantic рассмотрела инцест в «Игре престолов» как художественный приём. Меган Гарбер уверена, что кровнородственные связи — неотъемлемая часть мира сериала, которая ставит перед зрителями не только этические вопросы, но и влияет на политическую ситуацию в «Игре престолов».

Инцест — это метафора того, что происходит с людьми, когда они замыкаются в себе, становятся неосмотрительными и мыслят ограниченно. Будто эффект Вестермарка (ситуация, при которой воспитывавшиеся вместе дети после взросления не могут испытывать друг к другу романтических чувств — DTF) наоборот. Это предупреждение о том, к чему может прийти мир, когда нарциссизм получает власть.

Меган Гарбер, редактор The Atlantic

Что говорят фанаты

Мнения фанатов относительно постельной сцены из финала седьмого сезона разделились. Некоторые посчитали, что авторы «Игры престолов» таким образом наделяют инцест положительным смыслом и чуть ли не пропагандируют его.

Первый сезон: фу, инцест! Седьмой сезон: опа, инцест! Как далеко мы зашли.
Наконец, найден ответ на вопрос, сколько сезонов понадобится, чтобы лишить инцест негативного подтекста. Семь сезонов.
Когда ты против инцеста между близнецами, но одобряешь кровосмешении между тётей и племянником.
Итак, «Игра престолов» научила меня, что инцест между близнецами — это плохо, а между тётей и племянником — вполне нормально.
«Игра престолов» учит нас тому, что единственная вещь, которая может победить инцест, — это инцест между более дальними родственниками.

Немало фанатов положительно отреагировали на сюжетный поворот и в целом не нашли в нём ничего оскорбительного.

Самый ожидаемый инцест.
Я никогда не поддерживала инцест, но теперь я с вами.
Серсея и Джейме — фу, инцест отвратителен. Джон и Дейенерис — то есть не так уж это и плохо.
Сцена была именно такой, какой я её и представляла.
Окружающие: «Серсея и Джейме родственники и отношения между ними — это плохо?» Я: «Да». Окружающие: «Но Джон и Дейенерис тоже родственники и это нормально?»

Что говорят психологи

Специалисты по психологии объяснили, почему любовные отношения между Джоном и Дейенерис стали для зрителей такой дилеммой.​

Есть вымысел, а есть реальность. «Игра престолов» — это вымысел во всех смыслах. Нет ничего плохого в том, что люди думают [об инцесте]. Запретные фантазии всегда будут приносить удовольствие: эти острые ощущения приятны, но мы понимаем, что это выдумка.

Майк Лусада, психосексуальный терапевт

Также психолог Майк Лусада отметил, что из-за внешнего и иногда внутреннего сходства, родственники, не знающие о своём кровном родстве, могут друг в друга влюбляться. Это связано с тем, что человек выбирает партнёра, похожего на него самого. Кроме того, подобная тяга может быть обусловлена скрытым желанием воссоединить неполную семью. Вступая в отношения с кровными родственниками, люди чувствуют, что принадлежат к полноценному семейству.

#играпрестолов

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться