Захудалый Бар

Перед начал хотелось бы сказать, что первый раз пишу на этом сайте, поэтому буду открыт для советов по поводу оформления, чтобы в следующий раз получилось лучше.

Трек, которым я вдохновлялся, я помещу после рассказа, так как по моей задумке, будет лучше, если прослушать его после прочтения.

В закладки

Безумно сильная и холодная метель вынудила меня зайти в бар по дороге домой, чтобы хотя бы немного согреться. В баре было совсем немного народу, три человека, если не считать группу музыкантов неподалёку. Я решил подсесть к бармену и завести разговор. Не успел я занять сиденье, как молодой и блондинистый бармен обратился ко мне очень тихим и спокойным голосом:

– Здравствуйте. Я думаю, вам нечего будет здесь делать, алкоголя нет, сегодня мы подаем только чай. – сказал он с очень доброй, но усталой улыбкой.

– Я не пьющий, так что для меня это не проблема. Зашел я сюда в основном погреться и пообщаться, чтобы скука не одолела, так что с радостью бы устроил чаепитие.

– Тебе уже вежливо сказали уйти. Так что я помогу с более грубым вариантом: Проваливай! – обратился ко мне сидящий рядом лысый мужчина лет сорока, который судя по рубашке с галстуком и плохой осанке явно не первый день работает в офисе.

– Я же просил, хотя бы сегодня, не груби каждому встречному. – нахмурившись обратился к нему молодой бармен.

– Какой-то особенный день? – спросил я

– С завтрашнего дня, этот бар перестанет существовать. Сегодня его последний день. Вот мы и «празднуем». – спокойно ответил парень.

– Не больно многу народу на проводы пришло – заметил я.

– Считай, что это вечеринка для своих, поэтому тебе здесь не рады. – снова съязвил мужчина.

– Лёня, прекрати! – немного повысил голос бармен.

– Да делайте что хотите, я все равно пришел ради последней песни – фыркнул мужик и, отвернувшись, отсел от нас ближе к музыкантам.

Бармен глубоко выдохнул, улыбнулся и обратился ко мне:

– Тебя то как звать посетитель?

– Даниил. — ответил я.

– Меня Николай, управляю этим захудалым местом, ну, пока что. — засмеявшись представился бармен.

– Заведение пришло в упадок и пришлось продавать его, черт пойми кому?

– Так точно. По правде сказать, я не очень-то жалую этот бар, так что пусть закрывается. Все равно надоело смотреть на пьяные лица. На вырученные деньги попробую открыть кафе или булочную.

– Давно ты тут управляешь?

– Как только закончил школу, год уже. Это был семейный бизнес. Самому бару 70 лет стукнуло недавно, он был создан еще моим дедом. – сделав небольшую паузу, предварительно допив кружку чая, он продолжил – Рано или поздно это место должно было закрыться, все что остается мне — это двигаться дальше.

В баре было очень тепло, особенно это чувствовалось в контрасте с тем ужасным бардаком который происходит на улице. Аромат мятного чая и тихая музыка добавляли комфортабельности этому месту.

– Уютно у вас тут, и музыка приятная. Я вот только одного не пойму, почему группа музыкантов играет для трех человек, в час ночи? Разве им не нужно играть в более популярных заведениях, а не в вымирающих. Прости, прозвучало грубо.

– Ничего. Дело в том, что они сами пришли. Сказали, что 15 лет назад в этом месте было их первое публичное выступление (мой отец позволил им выступать), поэтому, как только они услышали о закрытии бара, то сразу примчали сюда. Ну, а мне-то что, пусть играют, делают они это хорошо, и им видимо, самим в удовольствие, из-за ностальгии наверное…

Наступило тихое и теплое молчание. Мы сидели, пили горячий чай и наслаждались каждым звуком общей атмосферы бара. Чувствовалось все так, будто я нахожусь в теплой таверне из средневековых сказок. Но Николай решил прервать мой музыкальный транс:

– Знаешь, – начал он, рассматривая пустой прозрачный стакан в руках – Леня, на самом деле хороший человек, ты уж извини его за грубости, для него день закрытия наверное важнее чем даже для меня, и он бы не хотел, чтобы какой-то незнакомец все настроение испортил.

– Все хорошо, я понимаю.

– Лёня приходит всегда, когда позволяет время. Очень любит со мной болтать, правда, немного отвлекает от работы. Он часто грубит посетителям, которые хотят что-то заказать, говорит «портят чудесную беседу». Хотя беседой это сложно назвать, скорее его собственным монологом, могу поклясться, что я сказал тебе больше слов за эти 10 минут, чем ему за месяц! Я не жалуюсь, не пойми неправильно. Мне наоборот нравится, что он мне выговаривается, иногда даже кажется, что я его понимаю как никто другой.

После этого бармен протяжно вздохнул. Я понял, что нужно сменить тему разговора, все-таки не хотелось портить уют в баре разговорами о сложной человеческой душе:

– А это тоже частый посетитель? – я кивнул на старика, который сидел в углу бара.

– Он всегда приходит в понедельник днем, когда мало народу, и постоянно что-то рисует, мне говорили, что в молодости он был известным архитектором, а когда ушел на пенсию начал заниматься «бумажной архитектурой», только он не разговорчивый, постоянно бросает на меня злые косые взгляды, понятия не имею почему. – пояснил Николай

– Любопытно. Тогда, позволь мне оставить тебя на время и попробовать разговорить одинокого старца.

Николай с улыбкой кивнул, и я отошел от барной стойки.

Я подсел прямо напротив старика, и уловил на себе его взгляд. Своими глазами он напоминал орла, этому также способствовали густые брови и длинный нос. Я даже немного испугался, казалось будто прямо сейчас он наброситься на меня, используя весь свой, нажитый возрастом, словарный запас просто за то, что я сел рядом.

– Тебе чего? – злобно спросил он

– Поговорить. Вы меня очень заинтересовали. Это правда, что вы занимаетесь «бумажной архитектурой»? Всегда хотел посмотреть на эти невообразимые чертежи вживую.

– Правда, но зарисовок у меня с собой нет. – немного раздраженно ответил Алексей Петрович.

– Какая жалость. Послушайте, тогда расскажите по какой причине вы здесь находитесь. Все остальные как-то связаны с этим местом и пришли навестить бар в его последний день. Интересно что связывает вас, или вы тоже тут мимоходом, как и я?

– Ты слишком любопытный. – нервозно сказал мне старик.

– Прошу скажите, я же чувствую, как для вас важно это место, может быть даже больше, чем для его владель…

– Вот именно! – прервал меня старик – Я ходил в этот бар еще с момента открытия, а с его первым владельцем мы за одной партой сидели. Серёга так заботился об этом месте, улучшал его с каждым годом, даже появились постоянные клиенты. Но Серёга слег, и баром начал заведовать его сын, то есть отец вот этого недомерка. – он кинул злобный взгляд на бармена. – Мне не нравилось, как он управлял этим местом, все постоянные клиенты разбежались, и сам бар стал выглядеть хуже, больше походил на какую-то рюмочную.

Выпив с дрожащими руками стакан воды, он продолжил:

– Но он хотя бы поддерживал жизнь в этом месте, еще можно было спасти и продолжать развивать бар. Но нет, передал бразды правления своему сынку, а тот развалил это место за год. Черт, он бы хоть постарался найти себе достойную замену, а не просто продать бар кому попало. – после небольшой паузы, он, отдышавшись, сказал– Молодец, на больное надавил, разговорил меня, доволен надеюсь?

– Простите, не знал, что у вас с этим баром такая богатая история.

– Забудь. Это уже неважно. Я погорячился. Никитка то неплохой парень, хочу, чтобы ты это знал. Я уже не молодой, я лучше всех здесь знаю, что что-то создается и что-то разрушается. Но все равно обидно, надеюсь хоть деньги с продажи не пойдут впустую. В любом случае, это уже не имеет значения. Давай закончим разговор и просто помолчим. Я хочу послушать их последнюю песню.

Я возражать не стал. После этих слов, он устремил свой взгляд на музыкантов, которые готовились к последнему аккорду. Заиграла последняя мелодия, и, видно, что всем на душе стало легче: Николаю, Лёне, даже озлобленному Алексею Петровичу, и мне почему-то тоже…

Казалось, будто завтрашний день точно будет лучше сегодняшнего, будто, если бы жизнь состояла из взлетов и падений, то завтра точно будет взлёт.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Александр Шельмин", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u043e\u04322"], "comments": 2, "likes": 2, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 102300, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 11 Feb 2020 19:37:05 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 102300, "author_id": 211845, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/102300\/get","add":"\/comments\/102300\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/102300"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
2 комментария
Популярные
По порядку
0

Практически везде одна и та же пунктуационная ошибка: после прямой речи стоит точка, потом тире, потом начинается предложение с маленькой буквы. Это не правильно. Комментарий автора это продолжение прямой речи. Поэтому должно быть так:
– Прямая речь, – комментарий автора с маленькой буквы.

Точка ставится в одном единственном случае, когда комментарий не связан с тем, что было в прямой речи. 
Простите, не знал, что у вас с этим баром такая богатая история.

Честно, фразы в двух абзаца вообще никак не раскрывает историю старика и этого бара. Лишь то, что он знал владельцев. 
Что такое "бумажная архитектура"? Может вы это знаете, может я это знаю, может кто-то другой это знает, но не все. Нужно небольшое пояснение, одно предложение, пара слов. 

Ответить
1

Спасибо за исправление. Учту на будущее. В скором времени дополню и исправлю рассказ.

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ] { "token": "eyJhbGciOiJIUzI1NiIsInR5cCI6IkpXVCJ9.eyJwcm9qZWN0SWQiOiI1ZTRmZjUyNjYyOGE2Yzc4NDQxNWY0ZGMiLCJpYXQiOjE1ODI1MzY0Nzd9.BFsYFBgalfu_3oH9Fj-oBhiEgVx976VQfprRahAELFQ", "release": "b62dd097" }
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }