Игры Евгений Лисовский
9 848

The Occupation — политический триллер не о политике

А о стремлении контролировать информацию.

В закладки
Аудио

The Occupation открывается следующей сценой: заплаканная женщина и усталый мужчина спорят, что важнее для страны — свобода или стабильность. Женщина утверждает, что нарушение личных границ недопустимо, мужчина же, что это разумная цена за безопасность.

Почти не остаётся сомнений, что к концу сюжета игрока усадят между ними и предложат выбирать. Такой «рубильник» в 2019 году — пошлость. Однако у авторов игры есть шесть часов на то, чтобы убедить игрока: не всё так однозначно.

В тексте присутствуют некоторые спойлеры, но они не испортят впечатление от прохождения.

Make England Great Again

Действие The Occupation происходит в альтернативный версии Британии 1987 года. Политическая ситуация напряжённая — правительство разрабатывает законопроект «Акт объединения», который призван усилить контроль над жизнями граждан и решить проблему иммигрантов массовыми депортациями. Всё для пресловутой стабильности.

Ситуацию усугубляет теракт в здании «Боуман-Карсон Груп», компании, которая разрабатывает для правительства систему слежки «Силуэт». Взрыв убил 23 человека, а на скамье подсудимых оказался технический директор компании Алекс Дюбуа, чью семью как раз готовили к депортации.

«Акт объединения» — конечно же отсылка к «Патриотическому акту», федеральному закону, который был принят в США после 11 сентября 2001 года с целью расширения полномочий спецслужб. Это не единственная политическая аллюзия в The Occupation: ситуация с мигрантами отсылает к «Брекзиту», а захваченные частными компаниями общественные здания, в которых предстоит побывать игроку, — это намёк на политику приватизации Маргарет Тэтчер.

Казалось бы, мир The Occupation находится в шаге от того, чтобы превратиться в оруэлловскую антиутопию. Однако авторы игры не спешат сгущать краски. Никакого Большого Брата в игре нет — лишь кучка управленцев, которые выполняют каждый свою задачу, пусть и с перегибами. В конце концов, за «Акт объединения» ещё должны проголосовать люди, которые не спешат соглашаться с правительством и пикетируют здания «Боуман-Карсон».

Игрок же в роли репортёра Харви Миллера расследует взрыв спустя полгода после теракта. По имеющейся информации, Алекс Дюбуа вообще отсутствовал в здании в тот день. Впрочем, кто в действительности уничтожил половину штаб-квартиры «Боуман-Карсон» и каковы мотивы взрывателя становится известно уже в самом начале игры. Осталось лишь разузнать детали произошедшего.

Профессия — репортёр

Миллер приходит в «Боуман-Карсон» ради парочки интервью с коллегами Дюбуа. За день до этого с ним связывается таинственный информатор, который сообщает, что в штаб-квартире есть много информации касательно как теракта, так и «Акта Объединения». Журналисту предстоит провести своё расследование, даже если ради этого придётся стащить ключ-карту или подсмотреть, как сотрудник набирает код от двери.

Вентиляционные пути выглядят слишком обжито, и это не случайность

Формально в The Occupation есть возможность не делать ничего. Интервью можно дождаться сидя в кресле или гуляя по галереям с живописью. Но игра буквально кричит о том, что вот сейчас мы пойдём и разоблачим нечестивое правительство. Миллеру периодически звонит редактор с подсказками о том, куда бы сунуть нос, а сам журналист под тревожную музыку жадно записывает каждую крупицу информации в свой блокнот.

Из превью двухлетней давности можно понять, что The Occupation планировалась куда более масштабной игрой: можно было вести дипломатические беседы со встречными NPC или устроить саботаж в духе анархиста. Однако в окончательном варианте остался только грязный способ «по-стелсу».

Самое страшное в этой ситуации то, что из-за бага ИИ может замереть на месте навсегда

Уровни, на которые поделена игра, только кажутся небольшими. На самом деле локации сложные и витиеватые — в каждое важное место можно попасть как минимум двумя способами. У игрока нет чёткой цели, лишь туманные подсказки, так что поначалу придётся действовать на ощупь: обыскивать каждую комнату и «прокликивать» все попавшиеся предметы в надежде найти что-нибудь.

Однако напасть на след — это только первый шаг. The Occupation не даёт поблажек, когда дело касается деталей. На каждом из трёх уровней находятся десятки кодов от дверей, сейфов, компьютеров. Миллер записывает их в досье, но легче от этого не становится — лучше иметь наготове свой собственный блокнотик. Чтобы проработать некоторые зацепки, придётся записывать данные на дискеты, копировать документы на принтерах, отправлять факсы, а любая из этих операций происходит мучительно долго — всё же на дворе 87 год.

Ожидание, пока компьютер выполнит операцию — почти что одна из механик игры

Время — главный и единственный ресурс в игре. Если охранник заметит вас, то не начнёт драку и не откроет огонь, как в шпионских боевиках, а лишь отведёт к своему начальнику, который прочитает вам лекцию. Всё, что вы потеряете — время. Однако умышленно или специально разработчики оставили в игре серьёзный эксплоит: автосохранения происходят только между уровнями. Так что каждую локацию можно перезапускать столько раз, сколько нужно для удачного расследования.

Иллюзия выбора

В конечном счёте не важно, найдете вы все зацепки или вообще ни одной. Игра никак не наказывает за бездействие: на концовку влияет только предфинальный уровень. Но сопротивление любопытству бесполезно. Создатели подначивают игрока ползать по вентиляциям, читать чужие переписки, собирать ключ-карточки. В целом игровой процесс The Occupation можно назвать одним словом — шпионаж.

В этом и заключается главная уловка: чтобы обличить правительство, которое шпионит за гражданами, игроку придётся действовать такими же методами. Авторы сознательно создают этот людо-нарративный диссонанс, чтобы игрок в один момент обернулся и задумался, правильно ли он поступает.

Такие «ворота» не только требуют ключ-карточку определённого цвета, но еще и уничтожают данные на дискете, если вы несете её с собой

Внутри «Боуман-Карсон» не выглядит как «корпорация зла». Немногочисленные сотрудники мирно занимаются своими делами, а вечером собираются у мемориала в саду, чтобы почтить память погибших полгода назад коллег. Простоватый охранник Стив бродит по комплексу, вслух мечтая о карьере актёра, а директор метацентра дремлет в своём кабинете, в тревожном сне разбалтывая собственные секреты. Один лишь игрок в роли Миллера тайно крадётся между стенами и методично собирает информацию, чтобы потом обрушить на собеседников найденный полчаса назад компромат.

Но где все те люди, за свободу которых Миллер сражается? В кадре они почти не появляются, зато их деструктивное влияние чувствуется повсюду. На входе в «Боуман-Карсон» охранник вежливо спрашивает журналиста, не пострадал ли он от толпы пикетёров. Чуть позже в окно здания прилетает камень, обёрнутый в записку с угрозами. Ближе к концу игрока выпускают в город — тот изувечен бунтом.

В The Occupation куча музыки, которую можно слушать, заряжая виниловую пластинку в проигрыватель

Казалось бы, в этот момент в голове у Миллера должна хотя бы промелькнуть мысль: на чьей же он стороне? Однако этого не происходит — ведомый своим информатором, он идёт в самое высокое здание, чтобы победить злодея. Игра уже не даёт выбора действовать или бездействовать — остаётся только идти вперед. Таким образом в The Occupation внезапно разворачивается конфликт из Spec Ops: The Line, когда главный герой оказывается именно тем, против кого он воевал.

Миллер превращается в политически заряженную ракету, которая летит туда, куда укажет оператор. В конце концов, в чём его отличие от программы «Силуэт», которая создана для того, чтобы шпионить за людьми? Журналист точно так же по крупицам собирает информацию, чтобы потом превратить её в оружие, которое способно решить судьбу страны — точно так же, как его оппоненты.

Поэтому, когда игрок оказывается за столом с «рубильником», предстоящее решение уже не имеет большого смысла. В The Occupation нет «идеальной» концовки: чью сторону не занимай, всё равно будут жертвы.

Важно скорее то, оказался Миллер в этой комнате по собственной воле или его использовали? Действительно ли его интересовала правда или он просто хотел залезть в чужие тайны? Игра не обескураживает финальным твистом, который переворачивает всю историю с ног на голову, а скорее предлагает осмыслить предыдущий опыт.

Часто The Occupation ощущается сломанной: в игре куча багов, неудобное управление, чудовищная локализация. Во многих местах видны остатки вырезанного контента — разработчики явно не воплотили все свои задумки. Однако им удалось показать, что за политическими лозунгами стоят обычные люди, а стремление к свободе может нарушать свободу других.

#theoccupation #лонг #мнения

{ "author_name": "Евгений Лисовский", "author_type": "self", "tags": ["long","\u043b\u043e\u043d\u0433","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","theoccupation"], "comments": 13, "likes": 84, "favorites": 78, "is_advertisement": false, "subsite_label": "games", "id": 43374, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 20 Mar 2019 13:43:00 +0300" }
{ "id": 43374, "author_id": 37129, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/43374\/get","add":"\/comments\/43374\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/43374"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64953, "last_count_and_date": null }

13 комментариев 13 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
6

Когда увидел в стиме, подумал, что сделали морализаторство с чёрно-белым конфликтом. Рад, что ошибся, надо будет купить.

Ответить
2

да, я люблю деус экс. но точно не за дотошность- говношность и поиске "лорных" сообщений, в которых нонейм которого не существует в игре рассказывает другому, как сегодня посрал

Ответить
1

я пропустил вторую большую миссию (да если попасться охранникам два раза они выставят вас вон и случится таймскип до след. главы), но прям лишней информации не нашел. Почти все записки, кроме того что раскрывают персонажей так же содержат важную информацию или намеки, например что один из персонажей хранит пароль от своего ПК на "своем столе"

Ответить
1

Одобряю! Игра хоть и сломанная, но хорошая 🙂

Ответить
1

Игра ещё отлично написана и отыграна. Слушать монологи Скарлетт между миссиями - одно удовольствие.

Ответить
1

Статья интересная, большое спасибо.

Ситуацию усугубляет теракт в здании «Боуман-Карсон Груп», компании, которая разрабатывает для правительства систему слежки «Силуэт». Взрыв убил 23 человека, а на скамье подсудимых оказался технический директор компании Алекс Дюбуа, чью семью как раз готовили к депортации.

А это глупый сюжет. Депортируешь такого, и любая вражеская разведка обрадуется такому подарку.

Ответить
0

А о стремлении контролировать информацию.

Ground control to major Tom!

Ответить
0

"автосохранения происходят только между уровнями. Так что каждую локацию можно перезапускать столько раз, сколько нужно для удачного расследования." Или понадеяться что после начала интервью игра тебя сохранила и выйти, потеряв час игры (не сказать что за этот час я хоть что-то интересное нарыл и след. прохождение получилось более качественным поэтому почти не в обиде, но необходимость иметь запас в час-полтора чтоб сесть за игру напрягает)

Есть идеи у кого-нибудь что случилось с переводом? Как все вышло настолько плохо-то? Это я молчу о баге смещавшим интерфейс относительно объектов в игре (характерный только для ру версии баг быстро поправили)

Ответить
0

Перевод в игре сносный, но слишком много багов локализации. Множество фрагментов текста просто местами попутали, другие вообще не перевели.

Ответить
0

ну да, я это и имел ввиду. В титрах значится по одному человеку в локализаторах, для каждого языка, может в этом причина. Интересно, тогда такой ахтунг и в других локализациях происходит))

Ответить
0

Игра в принципе моментами странно работала. Играл в день в день релиза, видел что пару раз патчилась. Все так же не очень?
Хотя я вроде без перевода играл.
Сам геймплей странный тоже. Типа заходишь в здание на встречу пораньше и начинаешь лазить по вентиляции в разные кабинеты, вместо того чтобы кофе попить :D
Так ещё и разные персонажи на твоё присутствие по разному реагируют.
Охранник просит выйти, а уборщик на похеру чилит и приветливое обращается, пока ты пытаешься прошаркать тысячу коробок в кабинете.

Ответить
0

Тут можно строить крымский мост?

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Гейб Ньюэлл наконец-то анонсировал то,
чего все так долго ждали
Подписаться на push-уведомления